Зарабатывать, чтобы отдавать, или Что мы знаем о социальном предпринимательстве

О широте русской души спорить не приходится: щедрость и желание помочь ближнему у нас в крови – взять хотя бы меценатов дореволюционной России. Да и сейчас наши соотечественники готовы сделать многое, чтобы нуждающиеся в помощи и защите получили их. Тем не менее, понятие «социальное предпринимательство» все еще звучит как малознакомое, а люди, которые занимаются подобной деятельностью, не всегда осознают, что это и есть социальное предпринимательство. Да и количество социальных предприятий в России, по сравнению с развитыми странами Запада, весьма немногочисленно.

Удивляться тут нечему – если учесть, что само предпринимательство в чистом виде появилось у нас чуть более 15 лет назад, то откуда взяться разговорам о его более сложной форме с определением «социальное»? По словам ведущего консультанта российского филиала CAF Инги Пагава, социальное предпринимательство в нашей стране находится «в зачаточном состоянии, хотя и развивается».

О чем речь?

Хотя с развитием социального предпринимательства за границей началось его активное изучение, к единому мнению, что же это такое еще не пришли. В общем и целом,  «социальное предпринимательство – это деятельность, направленная на решение проблем социального характера», – считает Инга Пагава. Причем проблемы эти тоже трактуются довольно широко – как вызовы,  с которыми сталкивается общество в процессе своего существования.

По сути, такая предпринимательская деятельность предполагает совмещение экономических и социальных выгод. Однако важно то, что ее ключевой характеристикой является ориентация на достижение общественно значимых целей, в то время как извлечение прибыли становится лишь второстепенной задачей. К тому же, как правило, эта прибыль идет либо на благотворительность, либо на дальнейшее развитие социальных проектов.

Инга Пагава также отмечает, что важнейшей составляющей социального предпринимательства являются сами люди, воплощающие в жизнь такие проекты: «Они обладают собственным мнением и пониманием того, что нужно изменить, а также энергией, необходимой для того, чтобы осуществить эти изменения. Они хотят преобразовать мир и знают, как это сделать».

Существует два пути воплощения в жизнь общественно значимых проектов: социальные предприятия создаются либо «с нуля», либо на базе уже существующих структур – как их своеобразные ответвления.  В последнем случае данная деятельность может выражаться в общественно ориентированных проектах бизнес-корпораций в рамках реализации доктрины социальной ответственности.

Характер деятельности подобных предприятий непринципиален: они могут работать как на коммерческой, так и на некоммерческой основе. Примером первых может стать фирма по производству того или иного товара, на которой работают люди с ограниченными физическими возможностями. Как правило, подобные предприятия могут возникать при больницах и реабилитационных центрах. С одной стороны, они решают проблему трудоустройства людей, которым при иных обстоятельствах сложно найти полноценную работу, с другой – производят товары, от продажи которых получают прибыль. Классическим примерами коммерческих социальных предприятий являются основанный в 1976 году профессором Мухаммадом Юнусом в Бангладеш банк «Грамин» и учрежденный доктором Ибрагимом Абулейшем в 1977 году в Египте холдинг «Секем»: доходы от их основной деятельности используются в социальных предприятиях, таких как «Грамин телеком», «Грамин энерджи», основанных компанией «Секем» – университете и больнице. Некоммерческие же предприятия  существуют за счет сбора средств из различных источников – от дотаций правительств до грантов различных фондов и спонсорской помощи бизнеса. Еще один вариант – практика основанного доктором Викторией Хейл в 2000 году Института здоровья одного мира (The Institute for One World Health (IOWH)), который стал первой в мире некоммерческой фармацевтической компанией. Выстроив собственную нестандартную цепочку реализации лекарств на рынках стран третьего мира,  институт способствует борьбе с болезнями, которым традиционно уделяется недостаточно внимания в обществе.

Роль государства

Изначально концепция социального предпринимательства подразумевает передачу ряда функций государства в социальной сфере бизнесу или же некоммерческим структурам. Конкурентная среда и инновационный подход предпринимателей способствуют развитию этой области, что не только благосклонно влияет на ситуацию в обществе и помогает снять напряженность, но и облегчает задачи властей по регулированию данной сферы. При этом существует и обратная сторона – любая успешная инновационная деятельность влечет за собой трансформации в структуре общества, что может влиять на перераспределение власти, а это невыгодно для правящей элиты. Однако правительства  должны осознавать необходимость социально ориентированной предпринимательской деятельности для прогрессивного развития государств и способствовать ее распространению. Наиболее простой подход – снижение или полная отмена налогов для социальных предприятий. Еще один путь стимулирования социального предпринимательства – организация конкурсов, выплата грантов, государственные закупки производимой социальными предприятиями продукции. Немаловажно, чтобы соответствующие положения были прописаны в законодательстве, и это давало бы учредителям социальных предприятий определенные гарантии, облегчая деятельность.

Российские практики

В том, что социальное предпринимательство в России находится в зачаточном состоянии, удивительного мало. В СССР социальная сфера была монополизирована государством; о том, чтобы передать часть его функций кому-то еще, не могло быть и речи. В постсоветские годы социальное предпринимательство начало развиваться, однако обороты набирает только сейчас. Российской спецификой является тот факт, что социальное предпринимательство в нашей стране, по сути, не институционализировано – в федеральном законодательстве нет такого понятия. По словам юриста Анастасии Акрамовской, «ссылка на него встречается в нормативных и правовых актах местного характера, где употребляется применительно к двум группам социальных предприятий. Во-первых, к  организациям, предоставляющим товары, работы и услуги социально незащищенным гражданам по сниженным ценам, и, во-вторых, социально ориентированным коммерческим предприятиям, которые можно отнести к категории социально ответственного бизнеса, или предприятиям, представляющим большую социальную значимость для региона». Что касается налогового законодательства, то специальные льготы для организаций подобного типа не предусмотрены. Это, в свою очередь, выступает сдерживающим фактором развития. Как рассказал менеджер проектов по трудоустройству Региональной общественной организации «Перспектива», занимающейся проблемами инвалидов, Михаил Новиков, хотя  «Перспектива», зарегистрированная как некоммерческая структура, имеет официальное разрешение на ведение коммерческой деятельности, ею она пока не занимается. «Это нецелесообразно: появится слишком много хлопот, связанных с дополнительной отчетностью, а также придется платить больше налогов», – объяснил Михаил.

С недавнего времени появилась еще одна сложность. Согласно новому законодательству, некоммерческие организации (НКО) должны ежегодно предоставлять в органы регистрации строгую отчетность, включающую подробную информацию об источниках, из которых они получают финансирование. «Теперь некоммерческим организациям сложнее найти инвесторов; многие зарубежные компании стали отказывать им в поддержке, – признается Михаил Новиков. – Такое ощущение, что НКО теперь нужно собирать гораздо больше бумаг, чем коммерческим фирмам». С точки зрения властей, подобные меры можно объяснить их желанием исключить возможность «отмывания» средств через НКО.

Подавая пример

«Государство может идти навстречу социальному предпринимательству, но все же главным условием развития последнего является наличие людей, которые хотят и готовы этим заниматься», – говорит Инга Пагава. Судя по всему, в нашей стране такие люди есть – и их не останавливают вышеописанные сложности.

В г. Чайковский Пермского края с 1997 года функционирует благотворительный фонд «Новый цвет», который занимается реабилитацией людей с наркозависимостью, помогает им найти работу и вернуться к нормальной жизни в обществе. Отличительной чертой работы «Нового цвета» является то, что люди, прошедшие реабилитацию при помощи родственников, друзей и при поддержке фонда, открывают свое дело: автомобильные мойки, парикмахерские, магазины, автомастерские и т.д. Причем прибыль, которую они получают, частично отдают в фонд, чтобы в дальнейшем она шла на реабилитацию новых пациентов.

Краснодарский центр развития семьи «Островок тепла». Фото с сайта центра: http://www.ostrovok-tepla.ruВ Краснодаре в 2003 году был основан центр развития семьи «Островок тепла», который осуществляет бесплатное социально-психологическое и педагогическое консультирование для приемных и принимающих семей, беременных женщин. Причем для обычных семей консультации проводятся на платной основе. В настоящее время в центре работает десять человек, а годовой оборот организации в 2006 году достиг 1,3 млн рублей. Однако  есть одна серьезная и основная проблема для дальнейшего развития центра – дороговизна аренды помещения.

Столичный реабилитационный художественный центр «Дети Марии» (фото сайта http://mariaschildren.ru/)

В Москве реабилитационный художественный центр «Дети Марии», помогающий детям-сиротам и детям с особыми нуждами, открыл арт-клуб «Пеликан», где дети получают творческое и профессиональное образование, которое впоследствии может помочь им стать равноправными членами общества, устроиться на работу и вести полноценную жизнь. Кроме того, клуб является предприятием общественного питания, услугами которого может воспользоваться каждый желающий. Доходы от деятельности «Пеликана» идут на заработную плату детям-сиротам, работающим в этом кафе.

Больших успехов добилась основанная в 1997 году Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива», о которой уже говорилось выше. Изначально это был совместный проект Всемирного института по проблемам инвалидности США и Всероссийского общества инвалидов, целью которого была подготовка профессиональных кадров. Однако впоследствии инициативная группа во главе с американкой Денис Роза расширила свою деятельность. «Сначала мы работали в основном в регионах – тех, которыми интересовались западные инвесторы. Московское отделение открылось только в 2000 году», – рассказывает Михаил Новиков. Сегодня «Перспектива»  реализует множество проектов содействия инвалидам, один из которых – помощь при трудоустройстве. «В год около 200 инвалидов получают с нашей помощью работу», – говорит Михаил. Сегодня у «Перспективы» обширная сеть контактов, с ней сотрудничает множество крупных корпораций. Последние, кстати, сами зачастую ищут работников с ограниченными физическими возможностями – нанимая их на работу, они тем самым улучшают свой имидж и повышают свою привлекательность в глазах населения. 

Ресторан «В темноте». Фото «Комсомольской правды» http://www.kp.ru/daily/23813/60325/Западному опыту последовал президент Фонда слабовидящих и слепых, врач-офтальмолог и владелец двух московских клиник Игорь Медведев. По его инициативе в 2006 году в Москве был открыт ресторан «В темноте!?», аналог французского Dans le noir. Специфика ресторана состоит в том, что его посетители принимают пищу в темной комнате и не видят, что они едят – лишение на время способности видеть, по словам создателей, обостряет другие органы чувств, и люди переживают совершенно новые ощущения. Работа ресторана способствует социальной реабилитации людей с ограниченными физическими возможностями: сейчас здесь трудятся денадцать незрячих сотрудников, которые прошли специальное обучение в Лондоне, а вся прибыль от деятельности ресторана идет на поддержание незрячих и слабовидящих людей.

Подобные примеры свидетельствуют о том, что социальное предпринимательство в России существует, а это, в свою очередь, показатель становления гражданского общества. Другой вопрос – условия для его развития: существующая правовая база и политика государства пока скорее тормозят процесс, чем способствуют ему. Вместе с тем бизнес, в частности крупные корпорации, выражает готовность идти навстречу социальным предприятиям, предоставляя финансирование. Найти пути сотрудничества можно – все зависит от самих людей и их желания помогать окружающим, решать проблемы, которым традиционно уделяется мало внимания.
 

Специально для портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство»  

Январь 2008

Дата публикации: 30 января 2008



 191   200  
Вам может быть интересно