Капитализация сферы благотворительности

Как бы парадоксально это ни звучало, но чтобы справиться с вечно недостающим финансированием, благотворительная сфера должна быть капитализирована с учетом самых разных интересов, даже меркантильных. Об этом в своем докладе говорит управляющий партнер Агентства развития полного цикла «Селфорд» Дмитрий Шейман.


Капитализация сферы благотворительности Почему мы говорим именно о социальных финансах? Ведь значение термина «финансировать», которое мы знаем, по сути, сводится вот к чему – «снабжать денежными средствами». В нашем случае речь, видимо, должна идти о снабжении денежными средствами организаций, призванных решать общественно-значимые и социальные проблемы, а также о поиске и аккумуляции этих средств.

Почему мы говорим о финансах, а не об экономике? «Экономика» – древнегреческое слово, которое буквально означает «правила ведения хозяйства». Впервые оно появилось в IV веке до нашей эры у Аристотеля в его «Политике», где он специально различил экономику (правила ведения хозяйства) и так называемую хрематистику. Хрематистику он противопоставил экономике. Он говорил, что хрематистика – это наука об обогащении, это богатство как самоцель, как сверхзадача, как поклонение прибыли. И спустя 24 века мы, похоже, оказались в хрематистике.

Почему мы не говорим об экономике социальной? Может быть, нам имеет смысл говорить именно о солидарной экономике, о новых правилах ведения хозяйства, которые учитывали бы потребности социальной сферы, о новом хозяйственно-экономическом укладе, который уже проявляется в разных формах. Это уже достаточно легко заметить, и грех этого не замечать. Итак, солидарная экономика, общественные солидарности и новый хозяйственно-экономический уклад – это, собственно говоря, первый тезис. Добавить тему социальных финансов к теме социальной экономики, или в этой рамке рассматривать эту проблематику.

Второй момент: занимаясь последние 10-12 лет развитием самых разных сфер деятельности и занимая позиции и в системе государственного управления, и в крупных корпорациях, и в некоммерческом секторе, мне приходилось постоянно сталкиваться с понятием капитализации, в первую очередь в ее дифицитном залоге, то есть стагнирующая, слабеющая сфера деятельности объявлялась недокапитализированной. И шаг развития планировался с таким прицелом, чтобы обеспечить повышение этой капитализации.
В целом можно сказать, что последние два десятилетия российской истории – это период такой догоняющей капитализации различных сфер деятельности. Эта капитализация стала одновременно и условием, и результатом адаптации к рынку. Причем, конечно же, все имели разные стартовые условия: кто-то продвинулся в вопросе повышения капитализации, а для кого-то эта капитализация оказалась тайной за семью замками.
Мне в свою очередь приходилось заниматься самыми разными сферами в некоммерческом секторе (например, это массовый спорт на примере футбола или шахмат), и мы находили экономические алгоритмы, которые обеспечивали привлечение капиталов в эту сферу. Замечу отдельно, что, коммерциализация, которая сегодня упоминалась, и капитализация – это суть разные вещи. Очень многие сферы были достаточно хаотично коммерциализированы, но они не получили ресурсов выживания и развития и продолжали стагнировать.

Второй тезис звучит следующим образом, достаточно парадоксально: если мы хотим выйти за границы вечно недостающего финансирования, бюджетирования и мучительного фандрайзинга – сфера благотворительности должна быть капитализирована. То есть должны быть найдены такие экономические алгоритмы, которые увязывали бы самые разные интересы, в том числе четкие, ориентированные на получение вознаграждения, иногда даже корыстные или наоборот эмоциональные, или как по-другому говорят – интеллигибельные. Увязку этих интересов в единый механизм, который поддерживал бы процессы, цели и задачи сферы благотворительности. Вот Мария Черток сегодня оговорилась и поправилась очень интересным образом, когда она говорила: «Найти способ собрать денег», потом она сказала: «Нет, найти формы заведения капитала в сферу благотворительности». Вот это как раз подчеркивает смысл капитализации как процесса.

Какие направления деятельности мне видятся, которые могут обеспечить капитализацию в сфере благотворительности. Основные 3 направления: это развитие социального предпринимательства; развитие институтов социально ответственного инвестирования; и третье направление – это валютно-финансовая инженерия в социальной сфере. Коротко о первых двух. Социальное предпринимательство – практика, которая стремительно развивается во всем мире, и до сих пор даже понятие этого социального предпринимательства не устоялось. При этом мы можем сказать, что в феномене социального предпринимательства проявляется некоторый новый мир, новый хозяйственно-экономический уклад, его следует рассмотреть, по отношению к нему нужно самоопределиться. Более того, у России есть шанс предложить свое видение этой практики и реализовать ее.

По сути, социальный предприниматель является субъектом развития в этой новой экономике или в экономике общественной солидарности. В терминах же благотворительности, наверное, социальный предприниматель – это главный и наиболее осознанный жертвователь. Само по себе предпринимательство – крайне непростой феномен, о нем достаточно подробно говорил Йозеф Шумпетер. И в отношении социального предпринимательства можно было бы перефразировать его и сказать, что без решения социальных проблем нет прибыли социального предпринимателя, а без последней нет и социального развития.

Второй момент: социально-ответственное инвестирование и развитие институтов социально-ответственного инвестирования. В определенном смысле социально-ответственное инвестирование – это тот рычаг, который обеспечивает выделение, эмансипацию экономики общественной солидарности из традиционной экономики. Одновременно он является механизмом для аккумуляции ресурсов на развитие этого нового хозяйственно-экономического уклада. При этом темпы развития социально-ответственного инвестирования, мы знаем, что специализированные фонды только в прошлом году и только в Европе составили порядка 76 миллиардов евро.
А также то, о чем заметила Людмила в своем докладе – это заметная более высокая устойчивость объектов инвестирования, то есть тех компаний, которые проходят все необходимые социально-этические и экологические скрининги в фондах социально-ответственного инвестирования, демонстрируют нам, что практика социально-ответственного инвестирования уже перестает быть просто благородной, правильной и, может быть, интересной. Она становится выгодной.

И вот этот самый момент институционализации, то есть создание механизма, когда разные интересы, включая может быть даже корыстные, начинают зашнуровываться в ориентации на поддержку какого-то позитивного процесса (например, тех процессов, которые значимы для сферы благотворительности), делают социально-ответственное инвестирование крайне важным направлением капитализации сферы благотворительности. И это также указывает на то, что новые правила ведения хозяйства (возвращаясь к теме отличия экономики от хрематистики), становятся нормой и начинают расширять пространство своего применения. 

Источник: МосИнтерФин

Дата публикации: 7 декабря 2011

#дмитрий шейман #социальное предпринимательство #нко #социально ориентированные нко #социальное предпринимательство за рубежом

 285   118  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно