Елена Феоктистова: “Предложение способно формировать спрос в сфере социального предпринимательства”

Социальные предприниматели, люди самодостаточные и смелые, обычно берутся за решение трудных задач, не дожидаясь чьей-либо помощи. Однако развитие социального предпринимательства – это все же общее дело, которое не сможет продвигаться вперед без поддержки государства и общества. О том, какой должна быть эта поддержка, а также о настоящем и будущем бизнеса, работающего ради общественного блага, мы говорили с Еленой Феоктистовой, руководителем Центра корпоративной и социальной ответственности и нефинансовой отчетности Российского союза промышленников и предпринимателей.


 

Елена Николаевна, существуют ли, по-вашему, сейчас в бизнес-среде единое представление о том, что такое социальное предпринимательство?

Да, существует. Я бы сформулировала его так: социальным принято считать предприятие, создающееся для решения с помощью бизнес-технологий тех или иных социальных задач, которые в данный период и в данном месте по-другому не решаются. Добиться социального эффекта – вот основной, доминирующий мотив деятельности такого предприятия. При этом его владелец не может не заботиться о прибыли (бизнес есть бизнес), но прибыль вкладывается в развитие дела и служит прежде всего достижению поставленных целей.

Конечно, это определение достаточно общее и широкое, не исчерпывающее всех деталей. В ряде случаев необходимы более точные критерии, по которым можно определить, является ли бизнес социальным. Иначе любую коммерческую деятельность в социальной сфере можно было бы отнести к социальному предпринимательству (СП). Так, к примеру, платные учебные заведения или медицинские центры могут быть социально значимыми, но это часто не СП.

Четкие критерии нужны не ради теоретического знания, они имеют практическое значение. Пусть сегодня и не существует единой масштабной программы господдержки социального предпринимательства, тем не менее в ряде отдельных проектов государство участвует. И ему нужны параметры для отбора потенциальных партнеров. Бизнес-сообщество и общественные организации, уделяющие внимание продвижению этого направления, сами для себя вырабатывают критерии, как это сделал, например, Фонд “Наше будущее”.

Получается, что у каждого свои критерии, а грань между СП и обычной коммерческой деятельностью довольно тонкая…

Сейчас критерии, позволяющие отнести бизнес к категории СП, очень подвижны. И это нормально. Один и тот же вид деятельности в каких-то условиях можно считать социальным предпринимательством, а в каких-то – нет. Многое зависит от конкретных обстоятельств.

Приведу пример. Фермерство – это в большинстве случаев обычная коммерческая деятельность. Однако в прошлом году на Конкурсе региональных социальных предпринимателей жюри, членом которого я была, включило реализуемый в Волгоградской области сельскохозяйственный проект в число победителей. Он получил поддержку Фонда. Почему? Социальную значимость этого проекта предопределили особенности сложившейся в регионе ситуации. Показатели безработицы в Волгоградской области сейчас крайне высоки. В силу разных причин люди никак не могут найти себе дело. Как следствие – низкий уровень жизни и множество других социальных проблем.

Вислан Шуршаев, владелец фермерского хозяйства (в рамках поддержанного Фондом проекта построивший тепличный комплекс для круглогодичного выращивания овощей. – Прим. ред.), готов решать проблему сезонности занятости местного населения. Он видит свою функцию в том, чтобы предоставить многим односельчанам и жителям близлежащих населенных пунктов круглогодичную работу. Он собирается обучить их, приспособить к сельскохозяйственному труду, дать им возможность получения дохода. Кроме того, Шуршаев взял на себя обязательства передавать часть своей продукции в социальные учреждения своего региона. Он восстановил ирригационную систему, разрушенную в годы перестройки, и наладил водоснабжение – односельчане вне зависимости от того, являются они сотрудниками КФХ или нет, получили возможность пользоваться водой. Особенности его подхода к ведению дел во всей их совокупности позволяют считать это предприятие социальным. При этом далеко не любому фермеру можно присвоить данный статус, хотя в целом этот труд очень важен: производство продуктов питания, особенно экологически чистых, – чрезвычайно значимо для общества.

В чем разница между социально ответственным бизнесом и социальным предпринимательством?

Это совершенно разные вещи, напрямую никак не связанные. Корпоративная социальная ответственность – это ответственная деловая практика любого бизнеса. Сюда входят и деловая этика, и построение отношений между работодателем и сотрудниками, и создание для них достойных условий труда, и экологическая политика, и взаимодействие с местным сообществом, и еще целый комплекс мер по созданию эффективного и экономически устойчивого предприятия. Эти положения отражены в ряде российских и международных документов, например в Социальной хартии российского бизнеса, а также в принятом в прошлом году Международной организацией по стандартизации (ISO) Международном стандарте по социальной ответственности.

Каким вы видите сегодня российское социальное предпринимательство?

В основном за проекты с социальной миссией берутся представители малого и среднего бизнеса. Больших доходов у них нет, да это и не главная цель. Прибыль нужна для решения социальных задач. Нередко такому делу посвящают себя те, кто сам оказался в сложной жизненной ситуации, нашел способ ее преодолеть и решил помогать другим. Есть и другие пути к СП: предприниматель находит какую-то небольшую, специфическую нишу; он берется поставлять на рынок определенные продукты или услуги, востребованные довольно узкой категорией потребителей.

Что, по-вашему, мешает малому бизнесу развиваться?

Об этом последнее время постоянно говорят и пишут. Во-первых, наша налоговая система носит преимущественно фискальный характер: прежде всего нужно собрать побольше денег в бюджет, а потом уже, возможно, чем-то поддержать предпринимателя. Малый бизнес действительно вполне может быть хорошим источником для пополнения бюджетных средств, но вначале ему необходимо дать время, чтобы встать на ноги. Вероятно, государству стоит снизить налоги или предусмотреть какие-то отсрочки – то есть на первых порах недополучить, чтобы потом получить сполна. Активному развитию предпринимательства по-прежнему мешают административные барьеры и, конечно, коррупция. Несмотря на все меры по борьбе с ней, она остается пока серьезной угрозой для благополучия малого и среднего бизнеса.

Для социального предпринимательства актуальной проблемой является поиск доступных источников финансирования. Как любой бизнес, СП должно быть эффективным и давать результаты, позволяющие ему держаться на плаву. Но для старта нужны средства. А получить кредит начинающему бизнесмену сложно. В настоящее время активно создаются центры микрофинансирования, но их пока немного и возможности получить микрокредиты есть далеко не у всех, кому они необходимы. Еще одна проблема – недостаток знаний и навыков, необходимых для ведения бизнеса. А соответствующее образование на сегодняшний день тоже не для всех доступно.

Какие сферы можно считать перспективными для реализации социальных проектов?

На мой взгляд, огромные нереализованные возможности есть в области социальных услуг. Я имею в виду не столько образование и здравоохранение, которые мы традиционно относим к социальной сфере, а, скорее, сферу социального обслуживания и создание кризисных центров, предлагающих разного рода поддержку тем, кто попал в трудную ситуацию. У нас в стране это направление развито мало, хотя такие центры, по идее, должны быть повсеместно, как поликлиники. Ведь даже у самых обычных и в целом успешных людей могут возникать жизненные проблемы: конфликты или насилие в семье, возрастные трудности у ребенка, сложности с адаптацией на новой работе или при смене места жительства и т.д. Зачастую человек не знает, как бороться с появившимися в его жизни ограничениями (необязательно по здоровью). Кто-то, может, и готов заплатить за помощь, но не имеет понятия, куда обратиться. Необходимо создавать также адаптационные центры для отдельных социальных групп: для тех, кто освобождается из мест лишения свободы, для выпускников интернатных учреждений, для семей, усыновляющих детей или берущих их под опеку.

В социально-бытовом сегменте есть немало коммерческих предложений (к этой области относится, например, уход за больными, пожилыми людьми или услуги няни). Однако слишком высокие цены и отсутствие гарантий надежности и безопасности не позволяют воспользоваться этими видами сервиса очень многим из тех, кто остро в нем нуждается.

В идеале все эти потребности должна удовлетворять разветвленная система социальных служб. Создание системы – забота государства. Но частной инициативе здесь вполне найдется место. Какая-то часть услуг предоставляется государством на бесплатной основе, а какая-то будет платной. Такой бизнес не даст высокой прибыли, но он вполне может стать окупаемым. Спрос на социальные услуги есть, но, кроме прочего, его надо еще и формировать.

Вы говорите о необходимости формировать спрос на социальные услуги. Как это происходит? Это вопрос информированности потребителя или не только?

Экономическая теория гласит, что не только спрос рождает предложение, но и предложение способно формировать спрос. Специалисты должны исследовать ситуацию в обществе, выявлять наиболее актуальные для региона вопросы: это могут быть проблемы, связанные с асоциальным поведением, с отчужденностью, с низкими доходами и нереализованностью людей. Выявив проблемы, надо понять, как их можно решать – какие технологии существуют в мире и в России и в какой мере они уже применяются в данном регионе. К примеру, можно нанести на карту те институты, которые уже существуют и помогают в преодолении имеющихся трудностей. Скажем, на какой-то территории есть определенное количество детей-инвалидов. Существуют ли удовлетворяющие их потребности центры реабилитации? Достаточно ли этих центров? Какая помощь оказывается родителям этих детей, которые несут основную нагрузку по их воспитанию и социализации?
После этого создается сеть учреждений (или восполняются недостатки имеющейся сети) и, безусловно, обеспечивается информационная поддержка ее деятельности, чтобы люди знали, где получить помощь.

На деле представители малого бизнеса просто хорошо знакомы с локальными проблемами. Это и побуждает их к действию, а масштабную исследовательскую работу они не ведут.

Конечно, это должно делать государство или НКО. Поэтому мы всегда говорим о необходимости партнерства некоммерческого сектора, бизнеса и органов власти. Там, где их интересы совпадают, развитие идет активнее. Но, так или иначе, первичное предложение нередко провоцирует спрос, а потом уже спрос начинает в свою очередь стимулировать дальнейшее расширение предложений. На практике вдруг оказывается, что потребностей у целевой аудитории гораздо больше, чем предполагалось, и задачи стоят гораздо более масштабные.

Есть ли у СП значительные перспективы не только в сфере услуг, но и в области производства?

Мы говорили о социальных “продуктах труда”, о важных для оздоровления общества услугах. Но есть и другая, весьма перспективная сфера развития СП. В этой области социальным целям служит не продукт, а сам процесс деятельности. Речь идет прежде всего о создании специализированных предприятий для людей с ограниченными возможностями. Таких людей много и становится все больше, а возможности их трудоустройства невелики. При этом занятость не только дает им средства к существованию, но и позволяет интегрироваться в общество, преодолеть изоляцию и вести полноценную жизнь. Создание рабочих мест для инвалидов требует особых вложений. Поэтому здесь также крайне необходима поддержка государства – налоговые льготы для взявшегося за это дело бизнесмена, возможно, помощь в реализации продукции, обеспечение госзаказа. Целевой аудиторией, нуждающейся в социальной адаптации, могут быть не только сами инвалиды, но и другие незащищенные категории граждан, скажем, родители детей с ограниченными возможностями или многодетные матери. Эти люди вполне способны успешно и эффективно трудиться, если создать подходящие условия для работы.

Какие меры, проводимые Российским союзом промышленников и предпринимателей, прямо или косвенно поддерживают социальное предпринимательство?

РСПП как общественная организация трудится на благо улучшения бизнес-среды в целом. Мы ведем диалог с государством, добиваясь создания условий и благоприятного климата для развития предпринимательства. В рамках РСПП работает комитет, который лоббирует интересы малого бизнеса; ведется работа по выявлению успешных практик и распространению опыта. Наше участие в качестве экспертов в конкурсах, подобных проводимому Фондом конкурсу “Социальный предприниматель”, тоже является частью обширной работы по выявлению и совершенствованию интересных бизнес-решений.

___

Специально для портала "Новый бизнес: социальное предпринимательство"
Май 2011 г.

Дата публикации: 22 мая 2011

#феоктистова #мнение эксперта

 801   176  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно