Михаил Мамута: Международный день социального бизнеса позволяет вовлечь в социальное пространство новых людей

Социальные предприниматели 28 июня соберутся все вместе в третий раз, чтобы отметить свой  «профессиональный праздник» - Международный день социального бизнеса в России. О том, чем знаменателен этот день и  что можно сделать, чтобы социальное предпринимательство и дальше развивалось в России   -  руководитель Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Центрального банка РФ Михаил Мамута.

- В 2015 году Международный день социального бизнеса в России пройдет в третий раз. Каковы ваши ожидания от этого мероприятия?

- Прежде всего, я очень рад, что он удался как проект. Социальный бизнес – новое для России явление, хотя в мире концепция предпринимательской деятельности для достижения, прежде всего, целей социального развития, а уже затем извлечения прибыли, получила в последнее десятилетие широкое распространение. Поэтому, когда международный день социального бизнеса (МДСБ) впервые проводили в России в 2013 году, было много сомнений, как будет воспринят такой праздник. В свое время его придумал, - наверное, стоит об этом  напомнить, -  Нобелевский лауреат Мухаммад Юнус, один из основоположников микрофинансирования и социального бизнеса. Очень важно, что идею МДСБ в нашей стране сразу поддержали не только люди, которые являются пионерами и приверженцами  социального бизнеса, но и бизнес-объединения, и госорганы. Это придало процессам развития социального бизнеса необходимый комплексный характер. Я уверен, что в этом году мероприятие будет хорошим,  масштабным, в него будет вовлечено еще больше участников и городов, чем в предыдущие годы. МДСБ становится одним из ключевых событий годовой повестки социального бизнеса, позволяет оценить накопленный опыт, обсудить перспективные направления работы и еще не реализованный потенциал.

-  Какова, на ваш взгляд,  основная идея, месседж Международного дня социального бизнеса?

- С моей точки зрения, можно выделить три основных момента. 

Первый - показать, что профессиональное сообщество в этой сфере состоялось. Здесь день социального бизнеса  работает на укрепление горизонтальных связей, на то, чтобы люди внутри сообщества лучше знали друг друга.

Второй месседж адресован внешнему миру - тем, кто находится вокруг сообщества социального бизнеса. И речь идет не только о PR-составляющей. Речь о том, что он дает возможность людям в своей деятельности почувствовать сопричастность социальному предпринимательству. Ведь очень многие, занимаясь социальным предпринимательством de facto, не вполне это осознают. Для меня в в свое время было важным осознание, что моя деятельность по развитию микрофинансирования малого бизнеса - это социальное предпринимательство. Такие мероприятия, как Международный день социального бизнеса, помогают вовлечь в социальное пространство большое количество внешних людей, дать им понимание сопричастности этому процессу.

Третий месседж обращен к государству. Он демонстрирует механизм, который позволяет решать социальные проблемы с привлечением крайне ограниченных государственных ресурсов, за счет активизации частной инициативы. И это намного выгоднее, чем раздача субсидий безработным, например. Выгоднее, как в экономическом плане, так и в социальном. Потому что такой подход предполагает взамен пассивного миросозерцания осознанное действие. Он стимулирует людей быть активными членами общества. Для меня эти три составляющих являются ключевыми, они формируют некое триединство концепции развития социального бизнеса: обращение внутрь себя, вовне и вверх.

- Что, на ваш взгляд, является сегодня основным для развития социального предпринимательства в России?

- Главный движущий фактор – это, с одной стороны, стремление предпринимателей заниматься социальными проектами, с другой - потребность общества в результатах их труда. Понятно, что пионерами, первопроходцами, всегда готовы быть немногие. Но если «пионерское начинание» появляется в нужное время в нужном месте, то оно вызывает позитивный отклик, порождает последователей. На этом этапе происходит хорошо известное в социологии, так называемое «моральное заражение»: мораль, как вирус, передается от человека к человеку. И если мы транслируем какую-то хорошую концепцию, то количество людей, следующих ей, возрастает. Это - замечательно, потому что концепция социального бизнеса позволяет решать много социально-экономических вопросов. Одновременно большую роль может играть поддержка государства, не всегда имущественная, денежная, но - в том числе - и идеологическая.

- Вы руководите в Центральном банке управлением, отвечающим за такое важное для социального бизнеса, для малого бизнеса, направление, как микрофинансирование. Расскажите, пожалуйста, о наиболее значимых инициативах в этой области.

- На самом деле, микрофинансирование - само по себе социальный бизнес. Оговорюсь сразу: я имею в виду историческую концепцию микрофинансирования. Концепцию, которая была известна еще в средние века (например, на Руси при монастырях существовали кассы взаимопомощи, где выдавали займы ремесленникам на льготных условиях, высвобождая людей из долговой, ростовщической, кабалы). Концепцию, которая связана с развитием предпринимательских возможностей (так называемой «продуктивной способности общества»), а не бездумного потребления.

Если говорить  о деятельности Банка России то, безусловно, в части развития социального микрофинансирования, направленного на поддержку предпринимательской инициативы, мы будем активно поддерживать те меры, которые полезны для развития рынка. В том числе - через регулирование. Для поддержки финансирования малого бизнеса мы предлагаем ряд достаточно инновационных мер, связанных с поощряющим режимом регулирования, направленным на то, чтобы компаниям было интересно заниматься микрофинансированием именно предпринимателей. Совместно с Минэкономразвития РФ мы инициировали выделение особого класса МФО, специализирующихся на финансировании предпринимателей (так называемые «бизнес-МФО»). Поддерживаем увеличение суммы микрозайма для малого бизнеса до 3 млн. рублей с 1 млн. в настоящее время. Регулирование – это первый инструмент влияния.

Второй инструмент влияния - Банк России поддерживает запуск специальных инструментов по рефинансированию программ микрофинансирования малого бизнеса.  Так, недавно совет директоров ЦБ РФ одобрил пилотный проект по предоставлению наших ресурсов МСП-банку как оператору государственной программы финансовой поддержки предпринимателей. МСП - банк получает рефинансирование под 6.5% годовых и затем направляет их на кредитование предпринимательских МФО, используя выданные им кредиты как залоговое обеспечения для ЦБ. В итоге предприниматели, в том числе социальные, получат микрозаймы по ставке существенно ниже среднерыночной.

- Предполагается ли создание каких-то особых инструментов для финансовой поддержки малых социальных предпринимателей?

- В ЦБ создана специальная рабочая группа по финансированию МСП, в ее рамках можно обсудить меры по поддержке малых социальных компаний. Но надо учитывать, что институт регулирования -  реактивный: мы не можем думать за рынок о его потребностях, рынок должен сам проявлять активность в формировании предложений по развитию.

- То есть вы идете за рынком.

- Мы стараемся поддерживать полезные инновации и мотивировать рынок к движению в правильном направлении. Но регулирование «из головы» - концепция не очень эффективная, да и вряд ли может таковой быть. Помните  знаменитую историю, которую приписывают то ли Келдышу, то ли Королеву? Выделили участок под постройку научного городка. Ему принесли расчерченный план этого городка, где было обозначено все, в том числе дорожки, и он их стер. Люди сначала сами должны протоптать тропинки, а потом уже нужно их асфальтировать.
Регулирование «чистого листа» - это очень умозрительная вещь. Но хочу еще раз отметить, что любые инновационные предложения, связанные с финансированием малого социального бизнеса, будут оперативно рассмотрены. Идей может быть много, связанных и с регулирующими какими-то механизмами, и с рефинансированием, и другими механизмами. Главное, чтобы они были нужны и полезны как самим социальным предпринимателям, так и финансирующим их институтам.

- В начале нашего разговора вы сказали, что для вас в свое время было позитивным сигналом понимание, что ваша деятельность является социальным предпринимательством. Почему это было так важно?

- Отвечу коротко. Есть замечательная бизнес-концепция – «Стратегия голубых океанов». «Голубые океаны» - это такие области, где еще нет предложения и нет битвы за клиента, в отличие от «алых океанов» жесткой конкуренции. То есть, если говорить простым языком, это какие-то новые, только что открытые области, которые будут востребованы потребителем, но про которые раньше никто не думал с точки зрения предложения товаров или услуг. «Голубой океан» может быть создан где угодно, и в обычном бизнесе тоже. Но почти все социальные предприятия, с которыми мне приходилось сталкиваться, это – «голубые океаны», большие или маленькие. И мне это кажется очень позитивным, поскольку открывать что-то новое намного интереснее, чем повторять уже многократно сделанное. А социальная составляющая делает такие инновации не просто интересными, но и полезными для общества.

Автор: Мария Кригер

Дата публикации: 25 июня 2015

#социальное предпринимательство #михаил мамута #микрофинансирование

 855   57  
Вам может быть интересно