Потреблять совместно

Чтобы сотворить из старого новое, его совсем не обязательно — согласно поговорке — «хорошо забывать». Достаточно объединить разрозненные явления в единое целое, снабдить его научным обоснованием да придумать емкое название. Примерно на стыке тысячелетий возник новый тренд всемирного масштаба — совместное потребление.

В той или иной форме с этим явлением сталкивались многие. В советское время, например, в ходу были комиссионки, пункты проката, где можно было взять практически любую вещь — от соковыжималки до чемодана, новогодние столы вскладчину, ловить такси на пару с незнакомым человеком (предшественник BlaBlaCar ?), ночевки у родственников друзей в Ленинграде и так далее. При совместном потреблении люди в той или иной форме делят между собой товары или услуги.

В последние годы этот подход к жизни обретает второе дыхание под разными именами: совместное потребление, sharing economy, collaborative consumption, экология покупок и так далее. Некоторые форматы уже довольно прочно вошли в нашу жизнь, например так называемый буккроссинг — бесплатный обмен прочитанными книгами, а есть еще райд-шеринг, каучсерфинг, тайм-шеринг, фрисайклинг, краудфандинг, коворкинг (кальки с английского, поскольку русских обозначений этим проявлениям совместного потребления пока не найдено). Мировой рынок пребывающих в этом круговороте предметов и услуг уже немалый — он оценивается в 26 млрд долларов в год. О задачах, которые решает sharing economy, ее преимуществах и перспективах мы поговорили с руководителями российских шеринговых проектов.

Из юзера — в энтерпрайзеры

«В нише совместного потребления уже есть состоявшиеся лидеры, – говорит партнер сервиса Rentmania Людмила Булавкина, – YouDo (аренда времени другого человека), AirBnb (аренда квартир) и BlaBlaCar (аренда места в автомобиле). Благодаря успеху этих компаний, приучивших наиболее активных граждан доверять шеринг-сервисам и часто их использовать, модель совершения сделок напрямую между пользователями становится все более популярной в нашей стране. Так, YouDo контролирует около 15 % рынка бытовых услуг в Москве, а через BlaBlaCar совершены сотни тысяч поездок».

Rentmania — онлайн-сервис аренды вещей. Здесь есть все: от дрелей и лыж до трехметрового питона Джерри (7 тысяч рублей в сутки) и даже палочки-выручалочки (всего 25 рублей за 24 часа). «Снижение расходов на использование вещи за счет разделения стоимости между несколькими временными владельцами — вот так можно описать то, чем занимаемся мы, – говорит Булавкина. – Ассортимент, цену и другие условия аренды определяет любой желающий, что кардинальным образом меняет рынок проката. Отсутствие расходов на склад, устранение посредников между участниками сделки избавляет от лишних комиссий (фирма берет 20 % комиссии от удачных сделок – Е.С.) и скрытых платежей. Мало того, вещь не только возвращается к прежнему хозяину, но и дает ему возможность подзаработать. Таким образом, складывается «новый класс потребителей»: сами пользователи становятся предпринимателями и формируют тот самый рынок совместного потребления».

Кристофер Купман из Университета Джорджа Мейсона, США — один из исследователей феномена совместного потребления. Он подтверждает, что «sharing economy дает возможность превращать неиспользуемый капитал в источник дохода. Люди пускают в оборот лишние комнаты, места в машине, инструменты — и становятся сами себе предпринимателями». Эксперт в области совместного потребления, экономист Арун Сандараджан (Нью-Йоркский университет) заявляет, что «такое превращение окажет позитивное влияние на экономический рост и благосостояние людей, стимулируя новую модель потребления, становясь катализатором предпринимательской инициативы и внедрения инноваций».

Коровы, овцы и первый кит  

В 1833 году экономист Уильям Фостер Ллойд опубликовал памфлет «Трагедия общего имущества» (Tragedy of Commons). Фермеры пасут коров на одном поле. Самые безответственные запускают туда и овец, которые пожирают слишком активно. Коровы оставались голодными, что пагубно сказывалось на надоях и доходах хозяев. В 1968 году про «трагедию» вспомнил эколог Гаррет Хардин, озабоченный проблемой перенаселения. Благодаря ему название старого памфлета стало термином для обозначения ситуации, в которой люди, действуя исключительно ради собственного блага, вредят общим интересам и «общему имуществу». Имуществом в данном случае может быть все общее и нерегулируемое: океаны, атмосфера, рыба в водоеме, электроэнергия в доме или даже запасы в офисном холодильнике… Когда мы используем что-то исключительно ради собственного блага, то истощаем эти общие ресурсы — вредя в том числе и собственному будущему.

Экологичность (в широком смысле слова) — один из китов, на которых покоится концепция совместного потребления. Насколько востребованы они современным обществом, может свидетельствовать история проекта «Свалка». Появился он совсем недавно — в начале октября 2015 года, но уже стал модным, известным и успешным. Еще бы: вам не только дают возможность избавиться от ненужных вещей, но приедут на дом, заберут их, да еще и денег заплатят. Немного, конечно, рублей 100–200, максимум 1000, но зато потом (после продажи) 70 % от прибыли пойдет на благотворительность от имени хозяина ненужных вещей. Сдают сюда книжки, игрушки, мебель, одежду и обувь, старые мясорубки и пианино, иногда попадается что-то ценное (бытовая техника, например). У «Свалки» своя система оценки, сортировки, приведения в порядок и реставрации вещей. Все добро (кроме откровенного хлама, подлежащего утилизации) потом реализуется через интернет.  

Приятное превращение

Превращение старого в новое, обретение вещами второй (третьей, четвертой и т.д.) жизни — одна из основных задач share economy. «Мы каждый день убеждаемся, что вещи, которые не подошли или надоели одним людям, отвечают запросам других, – говорит хозяйка Charity Shop Дарья Алексеева. – Сумка, купленная в состоянии аффекта одной девушкой, может стать незаменимой вещью в гардеробе другой хозяйки».

Что такое благотворительный магазин, нашим читателям вряд ли нужно объяснять. Как говорит Дарья, «совместное потребление лежит в основе их идеологии». Едва ли не каждую неделю мы размещаем на портале новости об открытии очередной такой торговой точки в больших и малых городах. Общая схема проста: люди сдают ненужные вещи, те поступают в продажу, выручка идет на поддержание проекта и благотворительность. Разница — в деталях. Контейнеры Charity Shop, например, расположены в престижных московских офисах. Следовательно, сюда попадают вещи в основном непростые. Обосновавшись в торговом зале, вещи становятся дешевыми (на ценниках наличие трех нулей — большая редкость) и соответственно доступными для покупателей с достатком ниже среднего. «Если ты хочешь дизайнерское вечернее платье, то можно сэкономить 90 % его стоимости, купив у нас то, что уже было надето на вечеринку один раз. Экономия — одно из главных преимуществ sharing economy». И, добавим, второй из китов, на коих покоится концепция.

Не стыдно, а престижно!

Совместное потребление — вещь крайне демократичная. И дело не только в дешевизне. Благодаря ему рушится много барьеров — имущественных и социальных. Как так? Донашивать чужие вещи — стыдно или, если уж совсем мягко, не совсем престижно. Но это как посмотреть. Никого ведь не смущает то, что в ресторане вам подадут тарелку, с которой кто-то уже ел, а в кинотеатре усадят на уже «юзанное» другими кресло, да еще рядом с толпой народа. Можно, конечно, поужинать дома с собственной тарелки, на личном диване перед родным телевизором, но ведь ценность походов в кино и рестораны не ограничивается утилитарным потреблением «хлеба и зрелищ». Во-первых, их качество и ассортимент отличаются от домашнего, во-вторых, здесь очень важен социальный аспект: это выход в свет, возможность побыть в приятной атмосфере, среди людей, вырваться из рутины будней. 

«Речь идет об образе жизни, а не только о компромиссе «я хочу сэкономить, поэтому готов потерпеть неудобства», – формулирует этот подход Дарья Алексеева. – Люди, выбирающие sharing economy, должны получать неоспоримые преимущества того, что путешествуют вместе с другими людьми, живут не в гостиницах, а в частных домах или покупают вещи в секонд-хенд. Как сохранить эти плюсы, увеличить ценность впечатления — это уже задача продавца. Время от времени мы проводим дресс-кроссинг — популярное мероприятие для модниц, позволяющее поменяться одеждой с подругами и незнакомыми людьми. Нужно принести вещи в хорошем состоянии, которые надоели или не подошли, а взамен можно бесплатно взять вещи другого человека».

Вот и третий кит, на котором покоится концепция sharing economy: общение, социализация, укрепление связей между людьми. В эпоху, казалось бы, непреодолимой разобщенности между людьми, когда к соседям мы перестали даже за солью ходить, совместное потребление вновь сближает нас, заставляет зависеть друг от друга, думать друг о друге и, что немаловажно, стремиться к завоеванию хорошей репутации.

Прослыть хорошим и вдохновиться 

Большинство шеринговых сервисов управляются дистанционно через специальные сообщества в социальных сетях. Классический пример — сервис BlaBlaCar, насчитывающий 20 млн пользователей во всем мире. За год работы в России проект набрал миллион пользователей. BlaBlaCar объединяет водителей и пассажиров, которым по пути, расходы — поровну. Поскольку речь идет в основном о поездках на дальние расстояния, очень важно знать, с кем едешь. И водители, и пассажиры заполняют профили, указывая массу разных сведений, включая отношение к разговорам в пути (отсюда BlaBla в названии). Чем больше фактов, совершенных поездок и отзывов о них, тем выше статус в сообществе (от «новичка» до «представителя»), дающий преференции. Аналогичная система действует и в других сообществах, пользователи которых обмениваются различными услугами. 

«Повышая свой уровень опыта, вы также повышаете уровень доверия в сообществе BlaBlaCar, – пишут разработчики сервиса на сайте. – Доверие — невероятно мощная вещь, обеспечивающая необходимый уровень комфорта при организации совместных поездок». Эта не слишком складно переведенная с английского фраза — ключевая для шеринговых сервисов. Особенно критична роль доверия там, где речь идет о том, чтобы пустить незнакомца в собственный дом, как в онлайн-сервисе CouchSurfing (дословно «обмен койками») https://www.couchsurfing.com. Это одна из крупнейших гостевых сетей в мире. В России она пока представлена лишь группой «ВКонтакте».  

«Суть каучсерфинга не в экономии (хотя это немаловажный фактор), – говорит один из администраторов группы Светлана Лоскутникова. – Его миссия — сближение людей, культур и народов».

Что дальше?

Совместное потребление развивается очень бурно. И хотя в России сам термин не получил еще большого распространения, количество сервисов увеличивается едва ли не с каждым днем, изменяя расстановку сил на экономическом поле.

«Люди активно голосуют за развитие этого направления своими деньгами и такие компании процветают, - говорит Алексей Баринский, основатель проекта «Свалка», - Это значит, что привыкшим к ежегодному росту выручки классическим корпорациям надо думать, как оправдываться перед акционерами, так как люди явно начинают потреблять гораздо более осознанно. Сопротивляется ортодоксальный бизнес довольно примитивно, лоббируя законы (например, в сфере такси и пассажироперевозок), делая скидки (не понимая, что дело зачастую совершенно не в стоимости), накручивая кучу не особенно ценных дополнительных сервисов и так далее. Что со всем этим будет? На мой взгляд, технологии (в смысле новых подходов в данном случае) не остановятся ни перед границами, ни перед существующими законами, рынок станет радикально другим уже в обозримом будущем. Совместное потребление, прежде всего, означает весьма сплоченную группу людей, объединенных общей целью, и игнорировать их не получится»

В 2010 году журнал Time назвал совместное потребление одной из десяти идей, которые изменят мир. И похоже, что это действительно происходит.

Автор: Екатерина Савостьянова

Дата публикации: 21 декабря 2015



 862   173  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно