Ара Назинян: мы предложили механизмы решения проблемы доступности жилья

В июне 2015 года в Москве был подписан Меморандум о сотрудничестве между Фондом региональных социальных программ «Наше будущее» и Фондом «Национальная ассоциация социального жилья» (Армения) в области развития, пропаганды и популяризации социального предпринимательства. Корреспондент портала «Новый бизнес» пообщался с директором Фонда «Национальная ассоциация социального жилья» Ара Назиняном.

Ара, несколько слов о вашей организации: чем вы занимаетесь, какую деятельность ведете?

Наша организация была создана в 2010 году на базе совместного армяно-голландского проекта по социальному жилью, который финансировался Правительством Нидерландов. Само название говорит о том, что мы занимаемся продвижением идеи социального и доступного жилья. Надо сказать, что проблема обеспечения жильем для нашей страны имеет особое значение. После памятного землетрясения 1988 года десятки тысяч семей в одночасье остались без крыши над головой. Тогда, конечно, республике помогал весь Союз, но, как мы помним, уже в 1991 году его не стало и далеко не всё успели сделать.

Каким образом после 1991 года обеспечивали жильем пострадавших от Спитакского землетрясения? Строило государство или в основном работали благотворительные проекты?

Были и государственные проекты, и очень много частных доноров. Тогда в короткие сроки нужно было построить очень много домов. Это в основном было «быстрое», недорогое жилье. В 90-е и 2000-е годы строилось недостаточно, не всегда качественно. Благотворительные проекты обеспечивали не более 7–8 % потребностей в недорогом жилье для наиболее нуждающихся семей, остальным приходилось рассчитывать только на вторичный рынок, а он у нас, как и в большинстве стран СНГ, с каждым годом ветшал. Новое, так называемое элитное жилье для подавляющего большинства населения слишком дорого. Мы стали изучать опыт стран, которые столкнулись с проблемой доступности жилья в сложных социально-экономических условиях. Магистральный путь — это организация социальной аренды, а также снижение себестоимости строительства и эксплуатации. Занимаясь этой проблематикой последние несколько лет, мы столкнулись и с целым рядом смежных вопросов. Это и проблемы образования, здравоохранения — население стареет, —и вопросы, связанные с энергосбережением, с использованием вторичных ресурсов, миграции. То есть вопрос доступного социального жилья тесно связан со многими острыми проблемами общества. С помощью обеспечения социальным жильем подчас можно найти нестандартные и эффективные решения других социальных проблем.

Как конкретно выглядят ваши проекты?

Мы начинали с того, что попытались разработать модели обеспечения жильем, которые применимы в условиях Армении. Нужно отметить, что ранее в Армении были опробованы несколько моделей социального жилья, в основном ориентированные на решение жилищной проблемы беженцев, переселенцев, одиноких пенсионеров. Однако все эти модели достаточно затратные и не обеспечивают возврат вложений.

Государство обеспечивает эти категории людей жильем?

Должно, но, к сожалению, потребность превышает возможности государства, и людям приходится ждать годами. Мы предложили механизмы, позволяющие решить вопрос с жильем даже при частичном финансировании со стороны государства. Например, есть такая интересная концепция: соседская помощь. В Армении еще живы традиции нормального соседского взаимодействия, общения. В один дом заселяются одинокие люди преклонного возраста, у которых нет своих детей, и молодые семьи, берущие на себя определенные социальные обязательства оказывать своим пожилым соседям посильную помощь: делать покупки, поменять лампочку, вызвать врача и так далее. Своего рода соседский патронат. Взамен молодые семьи имеют возможность улучшить свои жилищные условия.

То есть это юридические обязательства?

Да, договор. Взамен на четкие социальные обязательства нуждающаяся семья получает жилье. Это — условие. Но нужно отметить, что мы особое внимание обращали на отбор семьи, на их психологическую и эмоциональную совместимость с новыми соседями.

А если через какое-то время молодая семья отказывается от своих обязательств?

Тогда она лишается жилья. Мы предложили эту концепцию государству, министерству труда и социального обеспечения. На ее основе они разработали свои модели, профинансировали ряд проектов, поселив совместно пожилых людей и… выпускников детских домов. Модель не заработала, возник ряд сопутствующих проблем. С одной стороны, здесь пожилые люди, которые нуждаются в заботе, а с другой — молодые люди, которые не всегда успешно интегрированы в общество. Это непростая ситуация, которая иногда дает сбои. Кроме того, здесь требуются серьезные государственные субсидии, а финансовая ситуация в стране — не блестящая. Если есть необходимость в экономии бюджета, что в первую очередь урезается? Социальная сфера. К сожалению, на данный момент программы социального жилья в Армении не получают того финансирования, которое необходимо.

С учетом этих обстоятельств мы решили адаптировать европейский опыт обеспечения социальным жильем с опорой не на государство, а на независимые фонды. Мы создали фонд «АСБА», который имеет в своем правлении представителей из Армении и Голландии. Фонд работает по социально-предпринимательской модели, его цель — привлечение инвестиций в строительство социального жилья. Сейчас мы уже реализуем первый инвестиционный проект: построили первые дома и уже заселяем людей.

Это уже другая программа, не «Соседская помощь»?

Да, на иных принципах, на подходах интеграции разных социальных групп, посредством решения жилищных проблем.

По каким принципам вы отбираете людей для участия в программе?

Очень интересный вопрос. Наш первый инвестиционный проект выполняется в городе Дилижане. 

Это тот город, в котором минеральная вода лучше, чем в Сан-Франциско?

Да, популярность Дилижана после фильма «Мимино» неизменно высока (смеется). На самом деле Дилижан сегодня становится одним из центров привлечения инвестиций в Армении. Там, например, создана и успешно функционирует Международная школа, проект которой инициировал фонд Рубена Варданяна. Наш проект имеет другую, более социальную направленность. Совместно с муниципалитетом мы создали первый в стране «Реестр жилищных потребностей». Любой житель Дилижана может зарегистрироваться на специальном сайте и обозначить свои жилищные потребности: «Я такой-то, семья — столько-то человек, живу там-то, в таких-то условиях…» — и так далее. На основе этой информации город уже может разрабатывать стратегию развития жилого фонда. Мы помогаем ее формировать и занимаемся строительством социального жилья. Отбор людей в наши программы идет как раз с помощью вышеупомянутого сайта.

При этом участвовать могут и жители других городов. Сейчас даже из Еревана переезжают в Дилижан, так как в этом городе создается много новых и достаточно привлекательных рабочих мест. Едут беженцы из Сирии — там испокон веку жило много армян, и сейчас они, к сожалению, вынуждены оттуда бежать.

А вы не боитесь, что когда в жилых массивах концентрируется много людей с социальными проблемами, это ведет к формированию своего рода гетто?

Мы понимаем этот риск и принимаем меры, чтобы его избежать. Стараемся в рамках одного и того же дома объединять людей из разных социальных групп: тех, кто снимает жилье по низкой социальной ставке; кто купил по программе доступного жилья — у них доход уже повыше; мигрантов, которые получают помощь от международных организаций; и так далее. Другой момент. Не знаю, как в России, но у нас, когда строится какой-то новый жилой комплекс, первое, с чего начинают, — это забор, огораживающий территорию: охрана, шлагбаумы, пропускная система... Все наши проекты принципиально иные, они строятся без заборов, открытыми. Мы даже делаем специальные пешеходные дорожки, которые насквозь пересекают придомовую и внутриквартальную территорию. Цель — избежать замкнутого социума, гетто, о котором вы говорите.

Какие дома вы строите: многоэтажные, малоэтажные?

Ни в коем случае не многоэтажные — они как раз способствуют формированию гетто и неэффективны для социализации. Как правило, мы строим до 4 этажей, порою таун-хаусы. Такой формат жилья, кроме всего прочего, позволяет людям заниматься энергосбережением. Все наши дома строятся с элементами пассивного энергосбережения.

Поясните, пожалуйста, что это такое.

Дома изначально спроектированы и расположены таким образом, что с восхода до заката солнце все время заходит в окна, поэтому в течение светового дня нет необходимости включать электричество. Кроме того, это дает дополнительное тепло в холодное время года (солнце в Армении греет даже зимой). Плюс многослойная теплоизоляция: зимой в наших домах тепло, а летом прохладно. Все это, вместе взятое, дает экономию на отоплении и кондиционировании. Первые результаты просто потрясающие: по сравнению с соседними зданиями в наших домах на 56 % меньше расход энергоресурсов. Честно говоря, мы ожидали, что сэкономим 20 %, максимум 30 %, но получили больше половины! С учетом того, что в нашей стране с каждым годом повышается цена на энергоносители и это вызывает немалую социальную напряженность, такой результат не может не радовать. Каждая семья, живущая в наших домах, почувствовала ценность энергосбережения на собственном бюджете.

Свою деятельность вы рассматриваете как социальное предпринимательство?

Да, поскольку мы нацелены на решение конкретных социальных задач и реинвестируем прибыль в дальнейшие программы. Когда мы делали первый проект, то поняли, что не можем полностью надеяться на государство или на частных доноров. Становиться чисто коммерческим девелопером тоже не входило в наши планы. Поэтому и начали искать альтернативные модели развития, искали решения в европейском опыте и в итоге вышли на модель социального предпринимательства.

Опирались на наиболее «продвинутый» британский опыт?

Скорее, на голландский и европейский — в более широком смысле этого слова. Мы стали членом европейской организации, которая называется Housing Europe, — она объединяет многих операторов социального и кооперативного жилья в Европе. Стараемся не пропускать международных конференций по этой теме — очень важно быть в курсе новаций, чтобы не изобретать велосипед. Недавно мы подключились к теме развития «умных городов». Подразумевается использование различных «умных» — цифровых и иных технологий в управлении городом, но для нас важна также социальная составляющая этого термина. Для нас «умный город» значит умеющий гармонизировать социальные интересы разных сторон: девелоперов, местных сообществ, людей, нуждающихся в жилье, и так далее. Сейчас мы активно работаем над этой темой.

Недавно вы подписали соглашение с российским Фондом «Наше будущее». Что вы ожидаете от этого сотрудничества?

Мы заинтересованы в развитии института социального предпринимательства в Армении. Очень многие вопросы, с которыми сталкивается наш фонд, наилучшим образом можно было бы разрешить, если бы в качестве наших партнеров также выступали социальные предприятия. Мы видим, что Фонд «Наше будущее» имеет хорошие наработки в вопросах обучения и поддержки социального предпринимательства. Надеемся, что мы сможем воспользоваться этими ноу-хау и в Армении. Тем более что российский бизнес достаточно внушительно представлен в нашей стране и обладает огромным потенциалом поддержки социального предпринимательства.

Автор: Мария Кригер

Дата публикации: 28 августа 2015

#социальное предпринимательство #социальное жилье #Армения

 543   94  
Вам может быть интересно