«Социальное предпринимательство» – определение понятия

 

Социальное предпринимательство привлекает все больше человеческих ресурсов, денег и внимания. Однако наряду  с растущей популярностью все менее ясной становится природа личности и деятельности социального предпринимателя. В результате сейчас термин «социальное предпринимательство» употребляется по отношению к самым разнообразным видам деятельности. Некоторые считают, что чем шире определение, тем лучше, однако авторы считают, что пришло время дать термину более четкое толкование.

Новая сфера социального предпринимательства быстро растет и привлекает пристальное внимание других секторов экономики. Сам термин часто появляется в СМИ, употребляется официальными лицами, слышен в разговорах студентов и является ключевым в описании стратегии нескольких выдающихся организаций социального сектора, например, Ashoka и фондов Шваба и Сколла.

Причин популярности социального предпринимательства много. Прежде всего есть что-то само по себе интересное и привлекательное в предпринимателях и историях о том, почему и как они занимаются тем, чем они занимаются. Для людей привлекательны такие социальные предприниматели, как прошлогодний лауреат Нобелевской премии мира Мухаммад Юнус, во многом по тем же причинам, по которым они интересуются предпринимателями в коммерческой сфере, например, Стивом Джобсом, – эти выдающиеся личности высказывают новые гениальные идеи и, несмотря на все трудности, добиваются успехов, создавая новые продукты и услуги, которые значительно улучшают качество жизни людей.

Однако интерес к социальному предпринимательству выходит за пределы феномена популярности и интереса со стороны общественности к отдельным его представителям. Социальное предпринимательство сигнализирует о необходимости стимулирования социальных изменений, и именно потенциальный результат и его продолжительное воздействие, приводящее к положительным изменениям в жизни общества, отличают эту сферу деятельности и ее отдельных представителей.   

Хотя потенциальные положительные изменения, которые предлагает социальное предпринимательство, очевидны для многих, кто поддерживает и финансирует эту деятельность, собственно определение того, чем занимаются социальные предприниматели для того, чтобы достигнуть тех или иных результатов, не так легко сформулировать. Фактически, мы считаем, что в настоящий момент в определении термина «социальное предпринимательство» до ясности еще очень далеко. В результате, социальное предпринимательство определяется настолько широко, что сейчас оно представляет собой огромную нишу, в которую вписываются все виды деятельности, направленные на положительные изменения в социальной сфере.

В некотором отношении такое широкое определение можно считать полезным. Если в социальный сектор поступает большое количество ресурсов, поскольку некая деятельность рассматривается как социальное предпринимательство и решаются многие проблемы, которые в противном случае не получили бы необходимого финансирования, широким определением термина оперировать полезно. Однако мы считаем, что такое заключение является неверным, а положение сомнительным.

Концепция социального предпринимательства является привлекательной именно потому, что она соответствует очень высоким ожиданиям. Если же ожидания не оправдаются, поскольку слишком много «непредпринимательской» деятельности было включено в определение, репутация социального предпринимательства пострадает, и будет потерян основной смысл истинного социального предпринимательства. В связи с существованием такой опасности мы полагаем, что нам нужно гораздо более точное определение социального предпринимательства, которое позволит определить, до какой степени тот или иной вид деятельности соответствует этой «нише». Мы не ставим перед собой цели установить непреодолимые границы между вкладом в социальный сектор традиционных организаций социального обслуживания и результатами, достигнутыми социальными предпринимателями, мы просто хотим подчеркнуть те различия, которые существуют между ними.

Если нам удастся прийти к строгому определению, то те, кто поддерживает социальное предпринимательство, смогут сконцентрировать свои ресурсы и направить их на создание и укрепление конкретного и четко определенного поля деятельности.

При отсутствии дисциплины в этой области сторонники социального предпринимательства рискуют предоставить скептикам прекрасную и постоянно растущую мишень для критики, а циникам - еще больше оснований игнорировать социальные инновации и тех, кто их привносит в жизнь.

Начнем с предпринимательства

Любое определение термина «социальное предпринимательство» должно начинаться со слова «предпринимательство». Слово «социальное» просто определяет вид предпринимательства. Если у слова «предпринимательство» не будет четко определенного значения, то определение его при помощи слова «социальное» не будет иметь большого смысла.

Слово «предпринимательство» имеет как положительные, так и отрицательные оттенки значения. С положительной стороны, оно ассоциируется с особой врожденной способностью чувствовать и использовать возможности сочетанием нестандартного мышления и стремления создать или принести в жизнь что-то абсолютно новое. С отрицательной стороны, это термин ex post, означающий свершившееся событие - поскольку необходимо, чтобы после предпринимательской деятельности прошло некоторое время, прежде чем станет ясен ее действительный результат. Интересно, что мы не называем человека, который демонстрирует все личные качества, характерные для предпринимателя, – чувство возможностей, нестандартное мышление и решительность, – однако потерпел неудачу в своем предприятии, предпринимателем; мы называем его неудачником. Даже кто-то вроде Боба Янга, известного по Red Hat Software, называют «серийным предпринимателем» только после его первого успеха, т.е. все его предыдущие провалы переименовываются в деятельность серийного предпринимателя только после того, как он впервые добивается успеха.

Проблема с определениями, основанными на фактах, заключается в том, что зачастую они являются неверными. Просто всегда сложней определить то, что не доказано. Предприниматель, конечно, может заявлять о себе в таком качестве, но без хотя бы одного успешно завершенного проекта, самопровозглашенному предпринимателю будет очень сложно убедить инвесторов раскошелиться.

Инвесторы же, в свою очередь, должны быть готовы идти на более серьезные риски, оценивая состоятельность будущих предпринимателей и потенциальный эффект от деятельности создаваемых ими предприятий.

Даже принимая во внимания все наши рассуждения, мы полагаем, что использование понятия «предпринимательство» в составе термина «социальное предпринимательство» требует, чтобы мы постарались забыть, что для нас, собственно, означает «предпринимательство».  Это просто способность не упускать возможности? Творческий подход? Решительность? Несмотря на то, что эти и другие поведенческие характеристики справедливы и, несомненно дают важные подсказки потенциальным инвесторам, ими все не ограничивается. Такие определения также применимы по отношению к изобретателям, художникам, менеджерам крупных корпораций и другим общественным деятелям.

Как и многие студенты, изучающие теорию предпринимательства, мы начали знакомство с ней с работ французского экономиста Жана-Батиста Сэя (1), который в начале ХIХ века описывал предпринимателя как человека, который «переводит экономические ресурсы из области низкой продуктивности в область высокой продуктивности и более высокой доходности», таким образом расширяя буквальный перевод слова с французского «тот, кто предпринимает», чтобы включить в понятие концепцию создания ценностей.

Сто лет спустя австрийский экономист Йозеф Шумпетер (2), основываясь на концепции создания ценностей, дополнил ее, возможно, главенствующей идеей предпринимательства. Шумпетер определял предпринимателя как основную движущую силу экономического прогресса, без которой экономика была бы статичной, структурно неподвижной и подверженной разложению. Появляется Unternehmer, предпринимательский дух Шумпетера, который определяет коммерческую возможность – в области сырья, товаров, услуг или бизнеса – и создает предприятие, чтобы ее использовать. Успешное предприятие, по его мнению, создает цепную реакцию, заставляя других предпринимателей вслед за ним использовать новшество, пока, наконец, инновация не приходит к точке «созидательного разрушения», состояния, при котором новое предприятие и все предприятия, связанные с ним, воспроизводят существующие товар, услуги и модели бизнеса,  устаревают.

Несмотря на то, что действующие лица описаны в героических терминах, анализ Шумпетера помещает предпринимательство в систему, которая придает роли предпринимателя парадоксальный смысл – как разрушительный, так и созидательный. Шумпетер рассматривает предпринимателя как источник изменений внутри большой экономики.

