Александр Борисов: Социальное предпринимательство — это идеология

На прошлой неделе в Государственную Думу группой парламентариев из обеих палат Федерального Собрания внесён проект закона о социальном предпринимательстве и формах его поддержки. О сути и актуальности законопроекта рассказывает один из его авторов — заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Александр Борисов.

- Наша инициатива имела цель ввести в правовой, а значит, и в экономический обиход страны механизмы, давно реализованные во многих странах мира. Приведу несколько примеров. Италия уже 23 года назад законом утвердила такую форму предприятий, как социальные кооперативы. В первую их группу входят те, которые оказывают услуги здравоохранения, образования, ухода за пожилыми людьми и инвалидами. Другая группа таких кооперативов может заниматься любой законной деятельностью, обеспечивая трудоустройство незащищённых слоёв населения. Закон предполагал также участие в деятельности этих предприятий волонтёров. Позже специальные законы были приняты в Португалии, Франции, Греции, Финляндии, Бельгии, Швеции, Польше. Социальные предприятия в этих странах имеют различную организационно-правовую форму, но везде есть работающие механизмы льготного налогообложения и государственной поддержки. В США, где социальные предприятия традиционно в большей степени опираются на частные благо­творительные фонды, чем на государство, в них занято больше 9,5 миллиона граждан, которые получают более 8 процентов фонда зарплаты страны.

- Что нового должен привнести ваш законопроект в российское право?

- Прежде всего он должен закрепить правовой статус социального предпринимательства, чётко очертить его критерии, определить меры его государственной поддержки на федеральном и региональном уровне. Законопроект устанавливает также и меры по созданию инфраструктуры социального предпринимательства, такие как создание центров инноваций социальной сферы и иных форм поддержки. Не менее важной функцией закона является пресечение возможных манипуляций и зло­употреблений.

В ряде российских законов возможности социального предпринимательства намечены контурно.

Но все эти положения, как отметили учёные-правоведы, носят разрозненный характер. И потому нормативная поддержка бизнеса, который наряду с заработком ставит себе и иные, социально значимые цели, абсолютно необходима.

- Если сказать совсем коротко, то каковы критерии социального бизнеса?

- Если уж совсем коротко, то вот эти критерии: контингент занятых, контингент потребителей товаров и/или услуг плюс вид продукции товаров или услуг. Скажем, если предприятие выпускает инвалидные коляски или протезы, а часть занятых — инвалиды и матери с малолетними детьми, то это, что называется, идеальный объект законопроекта.

- В каких отраслях могут работать социальные предприятия?

- Если соответствуют критериям закона, то в любых. Это может быть и производство, и пекарня, и парикмахерская, и даже лесопилка.

- А если исходить из чисто либеральной концепции: все предприятия в равных условиях, все товары по рыночным ценам, а нуждающиеся и социально незащищённые просто получают пособия на то, что им критически необходимо?

- А где и когда существовала такая идеально-либеральная экономика? Настроение человека занятого и зарабатывающего и просто получателя пособия — две совсем разные вещи. Социальное самочувствие как бы не рыночная категория, но его значение огромно. Да и есть такие места и отрасли, где при идеальных рыночных условиях всё просто остановится. Ну и мы же боремся, например, за импортозамещение. А с точки зрения рынка, может быть, не нужен, например, ни псковский, ни воронежский мёд, а, допустим, греческий дешевле. Ну убъём свои пасеки, а дальше будем зависеть от капризов мирового рынка. Мы уже прошли такое, в частности, с фармацевтикой, с животноводством, с детскими игрушками, примеров — множество.

Хочу подчеркнуть, что социальное предпринимательство не только и не столько бизнес, сколько некая идеология. Её суть в том, чтобы вовлечь в общественно полезную деятельность, в экономику тех, кто на общих условиях включиться в экономическую жизнь не может ни как производитель, ни даже иногда как потребитель. Смысл труда, занятости, предпринимательства не только прибыль, но и общественная польза. А общественная поддержка нуждающихся разве не являлась веками одним из главных дел церковных приходов? Мы, кстати, надеемся, что все российские конфессии поддержат наш законопроект, так как он расширит и возможности религиозных общин в организации социального предпринимательства.

- В Совете Федерации вы представляете Псковское областное Собрание депутатов. Насколько полезен будет закон при его принятии для вашего региона?

- Для нас этот закон исключительно полезен. Так исторически сложилось, что начиная с послевоенных лет область стала поставщиком рабочих кадров для Питера и Москвы. Сама же она развивалась по остаточному принципу. При всех стараниях эта дотационность и часто просто бедность, недостаточность инфраструктуры не преодолены до сих пор. На целом ряде территорий бизнесу очень сложно работать иначе как на началах социального предпринимательства. То есть в условиях заведомо низкой прибыльности, заведомо низкой пока, к сожалению, платёжеспособности людей. Социальное предпринимательство при его развитии даст шанс многим поселениям и районам. Думаю, закон будет очень актуальным не только для нас, но и для многих мест, где стоит задача освоения или повторного освоения территориального пространства.

 

Источник: Парламентская газета

Дата публикации: 23 октября 2014

#законопроект #Александр Борисов

 574   129  
Вам может быть интересно