Лия Виснапу: если не двигаться вперед, велика вероятность, что будешь двигаться назад

Многие эксперты считают, что именно кризисные годы дают всплеск предпринимательской активности. Утверждение, конечно, не бесспорное, но семейное социальное предприятие художников Павла Гаврилова и Лии Виснапу мастерская «Веселый войлок» родилось именно в трудном 2008 году, причем не в столицах, а в депрессивном тогда Рыбинске — районном центре Ярославской области.

В мастерской делают игрушки и сувениры из войлока, чрезвычайно популярные как раз в столицах и за рубежом, и декоративные панно в стиле «наивного искусства». «Веселый войлок» — предприятие социальное (кстати сказать, одно из первых в новейшей истории России). Как родилась бизнес-идея, какую социальную миссию несут симпатичные войлочные игрушки и через что пришлось пройти супругам-художникам, переехавшим во время перестройки из Санкт-Петербурга в глубинку Ярославской области, рассказывает многодетная мама и соосновательница проекта Лия Виснапу.


Мы с Павлом познакомились в Питере, где учились в Санкт-Петербургской академии художеств имени И. Е. Репина. Я — на искусствоведении, он — на живописи. Когда окончили академию, в стране началась перестройка. К тому времени мы стали не только мужем и женой, но и родителями. Оценив ситуацию, я поняла, что, скорее всего, заниматься тем, чему учились, не придется. Павел лет семь занимался иконописью, затем перешел на книжные иллюстрации, и это занятие его очень увлекло.

А в Рыбинск попали случайно — муж с приятелем там расписывали храм. Нам сначала предоставили домик в деревне. Тогда мы не знали, что такое современная сельская жизнь. Деревня поразила глубиной деградации. Все пьют, друг у друга воруют. Истории — почти по Зощенко. Один сосед пилил дрова и решил пойти пообедать. Другой шел мимо, взял пилу и, пока первый ел щи, успел ее продать. «Все это было бы смешно. Когда бы не было так грустно». И такие истории каждый день. Поэтому, когда появилась возможность купить квартиру в Рыбинске, сразу переехали. В 2005 году получили заказ на оформление кукольного театра. Я взялась вышивать золотом занавес, Павел делал декоративное панно. Во время работы в Эрмитаже я освоила технику золотого шитья, и поставленная задача была для меня не новой. За год своей деятельности в театре я вышила золотом большой восьмиметровый занавес.

Немецкие корни рыбинского войлока

А потом нас с Павлом попросили сделать для буфета двух кукол, пьющих чай. Никак не могли придумать, из чего же сделать Мишу и Машу. Мы стали искать материал и технологию, перебирали и глину, и папье-маше, и шерсть, но все было не то. Войлок возник как послание свыше. В это время приехала наша подруга из Цюриха и рассказала, что в Европе это самый модный материал, древний по своей истории и в то же время очень современный, экологичный и практичный в использовании. Так что наши Миша с Машей имеют немецкие корни. И вот мы начали делать игрушки из войлока.

Валяльный промысел издавна существовал в Ярославской области. В Брейтовском районе мы нашли 87-летнюю бабушку Катю, которая научилась валять валенки еще до войны. Местные традиции мы использовали для новых творческих идей.

В нашей семье трое детей, и основной наш круг общения в Рыбинске — это многодетные мамочки, семьи с детьми-инвалидами, и им очень нужны дополнительные доходы, а возможности надолго отлучаться из дома нет. Наши друзья организовали общество многодетных родителей «Большая семья». Всем очень нравилось наше войлочное занятие, и нас стали просить открыть курсы валяния.

