Глобальное пробуждение: 11 вопросов Дэвиду Борнстайну

Дэвид Борнстайн - автор книги «Как изменить мир: социальное предпринимательство и сила новых идей». Как говорил Нельсон Мандела, бывший президент ЮАР, книга «замечательна, полна надежды и озарений». Борнстайн написал также книгу «Цена мечты» (The Price of a Dream: The Story of the Grameen Bank), в которой ведется хроника всемирного развития стратегии микрокредитования в борьбе с бедностью.

Фото с сайта http://www.cusa.uci.edu/cahs090.jpg«Цена мечты», которая опиралась на результаты 10-месячного исследования, проведенного в селах Бангладеш, завоевала награду Harry Chapin Media Awards, вышла в финал конкурса Helen Bernstein New York Public Library Book Award за достижения в журналистике и была признана газетой San Francisco Chronicle одной из лучших книг 1996 года о бизнесе.

Статьи Дэвида Борнстайна появлялись в американских Atlantic Monthly, New York Times, New York Newsday, итальянской газете Il Mundo, бельгийском журнале Defis Sud и других изданиях. Он выступил соавтором 2-часового документального сериала To Our Credit на PBS, посвященного программам микрокредитования в пяти странах.

Борнстайн получил степень бакалавра в области коммерции в университете Макгилла в Канаде и степень магистра гуманитарных наук в университете Нью-Йорка.


Вопрос 1: Существуют ли фундаментальные различия между основателями общественных и коммерческих организаций?

Ответ: Зависит от того, что вы считаете фундаментальным. С точки зрения темперамента, навыков, драйва, способа задавать вопросы и обдумывать проблемы основатели коммерческих и некоммерческих организаций – люди во многом одинаковые. Все больше и больше учредителей общественных организаций для достижения своих целей используют бизнес-подходы, поэтому им вовсе не обязательно всю жизнь управлять только некоммерческими предприятиями. В будущем вы увидите гораздо больше коммерческого социального предпринимательства, а также предприятий со смешанными организационно-правовыми формами.

Основная разница в том, к чему стремится основатель организации. Каков первичный мотив в создании организации, в какой бы форме она ни существовала. Вы стремитесь разработать лекарственные препараты для борьбы с болезнями, которые поражают большое число людей в развивающихся странах, как это делает Виктория Хейл со своей организацией One World Health, или стремитесь покорить мировой рынок кроссовок и модных шорт? Коммерческие предприниматели делают ставку на продукт. Социальными предпринимателями в основном движет этический императив. Они реагируют на неотложные нужды. Вопрос: «Почему?» для них имеет первостепенное значение.

 

Вопрос 2: Существуют ли фундаментальные различия между людьми, которые ходят на работу в некоммерческие организации и создателями новых некоммерческих организаций?

Ответ: Главное различие в том, что люди, которые ходят на работу в компанию, цель которой – социальные перемены, менее мотивированы зарабатыванием больших денег. Обычно это для них не главное. Если же вы добились феноменального успеха, вы не становитесь богатыми – вы меняете мир. Это различие должно быть каким-то образом связано с иерархией ценностей, которые обусловливают решения человека – то, что, по его ощущениям, «нужно» осуществить, чтобы быть счастливым и положительно себя воспринимать, или, с другой стороны, обрести уважение или восхищение, к которым он стремится.

 

Вопрос 3: В коммерческом мире подсчитывают доходы с продаж, а что подсчитывать в мире некоммерческом?

Ответ: Это все равно, что сравнивать яблоки с апельсинами. В бизнесе можно сопоставлять финансовые показатели компаний - кофе они продают или автомобили. Как сравнить успехи организации, которая помогает инвалидам жить более независимой и достойной жизнью с успехами организации, которая проводит курсы дополнительного образования для детей из бедных семей? Не существует эталона, такого как доходы или прибыль в бизнесе. Но в «подотраслях», таких как доступность высшего образования или доступ к услугам здравоохранения, или работа по защите окружающей среды, без сомнения, есть организации, которые достигают большей эффективности, чем другие.

Оценить эффективность некоммерческих организаций не так просто, как ввести данные в таблицу и сделать подсчет. Но, сочетая хорошо продуманные данные или показатели, которые связаны с влиянием «нечисловых» свидетельств, можно сделать взвешенные, надежные выводы о том, какие организации делают максимум того, на что способны, а каким следует иметь больший доступ к капиталу для роста и более низкие расходы.

В конце концов, это не сильно отличается от того, что интуитивно делают в бизнесе многие инвесторы и рейтинговые агентства. Они  рассматривают нематериальные составляющие: команду, энтузиазм, качество решения проблем, драйв, репутацию, потенциал для роста – и уже потом принимают решения. То же самое можно сделать и в социальном предпринимательстве.

 

Вопрос 4: Как социальные предприниматели могут привлечь таланты, если у них нет высоких зарплат и дополнительных преимуществ?

