«Ашоковая» филантропия.

 

Как уже сообщал портал «Новый бизнес: социальное предпринимательство», в начале июля Россию посетила делегация международной ассоциации «Ашока» – самой большой в мире сети социальных предпринимателей. Главный редактор портала Олег Сестренский встретился с ее представителем, руководителем по развитию ассоциации Фернанде Рейн и побеседовал о том, с какими надеждами и намерениями приехала она в нашу страну и что думает о перспективах  социального предпринимательства в России.

Олег Сестренский: Фернанде, два года назад нашу страну посещал президент «Ашоки» Билл Дрейтон. И теперь хотелось бы получить ответы на вопросы, связанные с вашим визитом в Россию. Какова его цель? Что-то изменилось за это время? 

Фернанде Рейн: Основная наша цель – «прощупать» почву для работы в России и понять, как можно реализовать здесь программы «Ашоки». Сразу оговорюсь, что «Ашока» не приходит в новую страну, чтобы только открыть офис, прикрепить вывеску и заявить, что изменит положение дел в этой стране. Мы работаем не так. Я создавала «Ашоку» в Германии и во Франции, и везде был возможен только один путь: адаптировать возможности «Ашоки» к реалиям и менталитету той или иной страны. Если Россия принимает идеи и методы, которыми мы руководствуемся, и которые мы уже опробовали в других странах, мы можем помочь вашим социальным предпринимателям продвинуться в том направлении, в каком работает весь мир.

Россия – страна с очень большими возможностями. Мы приходим сюда со своими идеями, показываем, как они реализуются в других странах. Но «Ашока в России» должна быть российской организацией, выросшей на местной почве. И возглавлять ее должен русский человек,  точнее – российский гражданин, который принимает наши идеи и говорит: «Вот то, что я хочу делать, чтобы эти идеи стали реальностью». 

Социальные предприниматели из России, которых мы хотим включить в свою сеть, должны соответствовать тем же критериям, каким соответствуют предприниматели в других странах мира. Хорошо, что в вашей стране есть организации, которые продвигают идею социального предпринимательства. Мы готовы сотрудничать с ними, но мы не можем позволить им выбирать социальных предпринимателей для нашей поддержки. Если какая-то организация называет кого-то социальным предпринимателем, нам это вообще ни о чем не говорит – у нас очень строгие принципы отбора. Но наладить здесь систему отбора социальных предпринимателей – будущих лауреатов премии «Ашока» – должен русский человек. 


Сейчас мы находимся в России, чтобы посмотреть, кто у вас вообще занимается социальным предпринимательством. Мы не хотим ни с кем конкурировать – мы хотим поддерживать. И мы заинтересованы в успехе всех организаций, которые занимаются здесь этой темой.

О.С.: Каковы ваши планы на ближайшую перспективу и на дальнейшую? Что вы, например, планируете сделать до конца текущего года?

Ф.Р.: За полгода мы хотим найти того (пока еще абстрактного) человека, который воспримет наши идеи как свои и скажет: «Я хочу этим заниматься. Энное количество лет я посвящу себя этому делу, чтобы оно удалось». Нам нужен человек, для которого это дело будет делом всей его жизни.  Ведь он будет представлять в вашей стране мировую «Ашоку». А это очень тяжелая работа. Вначале все ему будут говорить, что это невозможно и лучше не браться за безнадежное дело. Но наш человек отвечает: «Я знаю, что это невозможно, но это меня не волнует». Как правило, это такой человек, который уже что-то в жизни создал, который уже знает, что такое удача и неудача…

И другая наша цель – создать некий круг советников, сообщество консультантов, которые понимают, что наш успех им поможет тоже. Потому что работа «Ашоки» всегда полезна для многих других людей. Я часто слышу от бизнесменов: «Мы не знаем ярких примеров предпринимательства в социальной сфере: проектов, в которые можно было бы вложить деньги». Хорошо. Тогда нам нужен круг рекомендующих – тех, кто может знать людей, которых мы называем социальными предпринимателями, и может подсказать, где их искать. И через два года у нас будет целая команда людей, из которых можно выбирать. 


О.С.: И только потом вы готовы поддержать предпринимателей?

Ф.Р.: Точно. И деньги, которые мы выдаем в качестве премий, меня совсем не волнуют. Я убеждена в ценности такой работы и на сто процентов уверена, что наши организации, представленные «нашими» социальными предпринимателями, будут очень хорошими. В России много денег, но мало возможностей их вложить в дело таким образом, чтобы эти деньги не осели в чьем-то кармане… А у «Ашоки» надежная система отбора, какой в России пока нет. И если мы с нашими подходами сможем обеспечить соответствующее качество отбора лауреатов – всем будет только полезно.

 
О.С.: Каковы же у «Ашоки» критерии оценки деятельности социальных предпринимателей?

Ф.Р.: Первое и самое главное, что для нас ценно, – это новая идея. Это должна быть идея не для всего мира, а для конкретной страны. В России, наверное, десятки тысяч организаций помогают детям – из малоимущих семей, сиротам. Наверное, все эти организации делают что-то очень хорошее. Но только у 20 организаций есть не менее хорошие идеи, одна-две организации наверняка действительно хороши, и лишь одной руководит человек, который хочет изменить систему. Сделать так, чтобы, к примеру, у детей была возможность не только поесть, но и появились возможности для развития, шанс перейти на другую ступеньку социальной лестницы.

Второй критерий: человек, о котором мы говорим, должен быть предпринимателем. Для нас это человек с устойчивой целью, который не видит препятствий, а видит только возможности.

Третий критерий – креативность. Социальный предприниматель должен видеть множество вариантов решения проблемы. Он может работать и с правительством, и, например, с актерами – с кем считает нужным. Он говорит: «Если не получается одно, попробуем другое. Привлечем к работе самую знаменитую актрису в стране»… Наши лауреаты всегда находят нестандартные решения. А если тот или иной человек тратит 80 процентов времени на менеджмент старых идей и только 20 – на менеджмент новых, то какой же он социальный предприниматель...

Еще один критерий – так называемый «этический материал» человека, его нравственные качества. Они не оцениваются никакими анкетами, а проверяются только чувством. Нам важно понять, можно доверять этому человеку или нет. Если есть хоть малейшая причина ему не доверять, подозрение, что он скрывает что-то, такой человек нам не подходит. Мы же создаем сообщество. И если хоть один человек в нем работает только на себя, защищает в первую очередь свои интересы, сообщество «затрещит по швам». Оно должно строиться на абсолютном доверии, и все его участники должны разделять единые, общие ценности.

 
О.С.: Нет ли противоречия в том, что «Ашока» ищет социальных предпринимателей в нашей стране, где еще не до конца выработаны собственные критерии социального предпринимательства? Вы готовы начать свою миссию даже в отсутствие самого этого понятия в России?

Ф.Р.: Так было в каждой стране, куда мы приходили. Когда я создавала «Ашоку» в Германии, там тоже не существовало понятия «социальное предпринимательство». Никто о таком и слыхом ни слыхивал. «Социальное что?..», – спрашивали все. 

 
О.С.: То есть, совсем не обязательно, чтобы общество должно быть к этому готово? И все происходит «вопреки»?

Ф.Р.: Я бы сказала, что социальное предпринимательство, как мы его понимаем, уже есть в России, и «Ашока» докажет вам это. Мы верим в то, что делаем, и знаем, что ищем (о критериях мы уже говорили). И мы знаем, что люди, которые отвечают нашим требованиям, в России есть. 
 

О.С.: Как шутливо заметил когда-то Билл Дрейтон в интервью журналу «Деньги и благотворительность», «я съем этот стол, если в России нет социальных предпринимателей»…

Ф.Р.: Совершенно верно. Они есть в каждой стране. «Я хочу что-то делать, и я могу», – это очень понятная человеческая реакция на метод, предлагающий системные изменения.


О.С.: Вы уже запланировали конкретную работу с социальными предпринимателями в нашей стране, или это следующий этап деятельности «Ашоки» после нахождения своего представителя?

Ф.Р.: У нас пока нет денежных средств, чтобы инвестировать их в российских социальных предпринимателей. Сначала надо найти деньги. Это не сложно, но требует времени. Параллельно можно, и это всегда полезно, смотреть – о ком можно говорить как о социальном предпринимателе в России, кто тот человек, которому мы бы дали деньги, если бы они у нас были  сегодня. Но говорить об этом можно только предварительно. 
 

О.С.: Как происходит поиск номинантов на ваши премии понятно: кто-то говорит, что есть подходящий человек, а дальше вы знакомитесь с ним, принимаете решение, и в будущем социальные предприниматели получают вашу поддержку. В России это похоже на то, как происходило в других странах – Германии, Франции?

Ф.Р.: Россия в разы больше любой другой европейской страны. В Германии можно доехать за 5 часов на поезде куда угодно. В России же попасть в тот же Новосибирск – совсем другое дело. Ваши просторы – это самая большая трудность…
 

О.С.: Вы, должно быть, изучали социальную сферу нашей страны, прежде чем прийти сюда со своими проектами. Какое представление у вас сложилось о сфере, какие проблемы вы видите здесь?

Ф.Р.: Я читала множество трудов о гражданском секторе России. Интересное чтение. В этой сфере занято много людей, и я вижу, что они очень многое делают. Но российские бизнесмены говорят мне, что никогда ни один человек из гражданского сектора к ним не подходил, чтобы поговорить о долговременном сотрудничестве. Это для меня индикатор того, что диалог пока не налажен.
 

О.С.: Вы говорите о тех бизнесменах, кто представляет крупные компании?

Ф.Р.: Да.
 

О.С.: Этого не может быть! Наверное, это не касается Москвы?

Ф.Р.: Нет, как раз это прозвучало в Москве. Но не думаю, что это только российская проблема. В Германии было то же самое. В социальной сфере, если думают о деньгах, то имеют в виду фандрайзинг (привлечение средств), а не о том, как можно вместе сделать что-то. У «Ашоки» другой подход. Мы не занимаемся фандрайзингом, мы ищем партнеров, которые хотят вложить в проекты не только деньги, но и стать долговременными партнерами в улучшении системы и для достижения определенных целей. 
 

О.С.: Не могу не согласиться с вами. Некоторые коммерческие компании действительно готовы вкладывать деньги в перспективные социальные проекты, но просители чаще всего приходят на переговоры со старыми проектами и абсолютным отсутствием идей. Их проекты не направлены на развитие, поэтому они и не поддерживаются. А деньги не используются как инвестиции. Можно бесконечно «латать дыры», помогать нуждающимся, заниматься благотворительностью, традиционные формы филантропии никто не отменял, и, слава богу, что они работают. Но есть и нечто другое, что требует особого вдохновения. Убежден, в России много таких людей, кто может предложить новые идеи – просто их надо найти.

Ф.Р.: И если у того или иного человека есть оригинальная идея, как принести пользу обществу, он должен знать, что существует место, куда он может со своим проектом прийти и получить деньги и поддержку. Большинство лауреатов «Ашоки» повсеместно считались «белыми воронами». В Германии одному нашему номинанту, который работал когда-то в аспирантуре, предложили профессуру в университете. Его супруга очень обрадовалась, ведь в семье трое детей, а профессор – это хорошая, высокооплачиваемая должность. А он говорит: «Нет, не хочу быть профессором, хочу продвигать свою идею, буду работать с «Ашокой». Жена негодует: «Ты что, с ума сошел? Ты первый турок в Германии, который закончил здесь школу, а сейчас вот так запросто бросишь профессуру?! У нас же дети!» А теперь его организация растет как на дрожжах, он в Германии очень известная персона, его часто приглашают на телевидение. Конечно, никто не думал, что его идея будет иметь такой успех. А ведь сидел себе человек в аспирантуре, был у него крошечный проект, и он даже не зарегистрировал собственную организацию…
 

О.С.: Заканчивая наш разговор, смею предположить, что мы еще не раз удивимся тому, что будет происходить в России с социальным предпринимательством.

Ф.Р. (смеется): Я думаю, да!

 

Июль 2008

Специально для портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство»

Литературная запись Людмилы Скопинцевой

Дата публикации: 23 июля 2008



 96   94  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно