Работа для бывших заключенных: путь к честной жизни лежит через татуировки

Мексиканское социальное предприятие Prison Art нанимает на работу людей, сидящих в тюрьме, и использует сугубо тюремные формы искусства. Но сумки, кошельки и пояса с татуировками не главная продукция Prison Art. Ее создатель Хорхе Куэто-Фельгуэросо уверен, что самое важное — это самооценка бывших заключенных и их способность начать жизнь заново.

Мексиканец Хорхе Куэто-Фельгуэросо (Jorge Cueto-Felgueroso) —представитель довольно редкой и очень востребованной профессии. Он актуарий. Так называют специалистов в области математической статистики и теории вероятностей. Эти люди неоценимы для страховых компаний, пенсионных фондов, нередко их нанимают на работу правительства и прочие властные структуры. Сеньор Куэто-Фельгуэросо предпочел открыть собственный бизнес. Дела шли прекрасно, заказчики были солидны, постоянны и многочисленны. Но однажды что-то пошло не так. В расчеты вкралась ошибка, страховая компания заподозрила, что математика подкупили ее клиенты, желающие получить огромную сумму компенсации, и обвинила Куэто-Фельгуэросо в подлоге и мошенничестве.

Формула успеха: оглядись и делай!

Система сурова и неспешна. Обвиняемые ждут здесь суда в обычных тюрьмах, как правило, переполненных. Ждут подолгу, сидя в камерах вместе с преступниками.

Хорхе попал в одну из самых страшных тюрем Мехико. Расположенная на окраине Мехико, Пуэнте-Гранде славится своим строжайшим — даже для этой страны — режимом. Сюда сажают самых отпетых преступников.

Проштрафившемуся математику провести здесь предстояло почти год. Если бы он знал об этом сразу, возможно бы, сломался. А так, размышляя на нарах, выработал стратегию выживания. В любом несчастье — большом или малом — есть только два способа поведения. Первый — закрыться и впасть в депрессию. Второй — начать что-то делать, неважно что, лишь бы делать. «В самых жутких обстоятельствах ты всегда сумеешь отыскать свою формулу успеха», – уверен он.

Оказавшись в тюрьме, он выбрал второй путь и занялся самым насущным в этих местах делом — поиском способа остаться в живых.

Прежде чем начать что-то делать, нужно было хорошенько оглядеться. Хорхе поразило обилие, разнообразие и масштабность татуировок на телах его новых товарищей. Когда он узнал, что даже чернила для них местного, тюремного производства, удивлению его не было предела. Об инструментах и говорить нечего: что стоит бывалому зеку соорудить иглу для татуировки. Да, здешние обитатели знали, как с толком провести время за решеткой. Эту бы энергию — да в мирных целях!

И тогда у Куэто-Фельгуэросо — а ведь он не только математик, но и бизнесмен — родилась идея: что если попробовать делать татуировки не на живых людях, а на кожаных изделиях? Столь же яркие, необычные — это должно смотреться очень красиво. 

Хорхе попросил передать ему с воли пару сумок и бумажников и предложил тюремных татуировщиков сделать им тату — за деньги, конечно. Те удивились, но заказ выполнили. Получилось неплохо, он повторил свой опыт, заказав в этот раз побольше «сырья».

Спустя 11 месяцев наконец состоялся суд. Сеньора Куэто-Фельгуэросо признали невиновным.

Из сокамерников в попутчики

Он решил не возвращаться к прежней профессии — да и смысла не было. Кто бы нанял актуария, когда-то заподозренного в мошенничестве? Надо было искать что-то новое. Ему предстояло пройти той же дорогой, что и любому бывшему заключенному, решившему вступить на путь истинный. Возвращаясь обратно в общество добропорядочных граждан, Хорхе решил, что не станет делать это в гордом одиночестве. Он поможет другим экс-зекам сделать то же самое.

К тому времени в арсенале Хорхе было уже 650 различных кожаных предметов с татуировками — сумки, бумажники, кошельки, пояса. С этого запаса и началось социальное предприятие Prison Art, которое Куэто-Фельгуэросо основал в 2013 году. Сегодня эта организация предоставляет работу и обучение 200 мексиканским заключенным — как внутри тюрьмы, так и за ее пределами. Освободившиеся часто идут работать на маленькую фабрику рядом с тюрьмой, где производятся «татуированные» футболки.

Всего фирма продает в месяц в среднем 600 предметов ценой до 390 долларов. У нее 11 магазинов, один из которых располагается в одном из роскошнейших отелей исторического центра Мехико. А через  интернет продукция Prison Art распространяется по всему миру. 

Использование труда людей, отбывающих наказание, — обычное дело в Мексике, где сидит четверть миллиона человек. Только работа обычно бывает низкоквалифицированной и низкооплачиваемой. Этот фактор все более влияет на покупательское поведение: сознательные потребители отказываются покупать произведенные за решеткой половые тряпки или тапочки, чтобы не поощрять эксплуатацию человека человеком.  Неудивительно, что ссети супермаркетов постепенно исключают подобные товары из своего ассортимента.

Сумки — всего лишь побочный продукт самоуважения

Но Prison Art — совсем другая история. Владельца этого предприятия никто не обвинит в эксплуатации. Узники, участвующие в этой программе, могут зарабатывать от 350 до 1000 долларов в месяц. Для сравнения: тюремный надзиратель получает в среднем 450 долларов. 

Вначале половину заработной платы сотрудников социальное предприятие отправляло их ближайшим родственникам, чтобы восстановить семейные связи, а также просто финансово помочь женам и детям, оставшимся без непутевого кормильца. Но так дело не пошло: заключенные — люди свободолюбивые. Теперь деньги выдаются им на руки (за исключением той части, что тратится на оплату их пребывания в тюрьме). Отсылать или нет деньги семье — их собственный выбор. По крайней мере, теперь они не имеют возможности их клянчить или требовать.

Но деньги не главная цель Prison Art. Самое важное — повысить самооценку заключенных, снабдив их котируемыми на рынке навыками. Деньги — на втором месте. «Сумки и кошельки, которые мы выпускаем, — побочный продукт всего процесса, – говорит Хорхе. – Самое важное, что мы предлагаем заключенным, — реабилитация и реинтеграция в общество».

Автор: Екатерина Савостьянова

Дата публикации: 22 декабря 2016

#зарубежный опыт

 906   21  
Вам может быть интересно