SSE: обучение действием

Сначала – бизнесмен, потом – студент Школы социальных предпринимателей (SSE), действующий социальный предприниматель, затем – сотрудник Школы… и ее генеральный директор. Аластер Уилсон с детства знаком с принципами fair trade, и, по его собственному признанию, такое воспитание в конце концов сыграло свою роль. О работе Школы социальных предпринимателей, о ее принципах и механизмах Уилсон рассказал эксперту Фонда «Наше будущее» Екатерине Бесшапошниковой
 

– Почему вы решили заняться социальным предпринимательством?
– Полагаю, меня вдохновил пример моей матери, которая участвовала в движении fair trade в Шотландии; когда я был маленьким, у нас дома было полно этих товаров – мама продавала их местным распространителям. Так что дело в воспитании. Когда мне предложили присоединиться к Школе социального предпринимательства, я разрабатывал проект для бездомных, который теперь является частью организации Homeless Link, объединяющей 50 учреждений Соединенного Королевства, помогая им с поиском волонтеров и доноров.
 

– Как появилась Школа социального предпринимательства и как построено обучение в ней?
– Школу создал Майкл Янг, основавший также Открытый университет, Ассоциацию потребителей и журнал Which Magazine, а также множество социальных предприятий вроде сети школ Education Extra и организации Language Line. Всю жизнь разрабатывая социально ориентированные бизнесы, он верил, что научиться этому можно лишь в процессе работы, и заложил этот тезис в основу образовательного процесса Школы. Годичный курс для начинающих социальных предпринимателей строится по принципу «обучения действием»; он подразумевает не столько прослушивание лекций и теорию, сколько сотрудничество с практиками – мы привлекаем к преподаванию социальных предпринимателей, которые делятся своими историями, рассказывают, что их мотивировало, как они воплощали свою идею, как добивались роста и устойчивости предприятия. Таким образом студенты приобретают не только знания о теории проектирования, но и понимание, как мыслит социальный предприниматель, какие качества ему необходимы. «Обучение действием» дает конкретные ролевые модели, о таком не пишут в методических пособиях.
 

– А как студенты осваивают практические навыки?
– Чтобы попасть в Школу, нужно иметь конкретную идею, которую слушатель будет развивать и реализовывать во время обучения. Большинство программ длятся девять месяцев, из них групповым встречам отведено лишь десять дней – можно следить, как прогрессируют проекты соучеников, ровесников-одногруппников. В конечном итоге, «обучение действием» означает, что, во-первых, студент имеет готовую идею и развивает ее на практике, во-вторых, преподаватели и лекторы школы – сами действующие социальные предприниматели. В программу обучения входят те же дисциплины, что обычно дают на курсах стартапов, повышения квалификации, – финансовый менеджмент, продажи и маркетинг, фандрайзинг… На занятии наставник просит одного из участников-практиков в течение 20 минут рассказать, что мотивировало его начать собственный проект, что он уже сделал, и ответить на вопросы присутствующих. Мы устраиваем что-то вроде брифинга, чтобы понять, с какими трудностями и вызовами столкнулся выступающий.
В цикл «обучения действием» входят три стадии: действие, осмысление, усовершенствование. Мы побуждаем студентов пробовать новые подходы; далее они анализируют, насколько успешным оказался предпринятый шаг, что он дал, и в случае необходимости меняют тактику.
 

– Наряду с годичными курсами, насколько мне известно, Школа предлагает краткосрочные программы подготовки по социальному франчайзингу, работе с государственным сектором и так далее. Какие из них наиболее востребованы и почему?
– Самые популярные программы – те, что связаны с финансами, а также обучение лидерству, социальные инвестиции… Они пользуются спросом у глав предприятий, управляющих менеджеров, генеральных директоров, словом, у тех, кто из-за нехватки времени ищет готовые решения проблем, связанных с финансированием, оценкой влияния, внутренним менеджментом и работой персонала. Для этой категории клиентов мы предлагаем малый комплекс занятий «обучения действием», где они могут обменяться опытом с коллегами. Кроме того, Школа предоставляет индивидуальные услуги менторов и наставников. Кстати, наши стипендиаты могут воспользоваться скидкой на краткосрочные программы и через Школу обзавестись ментором среди наших корпоративных партнеров.
 

– Осуществляет ли Школа какую-то финансовую поддержку социальных предпринимателей, и если да – то по каким критериям?
– В сотрудничестве с фондом Лотереи Соединенного Королевства и банком Ллойд, предоставляющим также и менторов для обучения, в год Школа выдает гранты на общую сумму более полутора миллионов фунтов. Субсидия составляет четыре тысячи на поддержку стартапа, пятнадцать тысяч – на расширение своего дела. Чтобы получить финансовую поддержку, нужно оформить заявку и пройти отборочный конкурс, где в среднем на грант претендуют 3-4 предприятия. В состязании зачастую участвуют венчурные организации, которые задействуют в основном некоммерческие схемы, чтобы изменить местное сообщество к лучшему и исполнить свою социальную миссию, но включают в работу и элементы бизнеса – тот же fair trade.


– Обучение в Школе прошли уже более 1000 человек. Но сколько из них в конечном итоге стали действующими социальными предпринимателями?
– Около 82% социальных предпринимателей, выпустившихся из Школы, остаются в бизнесе и после пяти лет после выпуска. Мы думаем, что обязаны таким уровнем эффективности серьезной подготовке на уровне стартапа и поддержке, которую дает Школа. Для сравнения: количество успешных коммерческих предприятий, действующих и после пяти лет после обучения, вдвое меньше – около 40%. Мы остаемся на связи с выпускниками, отслеживаем рост их предприятий, создание компаниями рабочих мест, вовлечение волонтеров и публикуем эту информацию на нашем сайте.


– Насколько успешен опыт распространения проекта по франшизе?
– У нас около 15 филиалов в Соединенном Королевстве, открыты Школы в Австралии, Ирландии, провинции Онтарио в Канаде – всего мы присутствуем в восьми странах. Но если британские филиалы используют одну методологию и придерживаются одних стандартов качества, то иностранным Школам предоставлена свобода в выборе образовательной модели, подходящей под местные условия, – эти отличия обусловлены разницей культурных контекстов. В целом социальная франшиза – один из трендов социального предпринимательства на данный момент наряду с социальными инвестициями и франчайзингом.


– В чем секрет успешного развития социального предпринимательства в Великобритании, могла бы эта модель сработать в России?
– В Соединенном Королевстве социальное предпринимательство – один из важнейших факторов борьбы с бедностью и безработицей. Я уверен, что и в России оно может прижиться – множество людей уже успешно работают в этой сфере, просто сектор еще не сформирован. Думаю, одним из ключевых моментов, способных повлиять на развитие социального предпринимательства в России, стала бы его государственная поддержка, которая способствовала бы приходу в сектор корпоративных партнеров. Так сформировалась бы среда, необходимая для роста и развития социального предпринимательства и решилась бы проблема финансирования; так те, кто не имеет средств и возможностей, научились бы самостоятельно решать внутренние проблемы.


Екатерина Бесшапошникова

Дата публикации: 29 июня 2014

#уилсон #великобритания

 279   162  
Вам может быть интересно