Ответ: Предлагая людям возможности трудоустройства с учетом их талантов, интересов и ценностей. Вдохновляя их видением того, как изменить мир, как стать частью чего-то большего, чем они сами. Мы должны задуматься над предположением, которое скрывается за этим вопросом: а именно, над представлением, что люди стремятся зарабатывать как можно больше денег. Конечно, всех нас волнует денежный вопрос. Но тот выбор, который люди делают каждый день – становятся учителями, рожают детей, жертвуют на благотворительность, – показывает, что их мотивирует много разных вещей.

Мы находимся на интересном отрезке американской истории. Со всем нашим богатством и свободой выбора мы одержимы поиском счастья. Большинство современных американцев феноменально богаты по сравнению с их дедами, но многие исследования показывают, что они не стали счастливее. Люди, возможно, даже менее счастливы, чем раньше. На самой верхней строчке списка того что приносит счастье и чувство удовлетворенности, – работа, которую люди находят трудной и глубоко значимой, совместно с коллегами, которых они уважают и которые им небезразличны. Это и предлагает социальное предпринимательство.

 

Вопрос 5: Поэтому многие видные бизнесмены начинают заниматься социальным предпринимательством?

Ответ: Бизнесмены начинают заниматься социальным предпринимательством ровно по той же причине, по какой и многие другие люди в обществе начинают работать в этой области: они видят новые возможности для решения проблем творческими путями; они обладают большей, чем в прошлом, силой и пониманием для решения масштабных проблем; они видят огромную потребность в решении проблем, которыми не занимаются традиционные институты будь то бизнес, правительства или общественные организации; они пережили то, что можно назвать «неудачей успеха» – экстраординарное накопление богатства и имущества на протяжении последних пятидесяти лет, после чего они стали чувствовать в себе неудовлетворенность и часто пустоту.

Когда Билл Гейтс объявил, что уходит из Microsoft, чтобы управлять своим фондом, он ясно дал понять, что не уходит в отставку, а скорее меняет приоритеты. Почему? Именно благодаря исследовательским поездкам по развивающимся странам он столкнулся с людьми, которые страдают и умирают – и не мог этого забыть. Он увидел, что может принести больше пользы миру, помогая разрабатывать вакцины от СПИДа и малярии или увеличивая доступ к медицинским услугам, чем способствуя созданию большего числа программных инструментов, какими бы ценными они ни были. Многие люди приходят к аналогичным заключениям. Это своего рода глобальное пробуждение.

 

Вопрос 6: Люди радуются, когда какая-нибудь корпоративная «шишка» разбрасывает большие деньги и отправляется работать в некоммерческий сектор. А происходит ли обратное?

Ответ: Мы наблюдаем сегодня все большее взаимодействие между бизнесом и социальным предпринимательством. Все чаще те, кто  проработал над социальными или экологическими проблемами много лет, находят возможности заняться  бизнесом, так как он укрепляет влияние.

Волна предпринимательства в сфере «чистых технологий» – идеальный пример. Такими технологиями занимаются многие люди, которые делают первые шаги в области защиты экологии и рассматривают бизнес в качестве двигателя для достижения своих природоохранных целей. Мы видим, что все больше профессионалов из сферы здравоохранения или людей из государственных медицинских учреждений нацелены на решение проблем. Это хорошо сочетается с бизнес-моделями. Все больше людей отказываются признавать границы между разными отраслями; они стремятся к наибольшей отдаче и ищут лучшие инструменты для выполнения своей работы. Скорее всего, эта тенденция будет усиливаться.

 

Вопрос 7: Что побуждает одних людей действовать, а других просто обдумывать?

Ответ: Трудно сказать. Почему люди, которые месяцами все откладывают на потом, вдруг включают обороты и подают налоговые декларации в последний день? В определенный момент переживания от собственного безделья и, как следствие,  необходимость платить пени оказываются сильнее нежелания  заполнять налоговую декларацию. То же самое применительно и к другим аспектам жизни. Существует эмоциональная боль, связанная с бездействием, особенно если нам что-то небезразлично. Таким образом, чем теснее соприкасаются люди с проблемами вокруг них, тем труднее им становится эмоционально мириться с этими проблемами и тем больше действий с их стороны мы можем увидеть.

Позитивная сторона таких активных действий – предвкушаемое удовольствие и удовлетворение. Вернемся к примеру с налогами. Если вы знаете, что вам причитается большой возврат налога, то у вас может появиться стимул заполнить декларацию к январю – чтобы получить возмещаемые средства как можно быстрее. Удовольствие от совместного труда, чувство удовлетворения и возбуждение от претворения в жизнь перемен, радость отдавать – все это потенциально великие мотиваторы. Но часто мы забываем говорить об этом.

В итоге, мы сосредоточиваемся на аспектах «делания добра», на жертвенности, на этических компонентах, но часто забываем упомянуть, какое замечательное чувство появляется в результате активных действий, которые согласуются с нашими главными убеждениями. И, наконец, люди откладывают свои действия просто потому, что они не знают куда идти, что делать и с чего начать. Поэтому существует большая потребность в инструментах, которые помогают им найти свое место в сфере социального предпринимательства и социальных инноваций. Это тема книги, над которой я сейчас работаю.

 

Вопрос 8: Что мешает потенциальным социальным предпринимателям полностью реализовать свой потенциал?

Ответ: Основное препятствие – недостаток рационально распределенного финансирования на цели роста, которое помогло бы людям построить первоклассные институты. Большинство наших крупных компаний способны привлечь миллионы долларов на рынках капитала – посредством займов или выпуска акций. Но социальные предприниматели, которые управляют некоммерческими организациями, обычно вынуждены привлекать значительные средства через гранты, предоставляемые разными фондами. Поскольку финансирование фрагментировано, социальные предприниматели в итоге тратят 80 процентов своего времени на сбор средств вместо того, чтобы тратить его непосредственно на управление своими организациями. Это большая ловушка.

Социальные предприниматели сталкиваются с трудностью в поиске терпеливых поставщиков капитала на нужды своего роста. Следствием этого являются трудности в найме и удержании талантливых людей.

Еще одно препятствие – это отсутствие двусторонней связи между социальными предпринимателями, с одной стороны, и коммерческими предпринимателями и правительствами, с другой.

 

Вопрос 9: Что тогда могло бы сделать правительство или общество для поощрения социального предпринимательства?

Ответ: Помочь в построении общества, в котором очень многие люди уверены в себе, обладают навыками и желанием решать жизненно важные проблемы. Самые главные качества социального предпринимательства – эмпатия, способность к совместной работе и упрямая вера в то, что многое можно изменить. Это и побуждает, стимулирует людей к действию.

Есть много способов улучшить систему образования так, чтобы молодые получили опыт, позволяющий им воспитать в себе эти качества, дать им ощущение собственной силы, ощущение того, что они участники процесса. Я бы сказал, что это должно стать одной из фундаментальных целей образования. Как только у ребенка появился такой опыт, он никогда не вырастет пассивным наблюдателем...

Мы могли бы встроить такой опыт в учебные планы каждой школы и каждого колледжа. Мы могли бы использовать силу СМИ, чтобы сделать сферу социального предпринимательства более очевидной. Социальные предприниматели нуждаются в различных формах финансовой и структурной поддержки – в новых законах, менее фрагментированных и более рациональных рынках капитала, более прочных связях с правительством, бизнесом и научным сообществом. Это большой труд для любого, у кого есть толика творческого начала и кому нравится в хорошем смысле отклоняться от норм.

 

Вопрос 10: Кто для вас Стив Джоббс социального предпринимательства?

Ответ: Самый известный социальный предприниматель – Мухаммад Юнус, основатель банка Grameen. Подобно Джоббсу, Юнус взял продукт – кредит, – который раньше был эксклюзивным (как первые персональные компьютеры), и вывел его на массовую аудиторию. Поступив таким образом, его банк помог демократизировать доступ к капиталу, подобно тому, как Apple Computer демократизировал доступ к информации. Эффект был аналогичным: больший выбор и самоопределение в руках большего числа людей по всему миру.

 

Вопрос 11: Африканский предприниматель, который получает микрокредит и поддерживает свою семью, сильно отличается от Билла Гейтса или Стива Джоббса?

Ответ: И да, и нет. В смысле видения и устремлений биллы гейтсы и стивы джоббсы в нашем мире – явление довольно редкое. Забудьте про Африку; есть много людей, родившихся со всеми возможными привилегиями, получивших лучшее образование, обширный опыт, абсолютно уверенных в себе, и они не становятся предпринимателями. Просто это их не привлекает. Предпринимателей больше всего вдохновляет воплощение в жизнь их мечты. Другие люди получают наибольшее удовлетворение от других вещей – может быть, от межличностных отношений, или преподавания, или целительства, или сочинения музыки.

Нет большой разницы между ведущими предпринимателями в мире бизнеса, такими как Билл Гейтс и Стив Джоббс, и ведущими социальными предпринимателями, такими как Джим Грант, Мухаммад Юнус, Фазл Абед или Билл Дрейтон. Но очевидно, что не у каждого есть должные темперамент и желание стать предпринимателем – и слава Богу!

Существуют также предприниматели различных уровней. Некоторые люди создают небольшие организации, некоторые создают средние, некоторые – большие. Разница в том, что для них важнее всего в жизни, насколько большие мечты они себе позволяют и где останавливаются на этом пути. Несомненно, миллионы микропредпринимателей в Африке, Бангладеш и по всему развивающемуся миру обладают обширным запасом неиспользованного потенциала. При должной структурной поддержке, включая капитал, многие из них смогли бы построить очень успешные компании или общественные организации; какая-то часть смогла бы создать фирмы мирового класса, как в США. Но, чтобы не преувеличивать роли предпринимателей, важно осознавать, что они лишь - составляющая в процессе перемен.

Предприниматели достигают успеха только в той степени, в которой они способны собрать вместе разных людей с разными талантами и способностями, которые, будучи командой, могут создать то, что не создали бы по отдельности. Предприниматели – это организующие силы: эпицентры, магниты. Для осуществления любых значительных перемен требуется много рук, которые будут работать вместе.

http://blog.guykawasaki.com

Дата публикации: 11 февраля 2008



 794   5  
Вам может быть интересно