Идея создания социального предприятия возникла у нас после запуска в Рыбинске пилотного проекта международной организации Oxfam. Она содействует развитию социального предпринимательства как средства борьбы с бедностью и безработицей в 90 странах мира. На семинарах известного автора экономических бестселлеров Джефа Кокса мы узнали, как идея «поворота к культуре» оказалась спасительной для формирования новой системы занятости населения Великобритании. Там промышленное производство в городах заменил творческий бизнес, направленный на развитие сферы услуг и досуга. В Британии в секторе «творческих производств» занято два миллиона человек, их труд дает 7% валового внутреннего продукта. Это новый, быстро растущий сектор экономики. Мы заразились свежими идеями и поняли, что двигаться надо в направлении развития индивидуального творческого начала.

И, что важно и правильно, активно вовлекать в процесс людей социально незащищенных. Сколько инвалидов в мире живет с ощущением своей ненужности! А когда они объединяются на творческой основе, начинают что-то вместе делать — их жизнь приобретает смысл. В Британии государство предоставляет таким творческим сообществам различные преференции, люди заняты делом, довольны. У нас же сидят на всех дуются, обижены — государство им недодало, все вокруг виноваты. Я по личному опыту знаю, как трудно устроиться на работу многодетной маме. Разве что возьмут уборщицей. А ведь у людей потрясающие способности, просто их надо разбудить.

Деньги на социальный стартап

Мы подумали-подумали и решили создать творческую мастерскую и назвать ее «Веселый войлок». Разработав идейный проект, мы в 2008 году обратились в Фонд «Наше будущее». Выиграли грант, зарегистрировались как женское общество социальной под-держки «Женщина. Личность. Общество» и начали серьезно работать. В создание «Веселого войлока» мы инвестировали около 500 000 рублей: 200 000 — личных сбережений; 300 000 рублей — финансирование от Фонда, из них 200 000 — грант, а 100 000 — беспроцентный заем на два года. Заем мы смогли вернуть через год, когда вышли на самоокупаемость.

Первую группу в составе 15 желающих работать с войлоком мы набрали в январе 2008 года. А уже в апреле привезли в Москву на международную выставку кукол первую партию своих игрушек. Там мы попали в свой мир, нас как-то сразу признали и полюбили. Ехали и думали: ну кому нужны там наши зайцы, придется их под закрытие выставки просто раздаривать! Но все куклы разошлись в первые два дня, а у нас появились первые заказчики — небольшие магазины подарков ручной работы.

Благодаря грантам Oxfam «Веселый войлок» поучаствовал в шести выставках. Выставки для нас — самый важный способ продвижения продукции. На них мы находим постоянных заказчиков из разных регионов страны, а также из-за рубежа. Поскольку изделия из войлока — товар сезонный, самые важные для нас осенние выставки. Тогда магазины делают крупные заказы на Новый год. Мелкооптовые партии в основном не превышают по стоимости 35 000 рублей. Они поставляются заказчикам, как правило, раз в квартал, в сезон ежемесячно.

Работа для мам

В нашем семейном предприятии существует разделение обязанностей. Павел разрабатывает дизайн нашей продукции, а я занимаюсь технологией изготовления. Применяемая нами техника сухого валяния позволяет создавать из войлока практически любую форму — ну а образов у моего гениального мужа рождается столько, что работы и на целую фабрику хватит, не то что маленькую семейную мастерскую.

Работу в «Веселом войлоке» все рассматривают как развивающую творческую деятельность, за которую еще и деньги платят. Одна мама мне говорила, что ей всегда хотелось заниматься рукоделием, но это было для нее непозволительной роскошью. Шестеро детей, подсобное хозяйство, скотина. А работа с войлоком на дому позволяет самостоятельно распоряжаться своим временем и обрести некоторую независимость. Как правило, наши рукодельницы работают по 2–3 часа в день. Мы пробовали работать и с молодежью, и с бабушками-пенсионерками. Но мамочки — самая благодарная и ответственная аудитория. Группы на обучение в мастерскую мы набираем три раза в год. Бесплатное обучение в классе длится месяц, еще месяц — практика. Дополнительную профессию у нас получили более ста рыбинских женщин, поток желающих получить новые навыки не уменьшается.

