Социальные кооперативы в Великобритании

Социальные кооперативы в сфере ухода за пожилыми и инвалидами пользуются в Великобритании растущей популярностью. Схемы, по которым они действуют и создаются, разнообразны. Роднит их безусловная выгода для всех: сотрудников, подопечных, членов их семей и местных властей.

У Роба Сэйворса скоро день рождения: 60 лет. Он счастливый человек. Многие ли из нас могут похвастаться, что живут так, как хотят? Роб может. Раз в неделю он работает на фабрике — так ему хочется. Увлекается фотографией, ходит в фитнес-клуб, а недавно  вернулся из круиза по Средиземному морю. Не жизнь, а мечта, исполнению которой ничуть не мешает то, что мистер Сэйворс — ментальный инвалид. Скорее, наоборот.

Коуап и кооп

Подобная «сбыча мечт» стала возможной исключительно благодаря социальным работникам. «Я говорю, чем хотел бы заняться, и они просто отвозят меня туда», – так преподносит это сам Роб. Официально это называется «поддерживаемое проживание».

Он живет в отдельном домике в валлийском городке Горсйенон вместе с тремя другими мужчинами, имеющими схожие проблемы.

Кристиан Коуап — один из тех людей, кто исполняет желания мистера Сэйворса. Они действуют, исходя из принципа: особенности развития не являются преградой для выбора и  контроля над собственной жизнью (в разумных пределах, конечно).

«Тут все дело в честности и открытости, – объясняет Кристиан. – Нужно позволять ему рисковать, совершать ошибки. Это все не так важно, как право быть личностью, быть самим собой».

Коуап — менеджер по поддерживаемому проживанию социального кооператива Community Lives Consortium (CLC). 300 подопечных CLC — преимущественно люди с ментальной инвалидностью — расцениваются здесь как партнеры. «Это компания, которой управляют люди», – говорит директор CLC Рик Уилсон.

Организация была создана в 1989 году, сегодня здесь работает 770 человек, предоставляющих услуги по социальному обслуживанию (включая поддерживаемое проживание) инвалидам двух валлийских графств. 
Опыт CLC взят на вооружение правительством Уэльса. Местные власти уже составили трехлетнюю программу Care to Co-operate, в рамках которой он будет тиражирован. Она нацелена на то, чтобы развивать роль кооперативов и социальных предприятий в сфере ухода за инвалидами и пожилыми людьми. Всего в Великобритании сегодня насчитывается 88 кооперативов, работающих как службы социального обслуживания пожилых и инвалидов. Их оборотный капитал составляет 100 млн фунтов стерлингов. При этом только 33 кооператива находятся в самой Англии, и на них приходится менее 1% этой суммы. Подавляющее большинство кооперативов находится на окраинах империи.

Социальность в квадрате

Уилсон считает, что предела своего роста организация достигла. Ей не интересно осваивать «свежие» территории — по крайней мере, в географическом смысле. «Гораздо важнее для нас осваивать новые капиталы и ресурсы, позволяющие нашей сфере изменяться и становиться более эффективной, – говорит он. – Спрос на услуги по социальному обслуживанию растет, а вот ресурсов не становится больше. Если мы станем опираться в этой работе исключительно на финансовый капитал, то неизбежно пойдем ко дну в условиях активно растущего спроса».

Но что такое капитал иного рода? И где его взять?

«Нужно просто не сбрасывать со счетов подопечных, – объясняет Уилсон. – Когда у них появляется чувство причастности к общему делу, когда они становятся вашими партнерами, оказывается, что у них достаточно навыков, чтобы дать экспертную оценку нашей деятельности. Как только что-то идет не так, они сразу дают нам знать и таким образом заставляют нас использовать ресурсы более мудро и грамотно».

Из 207 членов CLC 65 — это люди с инвалидностью. Мало того, среди 12 членов совета директоров двое являются подопечными консорциума, двое — членами семей. Здесь очень низкая по меркам отрасли утечка кадров. В среднем люди трудятся на CLC по восемь лет, есть и старожилы, отработавшие на одном месте более 20 лет.

«Мы называем свою деятельность социальным обслуживанием в квадрате, – говорит Уилсон. – Мы не только обеспечиваем людям с ментальной инвалидностью поддерживаемое проживание, но и вовлекаем их в свою деятельность, удваивая таким образом социальность нашей деятельности».

Новая формация

История CLC повторяет историю многих других социальных кооперативов в сфере ухода за пожилыми и инвалидами, основанными 20–30 лет назад. Организация Leading Lives (LL) — типичный представитель новой волны. Эти кооперативы стали возникать в последние годы по инициативе местных властей на основе муниципальных центров социального обслуживания. Созданный в 2012-м, Leading Lives — это социальное предприятие с кооперативной формой собственности (им владеют сотрудники).

390 человек перешли сюда на работу из городского совета, сегодня в LL трудится 565 человек. Кооператив взял на себе услуги, которые прежде оказывали две другие организации, и с первого дня получает прибыль. Она вкладывается в ежегодные премии для сотрудников и гранты для инициативных групп местного сообщества (до 75 тысяч фунтов).

Финансовый директор LL Джон Карр с ходу опровергает любое предположение, будто кооператив пользуется особыми льготами от городского совета. В самом начале, действительно, был заключен трехлетний контракт на муниципальный заказ, но, когда речь зашла о том, чтобы продлить его еще на два года, кооперативу пришлось снизить свои расценки на 17% — таково было условие властей.

Разрастаясь, LL подключался к работе с новыми группами населения. К ментальным инвалидам добавились люди с прочими видами инвалидности, старики, выпускники сиротских учреждений.

Совет директоров здесь также состоит из 12 человек. Но все они наемные служащие, девять из них занимают выборные должности. Право решения всех вопросов остается за ними, а внешняя экспертиза (в том числе и от подопечных) привлекается исключительно по запросу члена совета директоров. Не замедляет ли это принятие важных решений, не блокирует ли перемены? Карр уверен, что нет: «После 30 лет работы в городском совете я бы сказал, что эта система достаточно гибкая». 

Самый древний на островах

Care and Share Associates (Casa) — один из крупнейших британских социальных кооперативов. Он берет свое начало в далеких 70-х — эпоху гражданского энтузиазма, когда трудящиеся Королевства совершали одну за другой отчаянные попытки взять контроль над различными секторами экономики. Эта оказалась успешной. Одна из основательниц Casa Маргарет Эллиот начала с магазинчика под названием Little Women, позднее к нему присоединился детский сад, еще позднее — служба сиделок и помощников по хозяйству. В начале 90-х кооператив заключил свой первый контракт с городскими властями. Сегодня в штате Casa 850 сотрудников, занимающихся оказанием социальных услуг на всем севере Великобритании. Его годовой оборот составляет 14 млн фунтов. Сооснователь кооператива Гай Турнбул говорит: «Мы сделали ставку на природную тягу к творчеству и ответственность человека. Эти качества проявляются, когда люди материально заинтересованы в плодах своих трудов».

Кооператив набирает сотрудников из представителей бедных слоев населения, поддерживая таким образом не самые богатые сообщества. В основном его сотрудники — это люди, в течение долгого времени бывшие безработными. Они проходят обучение в специально созданной Casa Academy, после чего им гарантируется как минимум 16-часовая трудовая неделя, а также — по истечении полугодового испытательного срока — оплачиваемый отпуск и больничный. Все сотрудники получают долю от прибыли кооператива.

Что потом?

Что касается прогнозов на кооперативное будущее, упомянутый выше Рик Уилсон  не считает, что они должны вернуться в некоторые сектора, которые были последовательно отданы на откуп частному сектору в 80-е, 90-е, нулевые годы. «Люди отчаянно ищут новые способы заставить систему работать, – говорит он. – Мы стараемся помочь третьему сектору работать в более тесной связи с местными сообществами. Действовать надо очень быстро, поскольку эта сфера сегодня переживает настоящий кризис».

Джон Карр убежден, что кооперативы могут играть более весомую роль в сфере обслуживания пожилых и инвалидов, но не считает, что эта модель должна стать единственной, ведь экономика становится все более разнообразной. 

Перевела Екатерина Савостьянова

 

Дата публикации: 9 декабря 2016

#зарубежный опыт

 530   58  
Вам может быть интересно