Алексей Налогин: «Если идея действительно стоящая, найдутся и люди, готовые ее поддержать»

Интервью корреспонденту Елизавете Киктенко

Алексей, как бы вы кратко определили суть социального предпринимательства?

На самом деле социальный предприниматель практически ничем не отличается от любого другого предпринимателя. Единственное отличие в том, что деятельность социального предпринимателя всегда направлена на поддержку и на благо людей из социально незащищенной среды. Все просто – одни люди помогают другим людям и ищут возможности делать это как можно более эффективно. То, что это назвали социальным предпринимательством – хорошо, но если бы назвали по-другому, суть от этого бы не изменилась.

Но ведь социальное предпринимательство не просто социальный активизм, а нечто большее?

Конечно. Предпринимательство вообще по определению должно быть основано на инновациях, на новых идеях. К примеру, в нашем случае уникальный проект основан на патенте на устройство передвижения, которое мы назвали «Доспехи». Это ортопедическая система, которая позволяет людям с травмой позвоночника вертикализироваться – то есть встать на ноги.

Алексей, расскажите, на каком этапе развития сегодня находится ваше дело?

Начинали мы с одного аппарата в полгода, в 2006 году мы сделали семь систем, в прошлом году – пятьдесят три системы, а в первом полугодии 2008-го –  уже более сорока.Сейчас мы перешли на качественно новый уровень – благодаря Фонду региональных социальных программ «Наше будущее». Фонд предоставил финансирование на развитие проекта. Благодаря этому мы недавно закупили оборудование в Германии, у нас появилась возможность арендовать помещение и заниматься нашим делом, так сказать, на широкую ногу. Когда ремонт в новом офисе будет завершен, мы сможем принимать там пациентов, делать слепки и выдавать готовые аппараты. Кстати, не так давно нам предложил встать под свое крыло Российский государственный медицинский университет, и это тоже, уверен, еще на шаг приблизит нас к успеху.

А как строится ваше сотрудничество с Фондом?

Фонд помогает юридически, финансово и, конечно, человеческими ресурсами – с нами сотрудничает много действительно умных и талантливых людей.

Получается, что от разового проекта вы постепенно переходите к производству?

Да, сначала мы делали «Доспехи» штучно. Да и сегодня мы делаем каждую систему индивидуально (серийного производства тут не может быть по определению, потому что каждые «Доспехи» делаются под одного конкретного пациента). Но желающих становится больше и больше, а возможностей одного человека – меня как индивидуального предпринимателя – для таких объемов элементарно не хватает.

Говорят, что инициатива социального предпринимателя в идеале должна порождать цепную реакцию. У вас получилось?

Пока об этом говорить рано, но для меня это было бы высшей наградой. Если рассуждать в целом, любое дело всегда основывается на идее. У человека появилась идея, он начал ее развивать. Если идея действительно стоящая, непременно находятся люди, готовые ее поддержать. И происходит та самая цепная реакция! А если идея мертва, то, сколько бы ты ни бился, ты не добьешься результата. Кстати, именно на этом уровне, по-моему, и фильтруются идеи. Любой человек может попробовать что угодно, но получится только у тех, чьи инновации направлены на решение конкретных проблем и на самом деле необходимы обществу.

А бывает ли так, что реализации благой идеи что-то или кто-то препятствует? Существует ли сопротивление среды?

Есть такая поговорка: тот, кто хочет сделать что-то, ищет возможности, а тот, кто не хочет, ищет причины.

То есть успех идеи, в конечном счете, всегда зависит от личности предпринимателя?

Да, все зависит от того, кто этим занимается. Я говорю сейчас не о наших «Доспехах» – такое правило применимо к любой идее. Не важно, в какой области. Если человек видит смысл в том, чем он занимается, и прикладывает к этому много усилий, он получит соответствующий результат.

Много ли в России успешных социальных предпринимателей?

Я думаю, очень много. Дело в том, что многие социальные предприниматели просто не знают о таком термине – социальное предпринимательство. Я тоже еще десять лет назад не знал, что это такое. В 1999 году у меня был интернет-проект www.deti.msk.ru – сайт, с помощью которого мы собирали деньги на лекарства больным детям. Однажды мне позвонили из Фонда Форда и сказали, что хотят со мной встретиться. Я удивился: «Вот, есть больница, если вы хотите помочь детям, поезжайте туда, а я здесь, в общем-то, ни при чем...» Но они сказали, что хотели бы пообщаться именно со мной, потому что этим проектом занимаюсь именно я. Удивительно, но тогда я ответил, что сейчас занят и попросил перезвонить через пару недель. Они подождали, перезвонили, приехали в гости, рассказали о своей деятельности. Руководитель программ Фонда Форда в России Крис Кедзи объяснил свой интерес просто: «Наш фонд работает для того, чтобы помогать людям, которые помогают другим. Мы хотели бы предоставить вам грант на развитие вашего проекта». Тогда я, считай, впервые узнал, что такое гранты, что есть некие фонды, которые помогают тем, кто помогает другим. Но, конечно, изначально я этим занимался вовсе не потому, что рассчитывал на денежное поощрение. У меня была идея, как решить проблему – и я работал. Точно так же, мне кажется, происходит и сейчас: у нас есть продукт, который нужен людям, он востребован, и, к счастью, есть организации и фонды, которые готовы нам в нашем деле помогать.

Сотрудничаете ли вы как-то с коммерческими структурами?

Основное сотрудничество идет у нас с некоммерческими фондами. Коммерческие структуры иногда напрямую помогают оплачивать изготовление системы тому или иному пациенту, но на постоянной основе мы работаем только с НКО. Сейчас поиск спонсорских средств полностью лежит на нас, но в ближайшем будущем я хочу, чтобы большую часть «Доспехов» оплачивали госструктуры. Мы работаем в этом направлении, потому что считаем, что основную нагрузку все-таки должно нести государство. И лишь в единичных случаях, когда чисто технически невозможно полностью собрать пакет документов на пациента, – должны помогать спонсоры: частные лица или благотворительные фонды.

Как на вас выходят госструктуры? Или вы сами пытаетесь к ним пробиться?

Мы просто приезжаем, знакомимся, рассказываем о себе. Как правило, люди идут нам на встречу и соглашаются сотрудничать. Наибольшие трудности мы испытываем при попытках сотрудничать с протезно-ортопедическими заводами. В этой отрасли государственные предприятия, по сути, держат монополию на производство. А из-за того, что практически нет конкуренции, качество их продукции очень низкое, и полностью отсутствуют инновации... Например, протезный завод в Москве: огромные площади, в коридорах в футбол можно играть! А практически полностью простаивает.На базе таких заводов целесообразно было бы создавать технопарки, где можно было бы концентрировать новые разработки, технологии и производства, организовывать равный доступ к техническим ресурсам как государственным, так и частным компаниям. От такого сотрудничества выиграют все, в первую очередь – пациенты.

Выходит, с предприятиями отрасли, в которой вы непосредственно работаете, вы не можете эффективно взаимодействовать?

Мы – коммерческая структура, и протезные заводы видят в нас исключительно конкурентов, причем конкурентов на перспективу: боятся, что в будущем им придется если не уйти с рынка ортопедической продукции, то сильно подвинуться. Потому что пациенты, которые приходят от них к нам, жалуются на качество изготовленных им изделий... Но поскольку в России нет конкурентной борьбы в протезно-ортопедической отрасли, отрасль не развивается.Есть сложности с сертификацией продукции. Приведу конкретный пример. Мы занимаемся индивидуальным ортезированием: то, как устройство должно выглядеть, врач решает отдельно для каждого конкретного человека. Но государство говорит нам: «Нет, вы должны сделать одно изделие и получить на него сертификат, и потом изготавливать его точные копии». Получается, что сертификацию, которую требует государство, нам надо получать для каждого пациента заново. Согласитесь, бредовая ситуация! Нужно сертифицировать материалы и комплектующие, из которых собирается изделие, а не каждое индивидуальное изделие.Трудностей много. Но я все-таки считаю, что разумных людей больше, и те препятствия, что есть сейчас, мы успешно преодолеем.

Как вы думаете, грядет ли перелом? Почему вообще идеи, подобные вашей, приживаются медленно и встречают настолько сильное сопротивление со стороны государства?

Медленно, потому что люди-то все равно остаются старые. Те чиновники, что давно сидят в своих креслах, не хотят ничего менять. Что говорить: многие из них даже не умеют работать на компьютере, притом что любой школьник даст им фору в умении обращаться с современной техникой. Все иначе там, где люди понимают, чем мы занимаемся и зачем снова и снова бьемся о непробиваемые стены. Так вышло в случае с Медицинским университетом, который сам предложил нам сотрудничество.Сейчас много говорится о том, что для людей с ограниченными возможностями в Европе созданы все условия для полноценной жизни, а в России их проблем просто не замечают. В чем причины, на ваш взгляд?Конечно, очень важно, чтобы окружающая среда была к тебе «дружелюбна», чтобы везде были пандусы, и удобно было передвигаться если ты на коляске, доступное образование и работа, на улицах на тебя не показывали пальцем и многое другое. В России все делается, но делается очень медленно и зачастую не всегда разумно. Чтобы решать эти задачи нужно к их решению привлекать самих «пользователей», людей с ограниченными возможностями. А этого в России практически не делается.Люди либо опускают руки, либо берут себя в руки.Когда у меня было все не так успешно, я часто вспоминал слова одного американца: «Я семь раз становился миллионером, и семь раз становился полным банкротом. Но, тем не менее, находил в себе силы, чтобы эти миллионы снова заработать». Говорят, что талант предпринимателя не только в том, чтобы заработать большие деньги, а в умении не сдаваться, когда теряешь все в одночасье. Не важно, сколько раз ты упал – важно, сколько раз ты поднялся. То, что нас не убивает¸ делает нас сильнее.

А в чем, как вы считаете, миссия социального предпринимательства?

Задача социального предпринимателя – решить социальную проблему, а миссия… создание хорошего настроения! Это бизнес, который приносит радость другим людям. У нас был случай, когда одной нашей пациентке специалисты отказали (по объективным причинам) делать «Доспехи», но для того, чтобы это выяснить, ей пришлось приехать к нам в больницу на обследование. Вернувшись домой, она позвонила мне счастливая: «Алексей, если бы не Вы, я в это лето вообще из дома бы не вышла! А тут меня по Москве покатали, я город увидела!» Для нас важен даже такой, психологический результат.Расскажите, как строится ваша работа с пациентами?Система работает так. Человек узнает о том, что есть мы и есть аппараты для передвижения «Доспехи». Первое, что мы у него запрашиваем, – историю болезни и его личное описание своего самочувствия. Врач дает предварительное заключение, можно ли делать пациенту аппарат или нет (есть немало людей, у которых поврежден шейный отдел позвоночника и которые даже с помощью «Доспехов» ходить не смогут). Потом человек приезжает на очный осмотр, с него снимают гипсовые слепки, он уезжает домой и начинает собирать необходимые документы. Когда находится благотворитель, готовый оплатить «Доспехи», мы начинаем изготовление системы, затем передаем ее человеку и подписываем трехсторонний акт о том, что клиент получил, фонд оплатил, а мы изготовили.

А как люди вообще узнают о «Доспехах»? По рекомендации врачей?

Реабилитационные центры никогда не рекомендуют нас пациентам. Мне несколько раз было сказано: «Если вы хотите, чтобы мы направляли людей к вам, платите деньги». В основном мы рассказываем о себе через средства массовой информации: это интервью газетам и журналам, иногда телевизионные сюжеты, это сайт в интернете: www.nalogin.org. Кстати, сайт устроен таким образом, что по очень многим запросам в поисковых системах информация о «Доспехах» стоит на первом месте. В этой сфере я приложил знания, которые приобрел за годы работы в сфере WEB-дизайна и программирования.

В каком направлении вы планируете развитие «Доспехов»?

Я планирую, что в будущем мы станем региональной организацией с представительствами в разных городах. В ближайшее время мы планируем открыть представительства в Красноярске, Новокузнецке, Саратове и, если все сложится удачно, в Краснодаре и Донецке. Пациентам из этих регионов уже не надо будет ехать в Москву, чтобы получить заключение врача о возможности ходить с помощью «Доспехов». Это значительно облегчит процесс.

Как вы находите региональных сотрудников?

Наши сотрудники в регионах – врачи, которым интересно то, что мы делаем. Не все ведь просто сидят на своих стульях и отрабатывают норму, в России есть множество энтузиастов, которые горят своим делом и помогают пациентам потому, что иначе не представляют себе медицины. Мне кажется, что перспектива развития не только социального предпринимательства, но и всего нашего общества в целом – западный подход к профессии. Когда на вопрос «Почему вы выбрали эту профессию, а не другую?», люди отвечают: «Мне нравится то, чем я занимаюсь». А у нас в силу многих причин чаще говорят: «Тут больше платят, потому и работаю…»

А может ли получение прибыли сочетаться с удовольствием от работы?

Конечно. В 1999 году я занимался работой над сайтом www.deti.msk.ru, мне просто нравилось помогать детям – ко мне пришли из фонда Форда и предложили грант. Каким бы делом ты ни занимался, если ты классный специалист, на тебя всегда будет спрос. Рано или поздно ты преуспеешь и в материальном плане. То же самое можно сказать по поводу любой другой профессии: если у тебя от твоего дела горят глаза, то люди всегда придут к тебе, а не к кому-либо другому. Главное, повторюсь, - заниматься тем, что тебе нравится. Помимо сайтостроения и рекламы в интернете я имел почти двухгодичный опыт торговли на бирже. Я себя в этом не нашел, потому что мне было очень сложно психологически: ты просыпаешься с цифрами в голове и засыпаешь с цифрами в голове. При этом реально не можешь потрогать руками то, что делаешь: нет тех эмоций, которые испытываешь, решая проблему живого человека.

Сейчас все иначе? Вы видите, как реально меняется жизнь людей?

Я отдаю себе отчет в том, что то, что мы делаем, не панацея от всех бед, что, встав на ноги, человек не побежит. Совсем недавно мы сделали аппараты женщине, которой семьдесят три года и которая пролежала семь лет. Она почти плакала: «Вы подняли меня на ноги, я могу посмотреть на сына с высоты собственного роста». Но есть и другая сторона нашей работы. Делая человеку «Доспехи», мы забираем у него последний аргумент для бездействия: «Я не могу встать на ноги». Очень у многих в голове выстраивается такая цепочка: я не могу встать на ноги, поэтому у меня проблемы с поиском работы, поэтому я не могу выучить английский и немецкий, да что тут – у меня вообще ничего не клеится!» Мы делаем «Доспехи», человек встает. Но вот ты встал на ноги – английский-то все равно надо учить и компьютером овладевать! Ходишь ты или не ходишь, все равно без труда в жизни ничего не добиться. И, знаете, мне кажется, что многие этого даже боятся… Признаться, честно, с такими людьми я даже боюсь общаться, потому что они, как вампиры, вытягивают из тебя все силы. И жалко их, и помочь ничем не можешь: человек, в первую очередь, должен помочь себе сам. Но, к счастью, есть и прямо противоположные примеры. Я знаком с шейником, который не может двигать ни рукой, ни ногой. Он рисует, держа кисточку в зубах. Есть парень, который может только говорить – и занимается бухгалтерией, зарабатывает деньги на всю семью. Пусть это прозвучит жестоко, но ведь никто из нас не принимал решения: мне надо родиться. Все происходит иначе: утром просыпаешься, и ты уже есть. Кто-то просыпается богатым, кто-то бедным; кто-то здоровым, кто-то нет. У каждого есть свои проблемы и свои таланты. И нравится тебе это или нет, но жизнь конечна, и только от тебя зависит, как ты эту жизнь проживешь. Банальные вещи, но, осознав их, понимаешь: вместо того чтобы жаловаться на обстоятельства, можно начать делать что-то. И даже если у тебя не получается, но ты пытаешься, ты перед сном можешь сказать себе: «Я сегодня попытался, но у меня ничего не получилось. Но завтра будет новый день». А если ты не пытаешься… что ты скажешь себе

Дата публикации: 28 сентября 2008

#социальное предпринимательство #социальный активизм

 1054   114  
Вам может быть интересно