«За социальными предприятиями – будущее»

За плечами британского эксперта  Джефа Кокса – тридцатилетний опыт работы в сфере социальных предприятий, более 15 из них он работает в качестве независимого организатора социальных предприятий, а также в качестве привлеченного консультанта ведущих консалтинговых компаний в этой  сфере.

Джеф Кокс посетил Москву в июле 2008 года по приглашению российского отделения известной британской благотворительной организации Oxfam (www.oxfam.org.uk) По ее заказу Джеф проведет независимое исследование, которое должно ответить на конкретный вопрос: как содействовать возникновению в РФ необходимой для развития социальных предприятий инфраструктуры? Это визит, выражает надежду Джеф, может привести к новым полезным и вдохновляющим контактам между опытными британскими практиками (и не только консультантами)  и начинающими российскими социальными предпринимателями.

Мы благодарны ему за время, которые  он уделил порталу,  и за важные советы практика.

 

Инга Пагава: Джеф, с учетом вашего видения и понимания социальных предприятий, возьметесь ли вы утверждать, что социальное предприятие – это универсальный способ достижения социальных изменений и что он может работать везде, независимо от страны и ее особенностей? При условии, конечно, наличия достаточных ресурсов и правильных людей. И что это также касается России?

Джеф Кокс: Да, я утвердительно отвечу на все поставленные вопросы. Я не только считаю, что социальные предприятия могут работать везде, но я также думаю, что они – «величайшее изобретение нашего времени», позволю себе цитату одного британского политика. Мне представляется, что мир бизнеса будет развиваться именно в этом направлении. Уже сейчас уделяется много внимания этическим основам ведения бизнеса, а со временем  внимание будет уделяться еще больше этическому происхождению товаров и услуг.  И этому есть масса причин. Одна из них, например, это наличие информационных технологий. Сегодня потребители могут легко и быстро узнать о каких-то нарушениях или нечистоплотности в истории цепочки поставщиков. И потребители все с большей щепетильностью относятся к покупке товаров или услуг, они обращают внимание на безукоризненность их происхождения.

У социальных предприятий, так как они создаются для общественного блага и для получения прибыли, отличная репутация. У них есть маркетинговое преимущество перед конкурентами.

Посмотрите на цифры, говорящие о возрастающем покупательском спросе на продукцию, произведенную согласно этическим принципам или органически произведенные товары. Значительное увеличение спроса на подобную продукцию и услуги наблюдается в странах Западной Европы и на североамериканском континенте. Конечно, похожая картина в России и во многих странах сложится не сразу. Но думается, что силы, которые ведут нас в этом направлении, достаточно ощутимы и они будут подталкивать бизнес в сторону социальных предприятий.

Одновременно традиционная благотворительная модель, когда некий донор дает деньги некой организации для их последующего распределения среди благотворительных организаций, теряет свои позиции. Благотворительные организации все чаще предпочитают генерировать собственный доход. Это дает им огромное преимущество… Это как бы свободные деньги. То есть это, конечно, не свободные деньги, их нужно заработать, но их трата ничем не ограничивается, вы вольны тратить их как посчитаете нужным. Поэтому благотворительная организация, самостоятельно формирующая собственный доход, находится намного в более выигрышном положении, чем получающая пожертвование.

Получается, что и деловой, и благотворительный миры двигаются в сторону общего поля социальных предприятий. Я думаю, что за социальными предприятиями будущее. И думаю, что те, кто будет их игнорировать, останутся позади основных мировых процессов.

 

И.П.:  Вы думаете, что основная мотивация, стоящая за социальными предприятиями, – этическая?

Д.К.: Социальные предприятия применяют бизнес-модели и методы во имя общественного блага. Необходимо, конечно, тщательно продумать этическую составляющую. Пару лет тому назад в Западной Европе для социального предприятия было типичным думать только об одном «добром деле». Например, нормально заниматься только вопросами решения проблем инвалидности. Но это же очень трудозатратно! Сегодня социальные предприятия задумываются о расширении диапазона своей деятельности. Помимо инвалидности, можно еще заниматься экологическими стандартами. Или товарами, произведенными согласно этическим принципам. То есть, все чаще приходится делать этический выбор.

 

И.П.: Что, наверное, делает лидерство важным фактором в социальном предприятии? Является ли лидер, руководитель социального предприятия социальным предпринимателем?

Д.К.: «Социальный предприниматель» – не простой термин. Социальные предприниматели зачастую ассоциируются с бизнес-навыками, но у них есть социальная цель. Однако существуют научные исследования, которые говорят о том, что социальные предприятия управляются группами. Они, скорее всего, обладают тем же набором навыков и способностей. И социально ориентированы. И демонстрируют определенный набор личностных качеств, таких, как решимость и способность хорошо взаимодействовать с людьми. Все это так, и еще должны быть предпринимательские качества, но все это не должно проявляться  в одном единственном  человеке, а должно присутствовать в команде. Исследования говорят о том, что когда речь идет о социальных предпринимателях, чаще всего говорится о командной работе социальных предприятий.

 

И.П.: Предположим, Россия – просто страна, где начинается новое движение. Каков будет ваш совет как эксперта начинающим социальным предприятиям? Как достичь лучшего эффекта за короткий промежуток времени?

Д.К.: Ключ к успеху, мне кажется, лежит в точном понимании бизнес-модели. Это означает глубокое понимание того, что вы делаете. Как в моем любимом примере, описанном во многих учебниках по бизнесу. Он про производителей логарифмических линеек. Вы, возможно, слишком молоды, чтобы знать, что это такое, но на самом деле это просто карманный калькулятор. Так вот, это были известные производители логарифмических линеек, которые допустили фундаментальную ошибку, думая, что они делают линейки. А в действительности же, они делали что-то другое. Они делали карманные калькуляторы. Когда появились карманные электронные калькуляторы, в течение двух лет они разорили целый бизнес логарифмических линеек, они просто стерли их с лица земли.

Поэтому важно точно понимать, чем вы занимаетесь, на самом глубинном уровне. Приблизительно в то же время одна американская компания, которая занималась в основном выпуском офисных счетных машин, а также печатных машинок, поняла, что она занимается обработкой информации, а не просто производством калькуляторов. Имя этой компании – IBM. Как известно, ей было суждено стать ведущим производителем компьютеров. Это к слову о понимании того, чем именно вы занимаетесь.

Так вот, когда мы говорим о бизнес-модели, следует точно понимать, что именно вы предлагаете рынку. Если вы ухватили главную идею, все остальное обычно получается само собой. Это верно как для традиционного бизнеса, так и для социальных предприятий. Для последних правильное понимание на стартовом этапе идеально. 

Возможно, что существуют какие-то особые условия в России, которые создают барьеры. Они существуют везде. Вопросы налогообложения или меры по поддержке социальных предприятий со стороны федеральных и местных органов власти, например. Но думаю, что с позиции индивидуального предпринимателя важно четко понимать, что именно вы предлагаете миру. Если есть такая ясность, обычно все остальное срастается.

 

Июль 2008

Специально для портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство»

Дополнительную информацию об эксперте можно получить на веб-сайте www.geofcox.info.

Дата публикации: 28 июля 2008

#джефа кокс #социальное предпринимательство #благотворительность

 63   27  
Вам может быть интересно