Руки-ноги на заказ или концептуальное протезирование

Софи де Оливейра Барата — всемирно известный дизайнер. Сфера ее деятельности не одежда, не интерьер, а протезы. Проект дизайнера Alternative Limb коренным образом меняет отношение к протезированию и к инвалидности в целом.

В самом обычном здании на самой обычной улице в самом обычном районе северного Лондона есть жуткая комната. На стеллажах здесь лежат десятки человеческих рук и ног, а на стенах висят пилы, дрели и молотки. В прозрачном холодильнике — что-то, подозрительно напоминающее человеческую плоть, а в застекленном шкафу — сомнений быть не может! — верхняя часть тела женщины. Что это — логово маньяка?! Нет, всего лишь студия дизайнера Софи де Оливейры Бараты. В этом страшновато выглядящем месте рождается настоящая красота.

Формула номер один. От фотомодели

Софи — создатель Alternative Limb Project. Русский перевод названия проекта звучит весьма неуклюже и даже комично: «альтернативные конечности», но суть передает точно. В своей лондонской студии де Оливейра Барата делает на заказ части тел для взыскательных клиентов: конечности, инкрустированные драгоценными камнями, снабженные маленькими динамиками, дверками, выдвижными ящичками, камерами, лазерами или просто нарисованными драконами. В общем, ясно, что Софи не самый обычный протезист.

По словам художницы, она создает все эти невероятные предметы для того, чтобы «вдохновить людей на позитивный и прямой диалог о том, что представляет собой наше тело, каким разным и прекрасным оно может быть, каким образом может меняться и развиваться».

Творения де Оливейры Бараты известны по всему миру. Самые знаменитые — бионическая рука из металла Metal Gear Solid и черная нога-шип Виктории Модесты.

Впрочем, все проекты Софи и Виктории (урожденной Москаловой) обретают славу. Всего у модели и певицы с ампутированной ногой восемь разных протезов — включая инкрустированную кристаллами Сваровски ногу, которую она продемонстрировала во время лондонской Паралимпиады 2012 года. Виктория, которой удалили ногу в возрасте 19 лет, говорит, что с новой конечностью от Софи сразу «ощутила себя мутантом — в хорошем смысле этого слова». Но главное, что дает ей это сотрудничество, — осознание собственной уникальности. Модеста говорит, что никогда даже не помышляла о том, чтобы протез стал точной копией живой человеческой конечности. Нет, ей было нужно что-то гораздо лучше: «что-то, что станет идеальным дополнением к моей личности и творчеству». Виктория формулирует концепцию нового подхода к протезированию: «Это не конец чего-то, это начало. Способ превзойти самого себя, продолжить себя с помощью искусства и новейших технологий».

Формула номер два. От маленькой девочки и свинки Пеппы 

В мастерской Софи сверкает стразами новая нога. «Это совсем ранний кусочек концепта», – бросает она на ходу и снимает нейлоновое покрывало с более зрелого образца: ноги, украшенной драконами, снабженной потайными дверцами. А вот рука, в которую встроен нож швейцарского офицера и еще несколько инструментов, необходимых для настоящего мужчины.

На стене висит палитра художницы: кольца человеческой кожи. На самом деле они, конечно, резиновые, в ее распоряжении 94 оттенка! «Все равно мало, – сетует Софи, – приходится всякий раз мудрить, подбирая нужный цвет для каждого клиента». Лишнее доказательство того факта, что все мы уникальны.

Уникальна и профессия Софи. Каким образом люди становятся протезистами? Явно это не та работа, о которой мечтают с детства. Софи и не мечтала. Как и большинство нормальных детей, ее привлекало кино. Она была мастером по спецэффектам, училась делать искусственные руки-ноги для кино- и телестудий. Вершиной ее кинокарьеры стала голова, которая взрывалась в одном португальском фильме, а потом ей стало скучно. В течение восьми лет де Оливейра Барата оттачивала свои профессиональные навыки, чтобы создавать как можно более натуральные искусственные части тела. Она достигла совершенства, но что дальше? Она же художник, а воображение у по-настоящему творческого человека работает всегда — или он перестает быть таковым. Софи — человек творческий, и потому она смело шагнула за пределы реальности. Сначала стала делать то, что называет сегодня всякими смешными штуковинами. «Мне показалось, – вспоминает дизайнер, – что было бы неплохо совместить воображение и мое умение творить очень реалистично. И что-то мне подсказывало, что есть на свете люди, которым результат будет гораздо интереснее, чем скучная копия обычного человеческого тела». Так 10 лет назад Софи начала заниматься протезами.

Именно тогда случилось несчастье: одна двухлетняя девочка попала под автобус. Она выжила, но потеряла ногу. Именно для нее Софи сотворила первый протез — произведение искусства. Девочка оказалась идеальным клиентом. Она не была капризной, она была художником в душе. Эту малютку не устраивала просто искусственная ножка. Ей хотелось чего-то смешного и веселого, чего-то мультяшного, чего-то, чего нет ни у кого. Удивительно, но двухлетняя девочка вложила немалую лепту в концепцию альтернативного протезирования. На первом протезе дизайнер нарисовала для нее персонажей «Свинки Пеппы» и мороженое. Она росла, и каждый год Софи делала для нее новую ножку. Вместе они придумывали что-нибудь новенькое и интересное, и мрачное событие — визит к протезисту — превращался в настоящий праздник. Да, имя у той девочки замечательное: Полианна Хоуп. Полианна, как мы помним, — героиня книги, которая обладает безудержным оптимизмом. А hope — это просто «надежда». Начало проекту «альтернативных конечностей» было положено.

Формула номер три. От биолога-геймера

Самый масштабный проект в рамках Alternative Limb Project — Phantom Limb, «фантомная конечность». Над ним несколько месяцев трудилась команда из 12 специалистов разных направлений. Плодом сотрудничества с ведущим производителем компьютерных игр Konami стала, пожалуй, самая необычная и мощная в мире рука.

Началось все с того, что молодой британец Джеймс Янг потерял руку в железнодорожной катастрофе. Биолог по образованию и геймер по призванию, он не был бы собой, если б захотел обзавестись скучной конечностью телесного цвета, призванной максимально скрыть то, что принято считать увечьем. Нет, Джеймс расценил случившееся как небывалую возможность самому перевоплотиться в персонажа видеоигры — со всеми уникальными способностями, которыми те, как правило, обладают. Он выбрал главного героя знаменитой игры Metal Gear Solid Konami — Снейка.

Этот протез представляет собой напечатанную на 3D-принтере руку, которая получает сигналы от электродов, отвечая на желания тела совершить разные жесты. Он нашпигован невероятным количеством высокотехнологичной начинки, наделяющей мистера Янга поистине сверхчеловеческими способностями. Перечислим лишь некоторые: видеокамера, огоньки, мерцающие в такт биению сердца, USB-порт,  Bluetooth, фонарик, лазер, дисплей, соединенный с телефоном Джеймса. В плече, помимо всего прочего, разместился квадрокоптер, с помощью которого Янг может «летать»: он контролирует его полет и видит все происходящее на особом экране.

Но зачем ему все это? Однажды он прочел в интернете фразу, которая долго не выходила у него из головы. Человек, у которого был протез написал: «Я часто хочу отстегнуть свою руку, оставить ее в комнате и уйти. Хочу, чтобы люди узнавали ее, знали, что она принадлежит мне. Она часть меня, часть моей личности, и это очень важно». Ему очень понравилась идея. «Как биолог я знаю, что по отдельной части нашего тела нас  можно узнать, потому что каждая из них несет в себе уникальную ДНК, – говорит Янг. – Так почему бы не добавить этот личностный отпечаток искусственным конечностям?»

Формула номер четыре. От клиента

История, когда у клиента появляется идея уникального протеза и он идет в Alternative Limb, повторяется часто — в разных вариациях. Вот одна из них.

«Женщина дала мне эскиз дизайна своей будущей конечности. Там были портреты ее бабушки с дедушкой, а еще… акулы, которых она хотела видеть в качестве татуировки на протезе». Акулы там появились не случайно. От рождения у той женщины на ногах были некрасивые отметины, напоминающие шрамы. Объяснять постоянно, что это за состояние, как часто оно встречается и т.п., было долго, неприятно и скучно. В конце концов она стала всем говорить, что это следы от укуса акулы. Люди перестали докучать, а жизнь стала веселее.

Очень многие сначала просят сделать им как можно более реалистичный протез, но со временем дозревают до мысли, что иметь нечто необычное гораздо интереснее. «Как-то ко мне приходила женщина, которая всем тут восхищалась, а потом сказала: «Круто, но не для меня», – вспоминает дизайнер. – Спустя год она попросила у меня протез, оснащенный лазером».

Бывший военный Райан Сири, потерявший левую руку и левую ногу во время взрыва в Афганистане в 2009 году, хотел, чтобы его протез ноги был одновременно и на 100% натуральным, и фантастическим, ни на что не похожим. Невыполнимая задача? Только не для Софи де Оливейры Бараты. Она сотворила ступню, которую невозможно отличить от настоящей даже при самом пристальном рассмотрении. Постепенно та переходит в металлическую конструкцию. Райану нравится.

Кира Рош, обладательница фарфоровой ножки, украшенной цветами, решилась на такой «аксессуар» после того, как столкнулась с рядом непреодолимых физических проблем. «Я осознала, что мое позитивное отношение к моим способностям может и должно перерасти в позитивное отношение к моей внешности», – объясняет она.
«Очень здорово сформулировал нашу концепцию один молодой парень, – говорит Софи. – Я хочу дать людям нечто, на что они будут смотреть с удовольствием». В любом случае, мы (большинство из нас) придерживаемся этого принципа в одежде. По крайней мере, мы пытаемся сделать так, чтобы костюм являлся отражением нашего внутреннего мира или настроения. Протез —  это не просто одежда, это продолжение самого человека. «Почему же не наделить личными чертами этот важнейший предмет, почему не превратить его в средство массированной невербальной коммуникации с людьми, способ заявить о себе миру? С помощью этих протезов можно рассказать о том, как чувствует себя человек в новом теле».

Формула номер пять. От дизайнера

Созданию каждого протеза предшествует долгий процесс дискуссий, консультаций и обсуждения идей, которые то и дело рождаются в этой диковинной мастерской.

Софи использует идеи из социальной сети Pinterest, чтобы подобрать цвета, текстуры и формы, чтобы они понравились клиенту. Заказчик может выбирать любой внешний вид, материал, технику производства, но есть, конечно, и предел, за который фантазии простираться не могут. «Существует треугольник: удобство, функциональность, красота, – объясняет дизайнер. – Если вы слишком переусердствуете в одном направлении, другие неизбежно пострадают».

Цены на альтернативные конечности немалые — что понятно. Самая бюджетная стоит 6 тысяч фунтов стерлингов, самая дорогая — Phantom Limb — 28 тысяч. Конечно, далеко не каждому по карману такой «аксессуар», но одному из заказчиков удалось убедить свою страховую компанию покрыть затраты на протез от Alternative Limb Project, хотя те, как правило, компенсируют расходы лишь на стандартные изделия. Софи верит, что со временем эта практика станет обычной, ведь интерес к штучным протезам будет только расти. «Люди уже приходят в NHS (Система бесплатного здравоохранения в Великобритании. – Прим. Е.С.) и просят установить им не ламинированный протез телесного цвета, а что-нибудь поинтереснее». 

У нее много планов на будущее и огромное количество идей, которые надо воплотить в жизнь. Поступают они от самих клиентов и становятся все более фантастическими. Одна женщина, например, хочет прикрепить к обеим рукам («живой» и искусственной) еще одну пару, чтобы стать четырехрукой. Де Оливейра Барата еще не решила, браться ли ей за этот заказ. Сейчас ей приходится выбирать клиентов, ведь изготовление авторских протезов — дело небыстрое, а на своем поле она пока практически единственный заметный игрок. 
«То, что я делаю, не столько касается физического функционирования, сколько является формой самовыражения. Надо просто играть, творить — и не бояться этого, – говорит Софи. – Наверное, 99% ампутантов, с которыми я знакома, хотели бы иметь конечность уникальную. Ведь мы думаем о протезах скорее как о предметах одежды или обуви, чем о «техническом средстве реабилитации». В наших изделиях каждый может обрести свой неповторимый стиль».

Подготовила Екатерина Савостьянова

Источник: mashable.com

Дата публикации: 18 августа 2016

#великобритания #зарубежный опыт

 558   116  
Вам может быть интересно