Инклюзия через дизайн: как адаптивная одежда создает доступную среду

Мало кто задумывается, как сложно подобрать одежду ребенку или взрослому, у которого есть протез или нарушена координация движений, или приходится использовать специальные аппараты. Дизайнер Наталья Малько, основатель бренда адаптивной одежды be easy kid,  хорошо знакома с историей вопроса. Она рассказала, как помочь людям с инвалидностью быть независимыми от внешних обстоятельств.

Об адаптивной одежде и не только

– Как появилась идея создавать адаптивную одежду?

– По образованию я дизайнер одежды, окончила Британскую школу дизайна. Но о создании бренда не думала, во время учебы мне больше нравилась фешен-иллюстрация. Потом у меня родилась дочь Аюна. У нее ДЦП и некоторые ментальные особенности, из-за которых ей сложно одеваться самостоятельно. Был период, когда аппараты на ногах осложняли выбор брюк, так как на них мало что налезало.

И я задумалась про специальную одежду. В 2018 году случайно наткнулась на TEDx-выступление дизайнера Минди Шайер, которая рассказывала, как они совместно с модельером Томми Хилфигером запустили линию одежды для детей с инвалидностью. У ее сына была мышечная дистрофия, а у троих детей Томми – аутизм. Об этом он рассказывает в книге «Мой путь к мечте».

Я изучала рынок, смотрела, кто что делает, и параллельно пыталась разработать модели одежды для дочери. Тогда ей было 6 лет, и в детском саду просили не надевать малышам одежду с пуговицами и молниями, которые сложно застегивать.

Для кого важна особенная одежда, и чем она отличается от обычной?

– В самом начале проекта я подготовила большой опросник для родителей детей с инвалидностью, чтобы понять, какую проблему они испытывают с одеждой, где делают покупки, сколько готовы тратить. Ответы прислали более 250 человек.

Выяснилось, что при ДЦП, генетических синдромах, ментальных особенностях часто требуются специальные технические средства реабилитации (ТСР) – протезы, туторы, ортезы, стомы, помпы. Отсюда и запрос на одежду, которая подходит к ТСР.

На самом деле адаптивная одежда внешне ничем не отличается от обычной, и в этом ее уникальность: ребенку важно быть таким же, как его сверстники. Функционально вещи отличают специальный крой, который учитывает длину конечностей, сидячий тип фигуры или разные аппараты на теле. Например, в одежде be easy kid применяется функциональная застежка. Ребенок, у которого плохо работают руки или есть протез, может сам застегнуть, расстегнуть изделие и не зависеть от помощи окружающих.

Социальный бизнес

– Когда приняли решение заняться именно предпринимательством? Какие были трудности?

– Начала с рубашек на магнитах и брюк, которые можно носить, если у ребенка установлен аппарат. Первые модели по моим эскизам сшили в конце 2018 года. Далее стала тестировать и усовершенствовать другие образцы.

Параллельно я слушала подкасты про предпринимательство. В одном из выпусков девушка рассказывала про социальный бизнес. В финале она дала много ссылок на грантовые программы для соцпредпринимателей, НКО и добавила: «Даже если у вас есть лишь идея, участвуйте во всех конкурсах. Говорите громко про свою идею, не стесняйтесь. Это позволит вам доработать и упаковать ее».

Я так и поступила. Это было время декрета, я не работала, денег на развитие бизнеса не было, так что начала искать конкурсы. Подготовка проекта к участию в гранте и победа позволили доработать замысел и выйти на рынок в конце 2019 года. А в начале 2020 года объявили карантин, продажи упали.

Особенность адаптивной одежды в том, что распространять ее нужно было не только через социальные сети, но и через профильные организации: реабилитационные центры, специализированные магазины. Инклюзии на рынке одежды у нас нет. Всего несколько лет нишам для беременных и кормящих женщин и стильной одежды Plus size. Одежда для людей с инвалидностью если и есть, то выглядит очень непрезентабельно. Поэтому важен личный контакт, демонстрация моделей.

– Обучались где-то ведению бизнеса?

– Я прошла несколько образовательных программ. У «Малого бизнеса Москвы» была специальная программа для женщин-предпринимателей. Программа фонда «Навстречу переменам», где я учусь три года, дала мне больше всего знаний и экспертной помощи.

Прошла интересную американскую программу по разработке изделий для людей с инвалидностью Open Style Lab. Международный акселератор UNLEASH позволил взглянуть на проект с другой стороны, так как там были люди со всего мира. Еще у них сильная обучающая база для предпринимателей, которые работают с целями устойчивого развития.

Запомнился Connect: Creative entrepreneurships skills program for women – английская программа для женщин-предпринимателей в креативных индустриях.

В 2022 году начала обучение в Московской школе профессиональной филантропии фонда «Друзья». Это стало возможно благодаря помощи Фонда региональных социальных программ «Наше будущее».

В конце ноября 2022 года я зарегистрировала АНО «Территория развития инклюзивной моды» в том числе для того, чтобы заниматься благотворительными проектами. Но опыта работы именно в благотворительном фонде у меня нет. На занятиях в МШПФ фонда «Друзья» узнала о попечительском совете. Сейчас думаю, кого бы я хотела там видеть. Скорее всего, это должен быть медийный человек из сферы моды. Приглашенные спикеры передают опыт, а я нахожу ответы на свои вопросы, либо начинаю ставить правильные вопросы по проекту. Например, оказалось, что у меня плохо прописана стратегия. Изначально я делала стратегию для проекта по адаптивной одежде be easy kid, а потом трансформировала ее на другие. Но оказалось, что под каждое направление должна быть своя стратегия развития. У меня их три, буду разрабатывать для каждого.

– Кто работает в вашей команде?

– У меня небольшая команда, но в профессионализме каждого человека я уверена на все 100 %! Это креативный директор, юрист, бухгалтер и технолог, который разрабатывает всю одежду. Шьем мы изделия на сторонних производствах. Пробовали формат ателье, но это оказалось экономически невыгодно, так как целевая аудитория – малообеспеченные родители, а одежда, сшитая на заказ, стоит дороже, чем отшитая партией для коллекции.

В 2020 году мы зарегистрировали товарный знак be easy kid и сделали наш сайт-конструктор. Покупатель может сам собрать нужную ему модель: подобрать вид застежки (липучки, магниты), указать дополнительные параметры (например, руки разной длины).

Источник вдохновения для особенной идеи

– Есть проекты или бренды, которые помогают развиваться и двигаться вперед?

Мне очень нравился отечественный проект «Без границ кутюр», который работал с инклюзией и буквально менял мир моды. К сожалению, он уже закрылся.

Летом 2022 года я проводила интервью с представителями американских брендов, которые работают с инвалидами. Меня вдохновило то, насколько они открыты, готовы делиться опытом. Очень нравится Zappos. Основатель этой компании Тони Шей выпустил книгу «Доставляя счастье». Ее полезно прочитать каждому, кто начинает свое дело, там много про корпоративную культуру, про то, как мотивировать людей работать в команде.

Еще есть Target – во всех магазинах сети сделаны рекламные растяжки, где демонстрируют одежду дети с особенностями и без.

Nike пытается делать крутые продукты для людей с инвалидностью – они прямо сейчас меняют моду.

Но самый мой любимый –  это Billy footwear – производитель классных кедов, которые подходят всем. Мне нравится, как создатель бренда Билли Прайс, который из-за травмы стал инвалидом, выстраивает коммуникацию с аудиторией. Его знают по всему миру, но он не использует слово «адаптивный», он изначально за инклюзию, его кеды подходят всем.

Есть еще английский новый бренд Unhidden – они много участвуют в показах и формируют сообщество брендов адаптивной одежды, отлично работают с модой и инвалидностью.

– Как влияет проект на социальную сферу?

– Одежда – первая доступная среда, с которой человек сталкивается ежедневно, и пока она закрыта, человек остается изолированным от социума. Когда я проводила опрос взрослых людей с инвалидностью, узнала, что в детстве из-за невозможности одеваться самостоятельно, они не ездили в лагеря отдыха и не посещали спортивные секции. И сейчас не могут жить отдельно без помощи, потому что им нужен ассистент.

Однако современные родители не понимают этого. Преодолеть недоверие помогают личные беседы. Я предлагаю приехать и просто померить изделие. Когда у ребенка впервые в жизни получается самостоятельно расстегнуть рубашку, справиться с брюками, родители плачут от радости.

Мой любимый случай, когда я привезла одежду подростку с генетической деформацией тела. Оказалось, ему важны и статус, и тренды. Он спросил, знаменитый ли я дизайнер. Парень не мог подобрать одежду и из-за внешнего вида стеснялся позвать на свидание девочку. Первое, что он сделал, когда получил наш заказ, пригласил ее.

Я пыталась прослеживать эффект от одежды – сделала опросник «До ношения адаптивной одежды и через 6 месяцев после». Родители неохотно участвуют, так что планирую давать скидку за ответы на вопросы.

Также сделаю опрос крупных зарубежных брендов по измерению социального воздействия.

Приглашение на «Модный пикник»

– Расскажите про фестиваль «Модный пикник». Как появилась идея?

– Несколько лет работы с адаптивной одеждой показали, что в России немного производителей, и они или не знают друг о друге, или  боятся конкуренции. А ведь одна площадка, куда придут родители детей с инвалидностью, наоборот, увеличит узнаваемость бренда и охват.

Так появилась идея создать единое пространство для обмена опытом среди специалистов, брендов и других профильных участников – фестиваль «Модный пикник».

Здесь родители выбирают то, что им надо: аппараты и одежду к ним. Для детей мы делаем развлекательную программу с призами, чтобы они не скучали, пока взрослые консультируются со специалистами.

Рада, что все получилось. Кстати, с отечественными производителями мы создали электронный каталог адаптивной одежды.

Я стараюсь проводить такие фестивали в общественных местах, например в питерском культурном центре «Севкабель порт» или в МЕГЕ. Это осознанное решение – хочу, чтобы общество привыкало к людям с инвалидностью. И надеюсь, что опыт вдохновит людей или компании создавать инклюзивные продукты.

Также есть партнер – семейный центр «Дом детей» в Москве. Два года подряд в начале июня проводим фестиваль на их территории.

– Фестиваль меняет ситуацию на рынке адаптивной одежды?

– Опыт показал, что фестиваля мало, нужны еще шаги для формирования рынка и информирования целевой аудитории. В планах – выпуск специализированного журнала с новинками адаптивных товаров: от аксессуаров и одежды до технических средств реабилитации. Издание можно распространять через реабилитационные центры, поликлиники. Хорошо, если специалисты, которые работают с людьми с инвалидностью, будут владеть информацией и смогут подсказать, где и что можно купить.

– Что в ближайших планах?

– Очень важно сделать наши маркетплейсы удобными для людей с инвалидностью, чтобы формировать спрос и рынок. Нужно только произвести хорошую фильтрацию на адаптивные модели – у многих брендов масс-маркета есть брюки на резинке либо что-то с липучками. Сейчас имеется договоренность с зарубежной платформой, российские на контакт не идут.

Есть решение открыть инклюзивный швейный цех полного цикла, чтобы разрабатывать для брендов коллекции адаптивной одежды и отшивать их. Оказалось, что швейные производства боятся слова «инвалидность», не обладают достаточными знаниями и отказываются сотрудничать.

На территории цеха будут ателье, мультибрендовый магазин и пространство для мероприятий и лекций.

Дата публикации: 13 января 2023

#дети с инвалидностью #инклюзия #интервью #филантропия

 787   4  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно