ЦИСС Башкортостана — проводник инноваций

В столице Башкирии Уфе происходят удивительные вещи: директор скромного частного детского сада предлагает поправку в федеральный закон, и ее принимают, вчерашний безработный защищает бизнес-проект и получает на его развитие немалую сумму. И все это происходит при непосредственном участии республиканского Центра инноваций социальной сферы (ЦИСС). О том, каково в Башкирии быть социальным предпринимателем и существуют ли «вредные» социальные инновации, мы спросили руководителя центра Ильвиру Арсланову.

Ильвира Рагизовна, а все ли социальные инновации одинаково полезны? Вот, например, в этом году мы отмечаем 30-летие знаменитой горбачевской перестройки. Тоже своего рода социальная инновация, а сколько людей ее недобрым словом поминают!

О перестройке мне трудно говорить, я все же не политолог, но, если честно, с такой постановкой вопроса — не вредят ли социальные инновации — сталкиваюсь впервые! Если обратиться к определению, то социальная инновация — это некое явление общественной жизни, возникшее в результате инициативных действий какого-то конкретного человека или группы людей и получившее признание в данном обществе. То, что в итоге обществу вредит, вряд ли будет признано и социальной инновацией поэтому не является. Так что если люди не признали перестройку благом, вряд ли ее можно назвать инновацией.

Тогда назовите, пожалуйста, какую-нибудь конкретную социальную инновацию, которая за последние 10 лет изменила жизнь обычного россиянина к лучшему?

Возможно, это массовое открытие частных детских садов. Оно предоставило право выбора: идти в муниципальный детский сад, который в силу тех или иных причин не всегда отвечает вашим требованиям, или в частный, а их сейчас — огромное разнообразие. Если бы не было частных детских садов, очереди в муниципальные были бы просто неимоверными! Кроме того, частные детские сады создают здоровую конкуренцию: там быстрее внедряются новые методики, им легче перестраиваться, оттуда новшества распространяются и на муниципальные садики. То есть мы видим, как социальная инновация постепенно меняет всю отрасль, а у немалого числа семей реально улучшается качество жизни.

Помимо частных детских садов, у нас возникла еще и альтернативная система дополнительного образования: различные студии, кружки и так далее. И, что меня особенно радует, появились предприниматели, которые занимаются реабилитацией больных ребят, например с ДЦП.
 

«…Люди поняли, что они не одни»

Центру инноваций социальной сферы Башкортостана уже полтора года. Вы открылись в сентябре 2013-го. Что удалось сделать за это время?

Наверное, главное достижение — это формирование сообщества социальных предпринимателей в республике. Первое, что мы сделали, — организовали «Школу социального предпринимателя». Ее окончили уже почти сто человек. Все они перезнакомились, общаются, выручают друг друга. Люди поняли, что они не одни. Мне всегда хотелось, чтобы наша работа носила системный характер, а не ограничивалась лишь проведением каких-то семинаров, когда человеку вручили сертификат и все, до свидания.

Расскажите, как создавался ваш центр.

Инициатива создания Центра инноваций социальной сферы принадлежала Министерству экономического развития Республики Башкортостан. Цель — поддержка социального предпринимательства в регионе.

Вы занимаетесь только социальными предпринимателями?

Мы помогаем также социально ориентированным некоммерческим организациям, у нас есть примеры потрясающе эффективных НКО.

Вы упомянули «Школу социального предпринимателя». Социальное предпринимательство появилось совсем недавно, в России о нем заговорили только лет десять тому назад. Откуда берете преподавателей и учебные программы?

Программу, надо сказать, мы создавали не с нуля. Изучили опыт подобных программ в Московском государственном университете, в Высшей школе менеджмента Санкт-Петербургского университета, в Омском центре инноваций социальной сферы. На базе этих программ и с учетом нашей региональной практики мы и сформировали учебный план. Привлекли лучших преподавателей Башкирской государственной академии при Президенте Республики Башкортостан, Института социальных технологий, Башкирского государственного университета. Стараемся привлечь к работе федеральных экспертов: из Совета Федерации, Госдумы, Агентства стратегических инициатив и Фонда «Наше будущее».
 

О потухшем взгляде и опущенных плечах

Социальные предприниматели в обучении участвуют как эксперты?

Конечно. Приглашаем успешных, состоявшихся социальных предпринимателей. Самое главное даже не то, что они опытом делятся. Они заряжают энергетикой успеха — «у меня получится!». Начинающим предпринимателям очень важно пообщаться с кем-то, кто уже все эти «огонь, воду и медные трубы» прошел.

Каким образом люди попадают в «Школу социального предпринимателя» и чему там учат?

Нужно подать заявку на сайте: businessrb.ru или по электронной почте: cissrb@yandex.ru — и представить свой проект. Обучение начинается с обобщения мировой практики, практики соседних регионов, Башкирии. Много часов уделяем бизнес-планированию, причем именно практических часов — в виде деловой игры. Плюс, конечно, маркетинг, продажи. Завершается обучение защитой бизнес-плана. Занятия, кстати, проходят не только в Уфе. Мы провели «Школу» в Салаватском районе республики. На защите проектов был глава района, и практически все проекты потом получили муниципальную поддержку. Сегодня в районных муниципалитетах есть бюджеты на поддержку предпринимательства, но трудно найти жизнеспособные проекты. Наша «Школа» — прекрасный механизм отбора таких проектов, поэтому я надеюсь, что подобная практика распространится и на другие районы республики.
 

Защитился – получи деньги

Расскажите, пожалуйста, подробнее о самих проектах. Были те, которые вас приятно удивили?

Что касается проектов из районов,  то там основной социальный вопрос, который решается, — это самозанятость. Не секрет, что на селе основная проблема — безработица, производная от которой — пьянство. Возрождение ремесленничества и каких-то других сопутствующих направлений служит хорошим подспорьем для муниципалитетов. В основном все, кто защищал проекты в Салаватском районе, выбрали направление животноводства, фермерства. В этом районе защищали проекты 19 выпускников, и все они получили муниципальную поддержку.

Что касается нашего уфимского отделения «Школы», то в новом наборе есть интересный проект гостиницы для лиц без определенного места жительства. Молодой человек уже осуществляет эту работу в одном из храмов города и хочет ее реализовать в рамках бизнес-проекта.

Что-то похожее на «Дома трудолюбия» Иоанна Кронштадтского?

Совершенно верно, или на молодежную деревню Вячеслава Горелова, социального предпринимателя из Пермского края.

Вы сказали, что большая часть реализованных в столице региона Уфе проектов — это частные детские сады, а в каких сферах социальные предприниматели очень нужны, но представлены пока слабо?

Их очень ждут в сфере организации ухода за пожилыми людьми. В наш регион неоднократно пытались зайти с франшизой по организации пансионов для лиц старшего возраста, но проекты пока не пошли – по разным причинам, хотя потребность в альтернативе государственным домам престарелых очень высока. Как и в случае с детскими садами, это реальный способ повысить уровень оказываемых услуг в данной сфере. Одна девушка у нас сейчас занимается подготовкой такого проекта. Мы связали ее с ребятами, организовавшими пансион в Санкт-Петербурге. Может быть, что-то и получится — посмотрим.

Если еще кто-то помимо этой девушки придет к вам и скажет: «Хочу заниматься организацией пансиона для пожилых людей», то чем вы ему сможете помочь?

Во-первых, поможем составить грамотный бизнес-план. Во-вторых, будем содействовать в поиске источников финансирования. Это необязательно какие-то прямые субсидии. Можно использовать, например, механизм краудфандинга. В-третьих, будем лоббировать проект в различных профильных инстанциях. Но, подчеркиваю, это касается адекватных проектов, а не схемы: «Вы мне напишите проект, я получу под него деньги, а там посмотрим».
Сегодня в республике поддержку некоммерческих социально ориентированных организаций оказывает Министерство труда и социальной защиты населения, а субъектам малого и среднего бизнеса — Министерство экономического развития Республики Башкортостан. Если говорить о тех же дошкольных учреждениях, недавно между ними по конкурсу были распределены адресные субсидии на группы  кратковременного пребывания детей — 5 миллионов рублей. Это, конечно, небольшая сумма, но таких программ не так уж и мало. Целеустремленный социальный предприниматель с внятным, просчитанным бизнес-планом вполне может рассчитывать на финансовую поддержку государства.
 

Как ЦИСС до Госдумы довел

То, что вы рассказываете, входит в противоречие с устоявшимся медийным стереотипом: в России бизнесу тяжко, все плохо: судебная система — плохая, налоги — запредельные, правоохранители лютуют. А, по вашим словам, социальные предприниматели катаются как сыр в масле.

Наверное, где-то есть и упомянутые вами проблемы, но реальность действительно далека от мифов. О том, что в России невозможно заниматься бизнесом, как правило, говорят те, кто им никогда не занимался. Впрочем, социальные предприниматели, как я уже сказала, по природе своей обладают повышенным запасом прочности и оптимизма!

Чем еще занимается ваш центр?

Мы аккумулируем запросы социальных предпринимателей к власти. Например, в декабре 2013 года мы провели круглый стол с руководителями частных детских садов, чтобы выявить с какими проблемами они сталкиваются. По его результатам направили в профильный комитет Государственной думы ряд предложений. Некоторые из них потом были включены в поправки к Федеральному закону об образовании. 

Другой пример. Совсем недавно в Правительстве РБ прошло совещание под председательством сенатора от Республики Башкортостан, члена Совета Федерации РФ Лилии Гумеровой. Обсуждали введение дошкольного сертификата. Предполагается, что это будет документ, по которому семья сможет получить целевое финансирование на дошкольное образование ребенка. Что-то вроде родового сертификата. Скажем, нет мест в муниципальном детском саду, родители берут этот сертификат и идут в частный садик, а государство им его оплачивает. Идея сейчас активно обсуждается сразу во многих регионах. Но, разумеется, это должны быть лицензированные детские сады, а у нас в Уфе их — раз-два и обчелся. Лилия Гумерова напрямую спрашивала руководителей частных детских садов, почему они не лицензируются, что им мешает? И совместно мы выявили довольно серьезные противоречия в законодательстве. Сейчас наш центр вместе с предпринимателями как раз занимается сбором сведений, необходимых для того, чтобы выйти с законодательной инициативой. Если дошкольные сертификаты введут, это будет отличным подспорьем социальным предпринимателям. И схема финансирования детских садов будет более прозрачной.

Последний вопрос. Как вы себе представляете социальное предпринимательство в Башкирии через 10 лет?

Я надеюсь, что оно помолодеет. Сейчас средний возраст социального предпринимателя — сорок лет. В то же время в студенческой среде очень многие занимаются волонтерством, из которого — прямой путь в социальный бизнес. Надеюсь, что оба эти явления рано или поздно встретятся.

Автор: Кирилл Терёшкин

Дата публикации: 27 марта 2015

#социальное предпринимательство #башкортостан #цисс #социальные инновации

 928   147  
Вам может быть интересно