Питер Друкер (3), с другой стороны, не рассматривает предпринимателя как обязательно непосредственный источник изменений, а скорее как человека, который умело и активно использует изменения. По мысли Друкера, «предприниматель всегда ищет изменений, реагирует на них и использует их, как возможность», это положение получило развитие в работах Израэля Кирцнера (4), который определяет «бдительность» как основное качество предпринимателя.

Вне зависимости от того, рассматривается ли предприниматель как новатор или как тот, кто первым использует изменения, теоретики повсеместно связывают предпринимательство с возможностями. Предпринимателям приписывают исключительную способность видеть и использовать новые возможности, активность и мотивацию, которые необходимы, чтобы находить эти возможности и решительность в принятии неизбежных рисков.

Основываясь на этой теоретической базе, мы полагаем, что предпринимательство описывает комбинацию контекста, в котором находится возможность, набор личных качеств, которые необходимы для того, чтобы выявить и использовать эту возможность, и создание определенного результата. Для того, чтобы проанализировать и подкрепить примерами наше определение предпринимательства, мы подробно рассмотрим истории нескольких современных американских предпринимателей (в парах): Стива Джобса и Стива Возняка из Apple Computer, Пьера Омидьяра и Джеффа Сколла из eBay, Энн и Майка Мура из  Snugli, и Фреда Смита из FedEx.

Контекст предпринимательства

Предпринимательство начинается с того, что мы называем «контекст предпринимательства». Для Стива Джобса и Стива Возняка контекст предпринимательства представлял собой компьютерную систему, в которой пользователи зависели от центральных компьютеров, находящихся под контролем сотрудников центрального отдела ИТ, которые берегли их как зеницу ока. Пользователи могли выполнить свои задачи на компьютере, только отстояв в очереди, чтобы воспользоваться программным обеспечением, разработанным сотрудниками отдела ИТ. Если пользователям нужно было, чтобы программа выполнила какое-то необычное действие, им приходилось по полгода ждать пока будет написана новая программа. С точки зрения пользователей, такая работа была неэффективной и неудовлетворительной, но поскольку централизованная компьютерная модель была единственно возможной тогда, они мирились с этим и встраивали неизбежные задержки в свой рабочий процесс, тем самым достигая равновесия, пусть и неудовлетворительного.

Специалисты по системной динамике описывают такое равновесие как «сбалансированную петлю обратной связи», поскольку нет мощной силы, способной вывести систему из равновесия, в котором она находится. Такая система похожа на кондиционер и термостат: когда температура повышается, включается кондиционер и понижает ее, а термостат затем отключает кондиционер.

Пользователи централизованных компьютерных систем работали в условиях равновесия определенного типа – неудовлетворительного равновесия. Это все равно, что установить термостат на пять градусов ниже нормального значения, чтобы все в комнате мерзли. Зная, что температура в помещении стабильна и предсказуема, люди просто надевают еще один свитер, хотя, конечно, они, скорее всего, мечтают о том, чтобы не нужно было этого делать.

Пьер Омидьяр и Джефф Сколл обнаружили неудовлетворительное равновесие в том, что рынки, привязанные к определенному географическому расположению, не могли оптимальным образом удовлетворить интересы, как покупателей, так и продавцов. Продавцы обычно не знали, кто лучший покупатель, а покупатели – кто лучший продавец или даже просто продавец. В результате, рынок не представлял оптимальных условий ни для продавцов, ни для покупателей. Например, люди, желающие продать подержанные предметы домашнего обихода, устраивали гаражные распродажи, которые привлекали покупателей, физически находящихся неподалеку, но не всегда это были лучшие покупатели, и не всегда их удавалось привлечь в оптимальном количестве. Те, кто хотел приобрести редкий товар, могли только искать продавцов в справочнике «Желтые страницы», делая множество телефонных звонков для того, чтобы найти то, что им действительно нужно и зачастую удовлетворяясь совсем не тем, что они искали. Поскольку ни продавцы, ни покупатели в данном случае не могли найти лучшего решения, стабильное, но далекое от совершенства равновесие сохранялось.

Энн и Майк Мур обратили внимание на неудовлетворительное равновесие, которое существовало для родителей при выборе способов транспортировки их детей. Родители, которым хотелось держать детей поближе к себе, занимаясь повседневными делами, имели две возможности: они могли научиться держать отпрыска одной рукой, а другой выполнять необходимые действия, или можно было поставить коляску или манеж с ребенком недалеко от себя. Обе возможности были далеки от идеала. Всем известно, как новорожденным полезно, когда их носят на руках, поскольку, таким образом, достигается близкий физический контакт с родителями, но даже самые любящие и внимательные родители не могут постоянно держать ребенка на руках. Не имея другого выбора, родители ковыляли с ребенком на руках, учились пересаживать его с одной руки на другую и становились экспертами в области работы одной рукой или пытались сделать все дела по дому, пока ребенок спит.

В случае с Фредом Смитом, несовершенное равновесие образовалось в области услуг курьерской доставки на дальние расстояния. До того, как появилась FedEx, послать пакет из одного конца страны в другой было совсем  не просто. Местная курьерская служба забирала пакет и транспортировала его к обычному перевозчику, который доставлял пакет самолетом в отдаленный пункт назначения, где он передавался третьей компании для доставки по адресу (или в отделение местной курьерской службы в этом городе, если речь шла о национальной компании). Эта система была логистически сложной, включала несколько передач из рук в руки, и срок доставки определялся потребностями перевозчиков. Часто что-нибудь шло не так, но никто не брал на себя ответственность, чтобы решить проблему. Пользователи учились жить с медленными, ненадежными услугами низкого качества в этой области – неприятная, но стабильная ситуация, поскольку никто не был в силах ее изменить.

Предпринимательские качества

Предпринимателя привлекает такая ситуация - неудовлетворительного равновесия, поскольку он видит в ней возможность предложить новое решение, продукт, услугу или процесс. Причина, по которой предприниматель рассматривает сложившиеся условия как возможность создать что-то новое, в то время как большинство рассматривает ее как неудобство, с которым придется смириться, заключается в уникальном наборе личных качеств, которые он или она использует в данной ситуации – вдохновение, творческий подход, желание действовать, смелость и настойчивость. Эти качества являются ключевыми в процессе обновления. Предприниматель испытывает вдохновение от возможности изменить неприятное равновесие. Мотивацией к этому может служить то, что сами предприниматели являются разочарованными пользователями товаров и услуг или потому что они этим пользователям сочувствуют. Иногда предприниматели настолько увлечены возможностью изменить ситуацию, что их охватывает непреодолимое желание разрушить статус кво.

В случае с eBay, таким разочарованным пользователем была девушка Омидьяра, которая коллекционировала дозаторы Pez. Предприниматель мыслит творчески и находит новое решение, которое очень быстро вытесняет существующее. Предприниматель не пытается оптимизировать существующую систему при помощи небольших усовершенствований, вместо этого он находит абсолютно новое решение проблемы. Омидьяр и Сколл не стали искать способы повысить интерес к гаражным распродажам. Джобс и Возняк не стали разрабатывать алгоритмы, позволяющие ускорить разработку программного обеспечения. И Смит не стал изобретать способ сделать передачу пакетов между курьерскими компаниями и  перевозчиками более эффективной и минимизировать ошибки. Каждый из них нашел абсолютно новое и творческое решение проблемы, с которой они работали.

Будучи вдохновленным возможностью и находясь во власти творческого решения, предприниматель начинает действовать напрямую. Вместо того чтобы ждать кого-то еще или пытаться убедить кого-то другого решить проблему, предприниматель сам создает новый продукт (или услугу) и предприятие, которое будет его распространять.

Джобс и Возняк не выступали против централизованных компьютерных систем для того, чтобы поднять среди пользователей и свергнуть отдел ИТ – они изобрели персональный компьютер, который позволил пользователям освободиться от централизованной системы. Супруги Мур не стали публиковать книгу, в которой содержались бы советы для матерей, как тратить меньше времени на домашние дела, – Энн разработала Снагли – бескорпусный рюкзак, который можно носить на груди или на спине, поместив туда ребенка, и таким образом освободить обе руки родителей, в то время как ребенок находится у них на руках.

Конечно, предпринимателям приходится убеждать других: первых инвесторов, даже если это друзья или члены их семьи, затем коллег и сотрудников и, наконец, покупателей, чтобы они поверили в их идеи и новые разработки. Необходимо разграничить непосредственные действия предпринимателя, направленные на решение проблемы и косвенные и вспомогательные мероприятия.

Предприниматели обладают смелостью, которая необходима в процессе внедрения инноваций, готовы принять связанные с этим риски и столкнуться с неудачами на своем пути. Зачастую предпринимателям приходится идти на серьезные риски и делать то, что другие считают неразумным или даже невыполнимым.

Например, Смиту пришлось убедить самого себя и весь мир в том, что имеет смысл приобрести парк самолетов и построить гигантский аэропорт и сортировочный центр в Мемфисе для того, чтобы обеспечить доставку отправлений на следующий день силами исключительно курьерской службы FedEx. Он занимался этим в то время, когда у всех его конкурентов, плотно закрепившихся на рынке, были только грузовики для того, чтобы забирать и доставлять отправления в пределах города – естественно ни о каких аэропортах и самолетах речи не было.

И, наконец, предприниматели обладают настойчивостью, которая позволяет им делать свои творческие решения продуктивными и заставлять рынок принять их. Ни одно инновационное предприятие не  работает без ошибок и непредвиденных происшествий, и предприниматель должен быть способен найти творческие решения, чтобы преодолеть препятствия и неудачи на своем пути.

Смиту пришлось придумать, как заставить инвесторов поверить в то, что FedEx, в конце концов, приобретет необходимый размах для того, чтобы оплатить огромное количество грузовиков, самолетов, аэропорт и компьютерную систему, которые были необходимы для новой модели, создаваемой им. FedEx пришлось пройти через потери в сотни миллионов долларов, прежде чем баланс компании стал положительным, и без преданного своему делу предпринимателя во главе, компания была бы ликвидирована задолго до этого момента.

Результат предпринимательской деятельности

Что происходит, когда предприниматель успешно применяет свои личные качества для того, чтобы разрушить далекое от совершенства равновесие? Он создает новое стабильное равновесие, которое обеспечивает значительно более высокий уровень удовлетворенности участникам системы.

Если мы подробней проанализируем оригинальное определение Сэя, предприниматель обеспечивает постоянный переход от равновесия низкого качества к равновесию более высокого качества. Новое равновесие является постоянным, поскольку сначала оно устанавливается, потом стабилизируется, несмотря на то, что отдельные элементы прошлого равновесия могут продолжать существовать (например, дорогие и менее эффективные курьерские службы, гаражные распродажи и т.п.).

Установление и успех нового равновесия в дальнейшем выходят за пределы предпринимательской деятельности конкретной компании. Это происходит через выход на рынок, большое количество аналогов и создание экосистемы вокруг и внутри новой системы равновесия, которая сначала стабилизируется, а затем продолжает существование.

Когда Джобс и Возняк создали персональный компьютер, они не просто избавили пользователей от зависимости от центрального компьютера – они полностью разрушили систему, переместив центр управления из «стеклянного дома» в компьютер на рабочем столе. Когда пользователи увидели новую систему равновесия, которая возникает у них на глазах, они стали пользоваться не только услугами Apple, но и многих новых конкурентов, которые выступили в игру. За достаточно короткий промежуток времени основателям удалось создать целую экосистему, включающую многочисленное оборудование, программное обеспечение и периферических поставщиков, каналы дистрибуции и перепродажи, магазины персональных компьютеров, выставки и т.п.

Благодаря этой новой экосистеме, компания Apple через несколько лет могла бы покинуть рынок, и это не привело бы к нарушению равновесия. Другими словами, новая система равновесия зависела не исключительно от создания нового предприятия, в данном случае - Apple, но от усвоения и повторения модели и возникновения большого количества других компаний, работающих в данной сфере. Словами Шумпетера, совокупное влияние прочно закрепило новый порядок в области компьютерных технологий, и сделала старую централизованную систему ненужной.

В случае Омидьяра и Сколла, создание eBay предоставило продавцам и покупателям новую возможность связываться друг с другом, что позволило создать более совершенное равновесие. Появились абсолютно новые методы работы в этой сфере и новые компании, из которых сложилась прочная экосистема, которую просто невозможно разрушить.

Подобным же образом, Смит создал новую систему доставки отправлений, что повысило стандарты в данной области, изменило практические методы работы, способствовало появлению на рынке конкурентов нового уровня и даже породило новый глагол - to FedEx” (отправить курьерской почтой).

В каждом случае разница между качеством нового и старого равновесия была громадной. Новое равновесие быстро приобрело устойчивость и самостоятельность, а у первого инновационного предприятия появились многочисленные подражатели. В совокупности эти результаты привели к тому, что все заинтересованные участники процесса оказались в выигрыше.

Переход к социальному предпринимательству

Если таковы ключевые составляющие предпринимательства, что же отличает социального предпринимателя от его коммерческого собрата? Во-первых, мы считаем, что самое полезное и информативное определение социального предпринимательства можно сформулировать, установив его  схожесть с предпринимательством и исходя из того, что социальное предпринимательство основано на тех же трех ключевых элементах. Любое другое определение будет запутанным и бесполезным.

Для того чтобы понять, каковы различия между этими двумя группами предпринимателей, важно отказаться от представления о том, что различия можно описать исключительно при помощи мотивационных факторов, заявив, что предпринимателями руководит жажда денег, а социальными предпринимателями – альтруизм. Правда заключается в том, что предпринимателей редко привлекает возможность обогащения, поскольку на пути к процветанию их ожидает множество препятствий. Напротив, и предприниматель, и социальный предприниматель руководствуются возможностью, которую они видят, неустанно следуя своим идеям, и получают значительное психологическое удовлетворения в процессе воплощения своих идей в жизнь. Вне зависимости от того, работают ли они в условиях рынка или в некоммерческом секторе, большинство предпринимателей так и не получают достойной материальной компенсации за то время, риски, усилия и капитал, которые они вкладывают в свое дело.

Мы полагаем, что основное различие между предпринимательством и социальным предпринимательством заключается в самом определении ценностей. Для предпринимателя ценность предусмотрена и организована таким образом, чтобы служить рынкам, которые смогут легко использовать новый продукт или услугу, и таким образом ориентирована на извлечение финансовой прибыли. Изначально ожидается, что предприниматель и его инвесторы получат от работы какой-то личный доход. Прибыль – это необходимое условие, основа для устойчивости любого предприятия и средство достижения конечной цели – крупномасштабного выхода на рынок и установления новой системы равновесия.

Социальный же предприниматель не ждет и не стремится достигнуть существенной финансовой прибыли для своих инвесторов – в основном, благотворительных и государственных организаций – или для себя. Вместо этого он стремится к ценностям в виде крупномасштабных положительных трансформаций, которые затрагивают значительный сегмент общества или все общество в целом. В отличие от определения ценности в предпринимательстве, которое предполагает, что рынок способен платить за инновации, и даже может обеспечить инвесторам солидный доход, назначение ценности в понимании социального предпринимателя в том, чтобы служить социально уязвимому и бедствующему населению, которому не хватает собственных финансовых средств или политической воли, чтобы самому добиваться положительных изменений. Это не означает, что социальные предприниматели, как правило, всегда  избегают получения прибыли за счет создаваемых ценностей. Естественно, предприятия, которые они создают, будут приносить прибыль, и могут быть организованы и как НКО, и как коммерческие предприятия. Социальное предпринимательство отличает главенствующая роль социальных изменений, что профессор Университета Duke Грег Диc (5) называет стремлением к «результату, связанному с миссией». Мы определяем следующие три основных компонента социального предпринимательства: 1) выявление стабильного, но по сути несправедливого равновесия, которое приводит к исключению, маргинализации или страданиям группы людей, которые не имеют достаточно финансовых средств или политической воли, чтобы добиться положительных изменений самостоятельно; 2) выявление возможности в рамках этого несправедливого равновесия, выработка определения социальной ценности, использование таких личных качеств, как вдохновение, творческий подход, решительность, смелость и настойчивость для того, чтобы нарушить господство существующего положения дел, и 3) создание нового стабильного равновесия, которое позволяет раскрыть потенциал или облегчить страдания целевой группы и через создание аналогов и построение стабильной экосистемы, основанной на новом равновесии, обеспечить целевой аудитории и обществу в целом лучшее будущее.

Мухаммад Юнус, основатель банка Grameen и отец микрокредитования являет собой классический пример социального предпринимателя. Стабильное, но неудачное равновесие, с которым он боролся, заключалось в том, что бедные жители Бангладеш имели очень ограниченные возможности для получения даже небольших сумм в кредит. Не будучи способными пройти проверку кредитных отделов в банках, они могли брать деньги взаймы только под огромные проценты у местных ростовщиков. Зачастую они просто сдавались и начинали просить милостыню на улицах. Здесь присутствовало стабильное равновесие наиболее неудачного характера, которое закрепляло и даже обостряло эпидемию бедности в Бангладеш и связанные с нею проблемы.

Юнус пошел против системы, доказав, что бедняки были выгодным кредитным риском, одолжив теперь уже ставшую знаменитой сумму 27 долларов из собственного кармана 42 женщинам в деревне Джобра. Женщины полностью погасили заем. Юнус обнаружил, что, даже имея совсем небольшие суммы, женщины вкладывали их в собственную работу и получали доход. Если у женщин была швейная машина, например, они могли шить одежду, зарабатывая достаточно для того, чтобы выплатить кредит, покупать еду, оплатить образование своим детям и выбраться из-за черты бедности. Банк Grameen Bank обеспечил свою устойчивость за счет процентов по кредитам и перераспределения капитала, чтобы помочь другим женщинам. Юнус привнес в свое предприятие вдохновение, творческий подход, решимость, смелость и настойчивость, доказал его жизнеспособность и за два десятилетия создал глобальную сеть других организаций, которые повторили или адаптировали его модель в других странах и культурах, прочно укрепив статус всемирной индустрии микрокредитования.

Известный актер, режиссер и продюсер Роберт Редфорд представляет менее знакомый, но, тем не менее, показательный пример социального предпринимательства. В начале 1980-х годов Редфорд оставил свою успешную карьеру, чтобы создать новые возможности для артистов в области киноиндустрии. На его пути стояли враждебные силы. Он выявил по сути жестокое, но стабильное равновесие в работе Голливуда, которой все больше руководили финансовые интересы, заставлявшие производить вульгарные, зачастую жестокие блокбастеры. Его система, главенствующую роль в которой играли киностудии, становилась все более централизованной, контролируя финансирование, производство и распространение кинопродукции.  В то же самое время, он отметил, что возникает новая технология – менее громоздкое и дорогостоящее цифровое оборудование для видеосъемки и монтажа – которая давала производителям кинокартин больше инструментов для того, чтобы контролировать собственную работу.

Увидев возможность, Редфорд использовал ее, чтобы воспитать новое поколение художников. Сначала он создал институт Sundance, чтобы убрать «деньги из картины» и обеспечил молодых режиссеров площадкой и ресурсами для развития и реализации их собственных идей. Затем он организовал кинофестиваль Sundance, чтобы демонстрировать работы независимых режиссеров. С самого начала ценности, к созданию которых стремился Редфорд, были ориентированы на поддержку молодых независимых режиссеров, таланты которых не признавались и не были востребованы студийной системой Голливуда, полностью охваченной рыночными законами.

Редфорд создал институт Sundance как некоммерческую корпорацию,  привлекая своих знакомых режиссеров, актеров, сценаристов и других специалистов в качестве преподавателей для обучения новых профессионалов в области кинематографа. Цены на билеты на кинофестиваль Sundance делали его привлекательным и доступным для широкой аудитории.

Двадцать пять лет спустя, заслуги Sundance в области воспитания независимого кинематографа, который теперь позволяет независимым кинематографистам  продюсировать и распространять свои картины, а зрителям – выбирать фильмы для просмотра из полного списка – от глубокомысленных документальных лент  до острых международных картин и забавных мультфильмов, – были признаны повсеместно. Новое равновесие, которое даже 10 лет назад было шатким, теперь окончательно установлено.

Виктория Хейл – пример социального предпринимателя, предприятие которого до сих пор находится на начальной стадии развития и для которого наши критерии применимы с учетом будущих перспектив. Хейл – ученый-фармаколог, была крайне разочарована тем, как в ее сфере деятельности все больше преобладают рыночные законы.  Несмотря на то, что у крупных фармацевтических компаний были патенты на лекарства, способные излечить ряд инфекционных заболеваний, данные лекарства не разрабатывались по очень простой причине: те, кто больше всего нуждался в этих лекарствах, были не в состоянии заплатить за них. Фармацевтическая промышленность, руководствуясь острой необходимостью получения прибыли для своих акционеров, уделяла все внимание созданию и распространению медикаментов для лечения заболеваний, которыми страдают состоятельные люди, живущие в основном в странах с развитой рыночной экономикой, которые в состоянии за них платить. Хейл приняла решение бросить вызов этой стабильно сложившейся системе, которая казалась ей несправедливой и невыносимой. Она создала институт OneWorld Health, первую некоммерческую фармацевтическую компанию, миссия которой заключалась в том, чтобы обеспечить людей в развивающихся странах необходимыми лекарствами от инфекционных заболеваний, вне зависимости от того, могут ли они оплатить эти лекарства. В настоящий момент предприятие Хейл прошло стадию доказательства реальности идеи. Оно успешно разработало, протестировало и получило регистрацию в Индии на свой первый препарат – паромомицин, который является недорогим средством лечения висцерального лейшманиоза, болезни, которая ежегодно уносит жизни свыше 200 тысяч человек. Хотя сейчас еще слишком рано говорить о том, сможет ли Хейл создать новое равновесие в данной области, которое позволит обеспечить более справедливые условия доступа к медикаментам для бедного населения, можно уверенно сказать, что она соответствует критериям, определяющим социального предпринимателя. Во-первых, она выявила стабильное, но несправедливое равновесие в области фармацевтической индустрии, во-вторых, она смогла увидеть и использовать возможность для того, чтобы изменить ситуацию, используя вдохновение, творческий подход, решимость, смелость и настойчивость при запуске нового предприятия, которое должно предоставить возможность доступа к лечению для малоимущего населения, в-третьих, она настойчиво стремится доказать потенциал своей модели, осуществив первый успешный проект.  Время покажет, последуют ли примеру Хейл другие или ее институт OneWorld Health сам по себе разрастется настолько, что сможет способствовать установлению и закреплению нового равновесия в данной области, но все факты свидетельствуют в ее пользу. Заглянув вперед на 10-15 лет, ее инвесторы – один из них – фонд Сколла – могут представить себе, что наступит день, когда институт OneWorld Health создаст новую парадигму работы фармацевтической индустрии, с такими же устойчивыми социальными преимуществами, как система микрокредитования или независимый кинематограф.

Границы социального предпринимательства

Давая определение социальному предпринимательству, также важно очертить его границы и привести примеры деятельности, которая может быть очень достойной, однако не соответствует нашему определению. Неспособность определить границы понятия делает термин социально предпринимательство настолько обширным, что он по существу утратит всякий см

Дата публикации: 19 июня 2008

#фонд cколла #социальное предпринимательство #юнус

 605   155  
Вам может быть интересно