Сертификация социального бизнеса: американская модель против британской

Социальное предпринимательство получило широкое распространение в России и в мире. В ряде стран социальный бизнес, работая в партнерстве с государством и обществом, получает различные преференции, включая налоговые. Поскольку большинство социальных предприятий работают на низкомаржинальном рынке, такой подход считается оправданным, но, как показывает практика, несет и определенные риски. Появляется очевидный соблазн получения статуса социального предприятия исключительно ради материальных благ, в связи с чем становится актуальным, во-первых, определение четких критериев того, какой бизнес считать социальным, во-вторых, установление некой общепризнанной процедуры присвоения статуса социального предприятия, то есть сертификации.

В разных странах эти задачи решаются сегодня по-разному: появляются государственные и негосударственные институции, претендующие на роль сертифицирующего органа. Зачастую они конкурируют друг с другом. Сегодня мы хотели бы сравнить американский и английский опыт в этой сфере и выделить наиболее удачные решения, которые могли бы быть использованы и в нашей стране.

«Не прибыли ради…»: правовые формы социальных предприятий в США и Великобритании

В зоне англо-саксонского права, в частности в США и Великобритании, для социальных предприятий созданы специальные организационно-правовые формы: североамериканская Low-Profit Limited Liability Company (L3C) — «компания с ограниченной ответственностью и низкой прибылью» и английская Community Interest Company (CIC) — «компания, действующая в интересах общества». Обе эти формы предусматривают, что в уставе должна быть четко сформулирована социальная миссия создаваемого предприятия, а также черным по белому указано, что прибыль не является целью функционирования данной организации. Это делается для защиты от претензий акционеров в отношении дивидендов.

В США законом предписано фондам проектных инвестиций не менее 5% активов направлять на социальные цели. При этом проектные инвесторы могут выбирать: давать деньги в виде грантов для НКО либо инвестировать их в социальные предприятия, зарегистрированные как Low-Profit Limited Liability Company, что дает значительные преимущества данной организационно-правовой формы. Фондам выгоднее направлять деньги социальному бизнесу, поскольку это, в отличие от передачи грантов НКО, может увеличить стоимость их активов, поэтому американским социальным предприятиям, зарегистрированным как L3C, достаточно легко привлекать инвестиции для развития.

В Великобритании — своя специфика: Community Interest Company пользуются рядом налоговых льгот и могут получать на особых условиях муниципальное имущество, но в случае банкротства активы подобных предприятий блокируются и подлежат передаче исключительно в пользу другого социального предприятия, работающего в том же формате — Community Interest Company, то есть «действующего в интересах общества».

Помимо налоговых и инвестиционных преимуществ, статус социального предприятия в США и Великобритании дает существенные репутационные выгоды: все больше покупателей предпочитает приобретать товары именно у социально ориентированных предприятий с подтвержденным статусом.

Таким образом, быть социальным предприятием становится выгодно, в связи с чем многие чисто коммерческие компании — с целью увеличения продаж — стараются всеми правдами и неправдами приобрести имидж социальных. Так, реалии развития социального бизнеса вызвали потребность в системе сертификации.

B-Lab против Social Enterprise Mark

В США была создана негосударственная сертифицирующая компания B-Lab, а в Великобритании — Social Enterprise Mark. Компания B-Lab пошла по пути совмещения сертификации, создания общего социального «зонтичного» бренда и новой организационно-правовой формы — «B-корпорация». Сегодня она признана как еще одна организационно-правовая форма для социального бизнеса в половине штатов США.

Сертификация социальных предприятий по системе «B-корпорация» проводится в 3 этапа:

  1. Представители компании-соискателя проходят онлайн-опрос, в котором описывают свою деятельность и получают рейтинговую оценку.
  2. Если оценка выше определенного порогового значения, предоставляются документальные подтверждения описанной социальной деятельности. Затем эсперты B-Lab дают рекомендации, какие изменения необходимо внести в уставные документы, чтобы получить статус «B-корпорации». Изменения связаны в основном с ограничением прав владельцев бизнеса требовать, чтобы деятельность компании была направлена на извлечение прибыли.
  3. После внесения соответствующих изменений компании присваивается статус «B-корпорации», который, впрочем, подлежит регулярному подтверждению.

B-Lab не предоставляет «B-корпорациям» дополнительных сбытовых или маркетинговых возможностей, но активно продвигает свой бренд и таким образом косвенно рекламирует и присоединившиеся к нему компании.
Технология сертификации от B-Lab вызывает вопросы, так как статуса «B-корпорации», по сути, может достичь не только социальное предприятие, но и крупная коммерческая компания, практикующая социальную ответственность.

Для этого, например, нужно соответствовать следующим требованиям:

  • создавать здоровые и экологичные условия для своих работников и предоставлять им социальный пакет;
  • не ухудшать экологическую ситуацию;
  • выбирать социально ответственных поставщиков и подрядчиков;
  • не работать с производителями алкоголя и табака и так далее.

Поэтому и невозможно с полной ответственностью поставить знак равенства между «B-корпорацией» и социальным предприятием.

Британский опыт в помощь российскому

Несколько иную стратегию выбрала британская Social Enterprise Mark. Эта компания оценивает деятельность и уставные документы предприятия именно с точки зрения соответствия критериям социального бизнеса. Только в этом случае присваивается статус социального предприятия и продукции социального предприятия и дается возможность пользоваться общей торговой маркой для продвижения своей продукции.

В 2015 году B-Lab открыла свое представительство в Великобритании и начала продвигать свою систему сертификации и бренд в этой стране. Такое решение было продиктовано, скорее всего, схожестью правовых систем двух государств, а следовательно, и отсутствием серьезных барьеров для вхождения на рынок. Таким образом, сегодня B-Lab и Social Enterprise Mark вступили в прямую конкуренцию, первые результаты которой будут известны в ближайшем будущем. С нашей точки зрения, британская технология сертификации социальных предприятий обладает существенными преимуществами, так как опирается на твердые критерии соответствия социальному бизнесу, и сертификат Social Enterprise Mark практически гарантирует, что данное предприятие действительно создано и действует для решения насущных социальных проблем общества.

Вышеописанные преимущества послужили причиной того, что именно английский опыт сертификации был взят за основу экспертами Фонда «Наше будущее» при создании российской системы негосударственной сертификации социальных предприятий, которая действует уже около года.

Автор: Екатерина Бесшапошникова

Дата публикации: 15 августа 2016

#зарубежный опыт #сертификация социального предпринимательства

 588   42  
Вам может быть интересно