Судьба предпринимателя

19 ноября на он-лайн конференции "Новой газеты" с депутатом Госдумы и бывшим губернатором Красноярского края Валерием Михайловичем Зубовым дискуссия коснулась судьбы малых предпринимателей в России, важности их существования наряду с крупным бизнесом. Одним из примеров трудностей, с которыми сталкиваются малые социальные предприятия, стала судьба  «Центра социальной реабилитации инвалидов «Березень» - победителя прошлогоднего пилотного конкурса социальных предпринимателей, проводившегося фондом "Наше будущее" в 2008 г.

Публикуем выдержки. Беседу провел Сергей Асриянц.В.М. Зубов. Фото "Новой газеты"

Зубов: У нас масса инвалидов, которые хотели бы работать, быть включенными в общество. Не быть, знаете так вот - «Да, мы вас жалеем, да мы понимаем Ваши проблемы»… Но это знаете, второсортность определяется, они хотели бы быть первосортными. И эти резервы значительно выше, чем программы по стимулированию возврата людей, которые не от хорошей жизни куда-то, когда-то уехали.

Асриянц: Я сразу вкраплю вопрос нашей читательницы Елены. Я его зачитаю, он достаточно длинный. «Центр социальной реабилитации инвалидов «Березень» является общественной организацией, функционирует 17 лет. Производит на собственной базе обучение и трудоустройство инвалидов, несет большую социальную нагрузку по реабилитации. Арендуем площади у муниципалитета. За 17 лет нас трижды пытались выселить с площадей, расторгали договора об аренде на законных основаниях. Мы проиграли три суда. В настоящее время Комитет по управлению имуществом администрации города отказали в праве на приватизацию арендуемых площадей. Наш статус — предприятие социального предпринимательства — подтвержден экспертами фонда «Наше будущее». Нам выделено два президентских гранта в 2007 и 2008 году, мы выиграли грант Фонда «Наше будущее» в сфере социального предпринимательства. Чиновники утверждают, что статуса «социальное предпринимательство» — нет. Что делать, как приватизировать арендуемую площадь? И как доказать свой статус?» Я Вам просто передаю это письмо, потому что здесь есть обратный адрес.

Зубов: Я свой вопрос разделю на две части. Первая, конечно, - очень опасно принимать решение, не выслушав противную сторону.


Асриянц: Да, безусловно, согласен.

Зубов: Я вот верю тому, что здесь написано. Но противную сторону я еще не слышал, может быть, какие-то нюансы есть. Хотя я пока на стороне того, что здесь написано. Допускаю, что с той стороны будут какие-то аргументы. Это первая часть. А теперь вторая, более существенная. Несколько лет ведется борьба малых предпринимателей за арендуемые помещения муниципальной собственности, и после принятия закона о разграничении полномочий, когда это ушло в муниципальный, а потом последовал закон и там прописано, что муниципалитеты должны продать всю ту собственность, которая не для его непосредственной деятельности — выполнения его муниципальных обязанностей. И автоматически попало, что надо выставить на конкурс вот эти помещения. А это миллионы предпринимателей по стране. У них, может быть, там бизнес состоит из того, что они лепят какие-нибудь поделки, игрушки из пластилина. Но, если их этот бизнес кормит, то надо радоваться, что они не на улице, что они нашли себе место. Мое мнение, что мы излишне долго торговались. Аргументация простая — надо дать им право выкупа. Не готовы, значит, сохраняйте долгосрочную аренду. Это, как правило, предприниматели, работающие на местные нужны. Сейчас мы видим насколько опасно складывать «яйца» в одну корзину, как в народе говорят, когда у Вас крупнейшие предприятия определяет всю экономику страны. Эти же крупнейшие предприятия взяли зарубежные займы, которые надо отдавать. Это же крупнейшие предприятия под свои возросшие активы взяли кредиты в зарубежных банках и здесь. Они породили проблему. А вот если бы этих «малышей» было больше, то тельфер для кризиса у нас был бы больше. Поэтому я бы здесь, конечно, каждый случай особый, но, в принципе, я бы оставил их в покое. Я уж не говорю о такой теоретической проблеме — почему все муниципалитеты должны продать муниципальную собственность, выставить на конкурс, а почему государство не должно этого сделать? Почему тогда государство не выставит все свои доли собственности на конкурс? Туда сразу же попадет, извините, и железная дорога, и Газпром, и крупные нефтяные компании. Почему? Государство считает, что для стабильного функционирования экономики это необходимо. А Вы убеждены, что там, в городе, для стабильного функционирования этого небольшого города с населением 30 тысяч человек, может, вот эти три сотни предпринимателей и стабилизируют всю социальную ситуацию, давая какие-то налоги, какие-то рабочие места?


Асриянц: Сейчас начнем обсуждать, наверное, самый главный вопрос. И Вы в этом вопросе, что называется, «варитесь» ежедневно. Это вопрос малого предпринимательства — «спинного хребта», как это называется? — «позвоночника» всего государства. Но внутри этого главного вопроса есть еще один главный вопрос. А будут ли когда-нибудь в нашей стране установлены нормальные правила игры? Во-первых, будет ли возможность открыть просто дело, как это, кстати, было в 90-е годы, когда можно было заплатить стартовый капитал 8.400, можно было даже 50% — 4.200 заплатить, зарегистрироваться (на каждом углу висели вывески) и начать свое дело. Сейчас это тоже непросто. Но, даже начав свое дело, как избежать ежемесячных приходов всех инстанций, которые существуют вообще в нашей стране. Такое впечатление, что приходят все инстанции, которые есть. Скоро детские врачи начнут шубы проверять. Как в этой стране, нашей стране, установить правила игры?

Зубов: Да, правила, конечно, надо радикально менять. Причем, менять под совершенно новую игру. Когда становился наш малый бизнес (появился), он частично «вылез» из подполья, из цехов.


Асриянц: Из цеховиков.

Зубов: Ну, тот, правда, быстро перескочил в крупный бизнес, в очень крупный — в олигархи.


Асриянц: Сколько опыт накапливали, десятилетия.

Зубов: Да, у них был богатейший опыт. А миллионы предпринимателей - они просто лишились дохода в научно-исследовательских институтах, в вузах. И они челноками ринулись или в Турцию, или в Китай. И вот это предпринимательство носило скорее социальный аспект выживания. Сегодня другая ситуация. Сегодня нам малый бизнес, не только тем, кто занимается малым бизнесом, нам он нужен не как элемент выживания и социального демпфера, сдерживающего социальные волнения. Он нам нужнее как «локомотив» инновационного развития.


Асриянц: Ну, абсолютно.

Зубов: Никогда большой бизнес не давал тех идей, которые дает малый бизнес. В конце концов, надо понять одну вещь, мы ее все знаем, вот ее надо понять. Я сразу скажу, что скептически отношусь к госкорпорации «Роснанотехнологии». Не верю! Вот понимаете — не верю! Потому что идеи, они рождаются (знаете, не в организации, не в цеху, не где-то) в одной голове. «Дженерал электрик», великая американская компания XX века, родилась из лаборатории Эдисона.


Асриянц: А АйБиЭм?

Зубов: Эппл. Когда на правительстве я сказал, что два парня пытались исключить из научных учреждений кооперативы (чтобы кооперативов не было), и у нас произошла полемика с академиком Осиповым, президентом Академии наук). Я сказал, как можно исключать? Вспомните, где «родился» персональный компьютер? В гараже.


Асриянц: Да.

Зубов: И сама вот эта инновационность, она не может без тысяч «сумасшедших», романтиков, авантюристов. Не может! Мы не знаем, какая реальная идея станет транзистором, вот откуда она родится. Когда Акио Марито с друзьями организовывал фирму «Сони», первый свой аппарат для записей, магнитофон, они отдавали в школы, потому что Министерство просвещения Японии почему-то решило, что в школах должны записывать выступления учителей. И вот это первый был их сбыт. Невозможно. Вот это первое, что мы должны понять: что сегодня, произнося слова об инновационном обществе, уже не в разрыве с малым бизнесом, в неразрыве. Второе, что тоже надо понять. Нам не просто малый бизнес нужен, нам нужен растущий малый бизнес. Нам надо, чтобы из этих «малышей» появлялись вот те «сумасшедшие» корпорации. Вот сейчас у нас «Росавиакосмос», а когда-то (это мы в фильмах видели) Королев запускал вот эти игрушечные планеры. С этого все начиналось, с этого все начинается, вот с этой ерунды. И Сикорский бочку там пристраивал, чтобы там на ней имитировать, раскрутить, взлететь на ней. А теперь это вертолетная отрасль. Вот надо признать, что страна должна «забурлить» вот этим малым бизнесом. Это второе. Тогда у нас, действительно, будут появляться компании, которые станут конкурентоспособными с кем угодно. Вот с кем угодно! И вот тогда мы, наконец, начнем постепенно вздыхать, открывая утром сводки газет, новостные интернеты — какая цена на нефть? Нам спокойней станет жить на свете. Тогда не только нефть, не только газ… Для всех нас нужен такой малый бизнес. Теперь, что касается организационных вещей. Должен быть императив. Не просто — желательно это не делать по отношению к малому бизнесу, а четкий и ясный запрет — нельзя! Я бы начал с таких вещей, что да, вы не имеете права сюда заходить в течение трех лет. За исключением одного случая — если фирма закрывается, т.е., если она создавалась под какие-то неблаговидные дела и она закрывается. Вот когда она заявляет о том, что закрывается, вот тогда Вы можете зайти и все проверить. Я бы ввел даже такое правило: каждая инстанция, которая входит, пожарники… Я думаю, что я уже могу это рассказать. Я был деканом экономического факультета, у меня была такая ситуация: я отслеживал, нарушал закон (я понимал это), чтобы поступил один человек, которого лоббировал строитель и один, которого проректор по АХЧ. Потому что без этого завтра бы остановился институт, потому что он строился. Вот надо было как-то сделать так, чтобы и закон соблюсти, но вместе с тем и продолжать жить. Я через это прошел. Вот, чтобы каждый проходящий, например, санэпидемстанция, чтобы они приходили, а после этого на двери, вон там, аккуратно писали свои замечания не где-то там, а говорили: 17 октября, такой-то (фамилия, имя, отчество), проверил - вот это может привести к таким-то последствиям. Это к этому, это устранить к такому-то, это к этому устранить. Как только появится ответственность проверяющих не за то, что они установили «недостаток», а за то, что они рекомендовали, что приведет к устранению «недостатка», тогда им труднее будет эти недостатки просто коллекционировать.

 

По материалам он-лайн конференции "Новой газеты"

Дата публикации: 14 апреля 2009

#новая газета #госдума #социальный предприниматель

 262   90  
Вам может быть интересно