Официально мы никого не трудоустраиваем, работаем по так называемому давальческому принципу. Ведь потребность в работе у всех разная. Кто-то в изготовлении игрушек видит отдушину и возможность творческой реализации. Такие мамочки не торопятся — делают по одной игрушке в 3–4 дня. Те, для кого заработок имеет большое значение, берут заказы каждые 2–3 дня. Как правило, одновременно у нас работают 10–15 мастериц.
Единственное, что мы оговариваем в договоре, — это запрет на самостоятельную реализацию игрушек в дизайне Гаврилова. С мастерицами расплачиваемся сразу, как только те приносят игрушки. Нормо-час сейчас составляет 120 рублей, в 2008 году начинали с 60 рублей за час. Мы опытным путем определили количество часов, которое требуется на изготовление той или иной игрушки, исходя из этого, рассчитывается вознаграждение. В зависимости от выбранной нагрузки наши сотрудницы в месяц зарабатывают от 7 000 до 15 000 рублей. Последняя цифра ненамного ниже официальной средней заработной платы по нашему городу.

При этом в зависимости от спроса меняется соотношение тех, кто занимается игрушками из войлока, и теми, кто трудится над другими изделиями. Так, некоторое время назад мода на войлочные изделия стала сходить на нет, и часть мамочек переключились на текстильные панно и наших «фирменных» «ангелов в раме». Сегодня опять растет популярность войлока, и мы, видимо, будем вновь набирать мастериц по игрушкам.

Мышка, заяц и кот как локомотивы продаж

Сначала мы думали, что просто будем учить людей работать с войлоком и покажем им способ подрабатывать, а реализацией они будут заниматься сами. Но оказалось, что это невозможно, и нам пришлось взять на себя работу по продвижению и реализации продукции. Так нам не удалось создать конкурентную среду, но зато мы приобрели бесценный предпринимательский опыт.

Наша основная продукция — детские игрушки, но их часто покупают в качестве сувениров и корпоративных подарков. Мышка, заяц и кот до недавнего времени были основой основ нашего бизнеса. Так исторически сложилось, что спрос на них самый устойчивый. Затем к ним прибавились наивные ангелы и девочки-цветы, валенки и панно из войлока, различные аксессуары.

Сегодня основные клиенты «Веселого войлока» — московские магазины подарков, книжные и цветочные магазины, сувенирные лавки. Хотелось бы, чтобы в стране открывались социальные магазины, поскольку аппетиты розничной торговли иначе как хищническими не назовешь. Отпускная цена одной нашей игрушки — 800–1000 рублей. А торговая наценка на них может достигать 300%. Как-то мы видели, что кота, купленного у нас за 800 рублей, в магазине продают за 2700 рублей. При таких розничных ценах рассчитывать на рост продаж не приходится. В этом плане нам очень помогло участие в проекте компании «Лукойл» «Больше, чем покупка!» — они помогают социальным предпринимателям реализовывать продукцию через сеть АЗС «Лукойл». Вот там как раз наши изделия продаются с умеренной (до 30%) наценкой. Соответственно, и расходятся очень хорошо. Прекрасный проект — мы надеемся, что он будет расти и развиваться. 

Кроме того, мы не оставляем надежд войти в проект Джефа Кокса, согласно договоренности с которым наши работы могут быть представлены в 750 социальных магазинах по всему миру.

Приятно, что по нашей модели созданы социальные предприятия в Архангельске, Волгограде и в нескольких регионах Сибири.

Идей у нас очень много — времени меньше. Но самое главное мы, «Веселый войлок», нравимся людям. И это вдохновляет и вселяет надежду на лучшее! Если не двигаться вперед, то велика вероятность, что ты станешь двигаться назад.

Подготовил Андрей Золотарев

Дата публикации: 26 октября 2016

#Мастерская "Веселый войлок" #Лия Виснапу

 246   65  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно