«Социальные инициативы “снизу” надо только приветствовать»

Доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Эмиль Николаевич Рудык давно исследует тему социальных предприятий за рубежом и перспективы построения социальной экономики в России. Вот уже лет 12 он участвует в ряде международных проектов исследования социальных и социально ориентированных предприятий. Своими соображениями о том, что необходимо для развития социального предпринимательства в нашей стране, профессор Рудык делится с читателями портала «Новый бизнес». 


Людмила Скопинцева: Эмиль Николаевич, какие предприятия Вы назвали бы социальными? 

Эмиль Рудык: Социальное предприятие – такое, главной целью деятельности которого является не извлечение прибыли, а решение социальных проблем страны, региона, города, территории. Социальные предприятия не распределяют полученную прибыль между собственниками, а используют ее исключительно для достижения общественно полезных целей. Еще одна характеристика социальных предприятий: они должны функционировать в значительной мере под контролем – местных органов власти, обществ защиты прав потребителей, экологов и т. д. Во многих странах композиция членов наблюдательных советов крупных компаний трехсторонняя: собственник, персонал и внешние силы. И последнее условие – демократическая организация внутри социальных предприятий: в управлении ими участвуют работники. Как показывает мировой опыт, организационно-правовые формы социальных предприятий могут быть различными, но наиболее распространенными здесь являются производственные и потребительские кооперативы. 

Я видел в Испании, что такое социальные предприятия – на примере знаменитых Мондрагонских кооперативов. Начался эксперимент в 1956 году, и, вы представляете, за 52 года существования кооперативов разорилось только одно предприятие. Это седьмое чудо света. Там есть собственный университет, три института, школы, детские сады. Есть банк, который входит в число крупнейших в Испании и в число лучших в Европе по качеству обслуживания – это знаменитая «Рабочая касса», которую создали сами предприятия. Банк дает не только кооперативам кредиты, но и помогает составлять бизнес-планы, ищет для них рынки сбыта и многое другое помогает делать. А идеологом кооперативов стал священник, который искал третий путь между капитализмом и социализмом. Он считал, что это должен быть христианский социализм. 

В чем проблема у нас? Весь массив производственных кооперативов наш законодатель «загнал» в категорию коммерческих. В мире 90 процентов кооперативов – некоммерческие, а 10 процентам дано право быть коммерческими или некоммерческими по выбору (это определяется уставом предприятия). И если они некоммерческие, то пользуются льготами. То же самое и с государственными предприятиями. Они делятся на две большие группы: те, которые действуют в режиме рынка (коммерческие), и те, которые в этом режиме не действуют (неприбыльные). По нашему законодательству все государственные предприятия коммерческие. Правда, законодатели спохватились, поняв, что есть предприятия, выполняющие социальные функции. Их стали финансировать из бюджетов разных уровней и называть казенными. Сейчас их очень мало, статистика ненадежная, но формально они все равно остаются в классе коммерческих. 

Но есть еще предприятия социально ориентированные. С ними тоже не все просто и понятно. Должны ли коммерческие компании ставить во главу угла только прибыль? Или они должны по собственной инициативе, либо под воздействием государства (им можно предоставлять льготные кредиты, госзаказы, другие льготы и преференции и т. д.) и институтов гражданского общества учитывать и другие моменты нерыночного порядка? 

В последние годы в мировой экономике появился один новый нюанс: многие инвестиционные фонды дают средства и размещают заказы только на предприятиях с хорошим социальным лицом. Рентабельности и прибыли теперь мало. Компании должны быть социально полезными, и предприниматели начали это понимать. Предприятие должно много делать, например, для сохранения экологии. Что-то оно может выполнять в добровольном порядке, а где-то необходимо сочетание обязательных мер с добровольными либо с договорными. Кроме того, в мире «социальную благотворительность» бизнеса можно списывать с налогов. Мало того, что делаете доброе дело и, тем самым, улучшаете свой имидж, еще и в убытке не останетесь. 
 

Л.С.: А в России это возможно? 

Э.Р.: Да, конечно, благотворительность разрешается списывать с налогов. Кроме того, государство должно предоставлять преференции предприятиям, учитывающим в своей деятельности социальные цели. У нас они даются тем же кооперативам, но за то, что они малые предприятия, а не за то, что решают социальные задачи… В прямом виде преференций у нас нет, но если предприятие что-то делает для города, региона, местные органы могут размещать на нем госзаказы, продавать ему электроэнергию по более низким ценам и т. п. 
Всестороннюю помощь социальным предприятиям на Западе оказывают предприниматели, институты гражданского общества и правительства. Создано большое количество правительственных и неправительственных организаций, которые поддерживают подобного рода предприятия. На одном из них (в форме кооператива) – по производству пива – я был в Англии. Оно производит качественное пиво и продает его по низкой цене, а всю прибыль направляет на богоугодные цели. 
 

Л.С.: В Англии есть законодательство, которое регламентирует деятельность социальных предприятий? 

Э.Р.: Дело не в этом. Предприятия там действуют в рамках организационно-правовых форм. Если вы производственный кооператив и у вас в уставе записано, что вы неприбыльные, для вас есть закон не о социальном предприятии, а о неприбыльном. В ряде стран – в Италии, во Франции, в Испании – созданы ассоциации социальных предприятий. 
 

Л.С.: Как применим и применим ли в России мировой опыт? 

Э.Р.: Никакой опыт, успешный в одной стране, не может быть перенесен в другую без адаптации. Даже то, что в одном государстве, с одним менталитетом, дает результат, в других странах может его не дать. К любому опыту надо подойти критически и выбрать, что нам близко. Но чем хорош мировой опыт социального предпринимательства? Он демонстрирует наличие сектора и его жизнеспособность, показывает, что социальные предприятия поддерживаются не только населением и институтами гражданского общества, но и правительством. Опыт демонстрирует их возможности и преимущества, и не только социальные, но и экономические. Кроме того, мировой опыт – ориентир, он показывает, что нужно изменить в законодательстве и в нормативных документах предприятий. 
 

Л.С.: Как подготовить законодательство к появлению социальных предприятий? 

Э.Р.: Первым делом должна быть расширена законодательная база для создания неприбыльных организаций. Беда в чем? Я имел отношение к выработке закона о производственных кооперативах, но вначале был принят Гражданский кодекс, где кооперативы уже записали как коммерческие. Получается, их надо вывести из этой категории или принять поправку о том, что уставом производственного кооператива может быть предусмотрено, быть ему коммерческим или нет. 
В России беда в чем? В условиях практического отсутствия гражданского общества и контроля над деятельностью предприятия многие некоммерческие предприятия по сути коммерческие. Почему они назвались некоммерческими? Есть виды деятельности, которыми можно заниматься, только будучи некоммерческими, а кроме того, получать льготы. 
 

Л.С.: Что еще необходимо для становления социальных предприятий? 

Э.Р.: В одиночку даже самому сильному социальному предприятию проблему не решить. Должны быть созданы опорные структуры социальных предприятий. Какие? Во-первых, объединения таких предприятий (региональные, местные и федеральные). Во-вторых, учреждения, созданные либо социальными предприятиями, либо правительством (как это, например, имеет место в Италии). Это небольшие центры, оказывающие помощь социальным предприятиям, в частности правовую. Более того, когда государство дает социальному предприятию субсидию, оно направляет деньги не ему, а именно таким структурам, и уже объединение следит, что кому дается и насколько это эффективно. И в-третьих, необходимы различного рода фонды, которые будут поддерживать социальное предпринимательство. Надо показать, что рынок не все проблемы может решить, что есть мировой опыт создания так называемой «социальной экономики», есть органы печати, которые эту идею пропагандируют. 
И, конечно, необходимо создать некий экспертный совет. Вряд ли мы дождемся, что правительство займется этими вопросами. Социальные инициативы «снизу» надо только приветствовать. О них нужно больше говорить в прессе. Следует подумать, что можно сделать, чтобы уже существующие предприятия могли стать социальными или социально ориентированными, и какова в этом деле роль местных органов власти и гражданского общества, каким бы слабым оно ни было. Нужно, наконец, сформулировать предложения по изменению законодательства – на федеральном и региональном и местном уровне, и осветить эти предложения через СМИ. Но прежде всего надо договориться о понятиях. Собраться заинтересованным в этом людям и определить, что такое для нас социальные предприятия и что надо для развития в нашей стране социального предпринимательства. 


Специально для портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство» 

Октябрь 2008 

Дата публикации: 30 октября 2008

#академия труда #социальные отношения

 973   54  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно