«Государство не может только на себя брать социальную ответственность»

Приезжавший недавно в Москву основатель банка "Грамин" и один из самых передовых социальных предпринимателей Азии Мухаммд Юнус считает, что социальное предпринимательство имеет несколько путей развития. Сейчас проекты в этой сфере воспринимают исключительно как прерогативу малого и среднего бизнеса, однако придет время, уверен профессор Юнус, и крупному бизнесу вступить на этот путь. Так что пока российские аналитики гадают, будет ли социальное предпринимательство развиваться в недрах НКО или малого бизнеса, мировое сообщество предрекает альтернативный путь развития. Осознание, что «государство не может только на себя брать социальную ответственность»,  уже совсем скоро придет к крупному бизнесу, который, конечно, не станет отказываться от прибыльного традиционного бизнеса, но будет активно развивать и корпоративную социальную ответственность и благотворительность как постоянные социальные проекты. В этом и есть эволюция КСО в сторону социального предпринимательства, считает профессор Юнус. Такого же мнения придерживается и Максим Савицкий, старший вице-президент, руководитель службы маркетинговых коммуникаций и связей с общественностью банка «Уралсиб».

— «Уралсиб» своеобразный новатор в том, что касается благотворительных продуктов в своей линейке. Вы же еще сделали эти благотворительные продукты центром своей рекламной кампании. Зачем это нужно банку, и насколько это выгодно?

— Когда мы говорим о семействе продуктов «Достойный дом детям», я бы сказал, что здесь речь идет не об отдельных продуктах, а о подходе, который мы называем «социальным предпринимательством». Речь идет о том, что бизнес не только финансовых институтов, но и любого коммерческого предприятия должен быть успешным. Он должен быть эффективным, прибыльным, но при этом все больше и больше компаний, и «Уралсиб» здесь не исключение, понимают, что в сегодняшней жизни ты не можешь полностью абстрагироваться от того, что происходит вокруг. Ты понимаешь, что государство не может только на себя брать социальную ответственность, поддержку необеспеченных слоев общества, решение задач, связанных с помощью тем, кому трудно с обеспечением жильем, работой, образованием и так далее. На Западе это уже давно не ноу-хау. Этому мы знаем много примеров на уровне крупнейших компаний, начиная от «Майкрософт», заканчивая «Макдональдс».

— Социальное предпринимательство — звучит как оксиморон, по крайней мере, для России. Насколько оно вообще прибыльно?

— При нормально поставленном развивающемся бизнесе, который дает достаточное количество продуктов, востребованных населением и рынком, мы можем зарабатывать на более низкой марже, но при этом компенсировать эту низкую маржу большим количеством продаж. То есть это нормальная вещь для ритейла, например. Постепенно это должно становиться нормой и для финансовых институтов. Ты можешь выдавать больше кредитов, но по меньшей ставке, при этом покрывая недостаток большим количеством выдач. Ты можешь решать вопросы ликвидности и привлечения для дальнейшего кредитования тоже через гибкие, но простые и понятные массовому потребителю условия вкладов, что тебе опять же даст выгоду на объемах. С этой точки зрения, даже если брать продукты в рамках семейства «Достойный дом детям», который мы в рекламе озвучиваем, это одноименные пластиковая карта и депозит. Ситуация достаточно понятная: вклад открывается по ставке, максимальной в нашей линейке. На данный момент эта ставка — 14% годовых. Вклад открывается на год. На данный момент самая высокая ставка в нашей линейке вне этого вклада 13% при том, что минимальная сумма вклада достаточно высока, а для вклада «Достойный дом детям» таких ограничений нет. Разница приличная. Понятно, что есть на рынке банки, которые предлагают условия по ставкам и 16, и 17%, но если мы берем лидеров рынка, по которым ЦБ мониторит среднюю ставку и настраивает рынок, то это условия хорошие. В данной ситуации полпроцента этой ставки человек добровольно жертвует в адрес нашего партнера — Детского фонда «Виктория», который реализует конкретные целевые программы помощи детским домам, точнее, детям в детских домах. Это и ремонты, и поставка необходимого оборудования, но это и помощь принимающим семьям, что достаточно непросто и что очень важно.

— Вы говорите: клиент жертвует. А банк? Для банка эти продукты благотворительные или это все-таки коммерческий продукт? Чего здесь больше?

— Карточка для банка — чисто благотворительный продукт. Специальная ко-брендинговая карта с Детским фондом "Виктория", которая тоже называется «Достойный дом детям», подразумевает, что полпроцента от суммы платежа по карточке за свой счет банк передает фонду. То есть мы с вами как держатели этой карты никак на своем кошельке это не чувствуем. Единственное, мы надеемся, и мы видим, что постепенно эти ожидания оправдываются. Мы надеемся, что наши клиенты, которые пользуются такими карточками, будут выбирать именно карту «Достойный дом детям» для того, чтобы оплачивать свои покупки. Безусловно здесь банк делится своей прибылью, но при этом не всей, поэтому мы можем сказать, что да, мы получаем меньше заработка, чем могли бы, но делаем это сознательно.

— А ваши вкладчики готовы участвовать в этих благотворительных проектах?

— По цифрам за два месяца, которые существует вклад «Достойный дом детям», мы уже открыли вклады на сумму порядка 400 млн рублей. Это уже около 2-3 тысяч вкладов. Очень важно быть честным и открытым перед клиентом. Мы выстраиваем работу таким образом, что человек, который участвует в программе, может обратиться не только в фонд «Виктория», но и в банк. Конечно это не совсем наш профиль, но мы стараемся давать информацию о том, куда непосредственно ушли деньги. Мы договорились с руководством фонда, что члены правления банка выберут несколько детских учреждений под Москвой, которые являются благополучателями.

 

Источник: Радио Business FM
Полный текст интервью читайте на сайте Business FM

Дата публикации: 18 декабря 2009



 690   16  
Вам может быть интересно