Макаренко с калькулятором: «Школа фермеров» Вячеслава Горелова

«Межрегиональный агрокомплекс «Школа фермеров» — один из первых социально-предпринимательских проектов, который получил известность за пределами своего региона — Пермского края. Проект соединил в себе три составляющие: приют для детей-сирот (воспитанников детских домов и интернатов), фермерское хозяйство и оригинальную программу социализации подростков — через обучение их сельскохозяйственным профессиям с предоставлением возможности открыть свое дело. «Научить человека быть счастливым нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно», – говорил в своих лекциях о воспитании детей великий педагог Макаренко. В какой-то мере его последователем можно считать основателя «Школы фермеров» Вячеслава Горелова — человека, безусловно, харизматичного, фонтанирующего оригинальными педагогическими и бизнес-идеями. Первый заем, полученный в Фонде «Наше будущее» на двухгодичный срок, «дядя Слава», как называют его воспитанники, вернул уже через девять месяцев, после чего получил новый — на 6 лет, благодаря которому обучение и трудоустройство смогут пройти уже до 160 выпускников детских домов. О «фермерской» педагогике, социальном предпринимательстве на селе и особенностях работы с детьми-сиротами рассказывает Вячеслав Горелов.

Два слова о предыстории проекта. В 1994 году начала действовать программа «Туризм против преступности». За шесть лет мы охватили более пяти тысяч подростков, состоящих на учете в отрядах профилактики правонарушений несовершеннолетних. Самым рекордным был 2000 год. Тогда у нас побывало полторы тысячи ребят одновременно на четырех туристских маршрутах. Мы потоками принимали эти группы из 36 районов тогда еще Пермской области. Задача программы была следующей: за летние каникулы ребята должны были добиться такого поведения, чтобы их сняли с учета. Потом оказалось, что те, кто снят с учета, больше не смогут за счет бюджета ходить в походы. Естественно, ребятам стало обидно. Вернувшись из похода, они специально били стекла, грубили учителям — лишь бы остаться на учете и таким образом пойти на следующий год в поход! Парадокс! Получалось, что мы старались удержать подростков на правильном пути, а чиновники, ответственные за их воспитание, отказывались отправлять их к нам за государственный счет. В 2000 году я отказался участвовать в программе. Построил турбазу и два года организовывал рыбалку для состоятельных клиентов. Конечно, приятно рыбачить в компании спокойных, благополучных людей, но скоро без привычных трудностей и борьбы мне стало дискомфортно — все-таки 30 лет педагогического стажа. В 2003 году я открыл летний лагерь для трудных подростков. «Любимые» чиновники тоже не дремали — периодически закрывали лагерь по очень «объективным» причинам. Например, на тазиках в кухне трудно читались инвентарные номера или кран в бане был не покрашен в красный цвет.

«В начале славных дел…»

В 2009 году мы построили социальную гостиницу на 50 мест и стали принимать туда в летний период воспитанников детских домов, назвав свой проект «Школа фермеров». Мы — это моя семья: жена, трое своих и восемь приемных детей. Наша цель — обучить детей-сирот сельскохозяйственному труду, привить навыки самостоятельности и экономической независимости. Для этого мы подготовили учебно-тренировочные площадки разных видов агробизнеса: растениеводства, садоводства, птицеводства, кролиководства, свиноводства. Так и начался наш проект «Школа фермеров». У нас в гостях бывают самые успешные фермеры Пермского края — они делятся с молодыми слушателями своим опытом создания прибыльного бизнеса. Совместно с директорами и воспитателями детских домов мы используем наши оригинальные педагогические разработки. С вновь прибывшими воспитанниками знакомимся по особой схеме. Это, если хотите, наше ноу-хау. На общем сборе в день заезда мы сразу выдаем воспитанникам игровые сберкнижки! Говорим примерно следующее: «На лицевой стороне будем учитывать доходы, на обороте — расходы». А потом представляем сотрудников, которые за выполнение определенных работ могут начислять вознаграждение. Ребята очень внимательно запоминают имя и отчество сотрудника, который им заплатит на огороде или на ферме, начислит деньги на сберкнижку.

Мы сразу договариваемся, что в первый месяц новичок живет по принципу «не огорчить дядю Славу». А что значит «не огорчить»? Показывай себя в работе, зарабатывай как можно больше, потому что кто больше зарабатывает, тот интересен дяде Славе. Так вот. За питание, проживание, интернет надо помочь школе. Что значит помочь? Поработать два часа после обеда на грядках. Мы выращиваем помидоры, огурцы, у нас есть свои теплицы, свой огород и сад. Можно попробовать свои силы на содержании уток, гусей, кроликов, свиней. Неделю в одном, неделю в другом месте — и в результате получаешь возможность выбрать близкую себе тему. Если в течение дня подросток вел себя пристойно, не имел замечаний, не грубил воспитателю, вечером он мог потратить половину заработанной за день суммы в местном магазине, где все товары продавались за полцены. Но самый главный сегодня стимул — компьютер. Проработал ударно четыре часа — поучись или отдохни столько же времени за компьютером. Сейчас наша мечта — сделать самый современный компьютерный класс. У нас работает собственный местный «банк». Подростки могут сразу по прибытии получить любые удочки в кредит. Учитывая, что не только все парни, но и некоторые девочки — отменные рыбаки, идея всем понравилась. Но есть одно условие: выругался матом — вскапываешь грядку, скандальное поведение — опять идешь на прополку.

Был и другой вариант: «матюкнулся» — поколи чурочку. Нет, говорят мне чиновники, это, оказывается, условия, опасные для жизни детей. Колоть дрова можно только после 23 лет. А как мне бороться со сквернословами? Еще одна воспитательная мера — это лишение магазина. В селе работает вечерний магазин: там «Марс», «Сникерс», другие детские радости всякие, но и, конечно, сигареты. Делаю предложение ребятам ввести повышенную оплату тем, кто бросает курить, — не 50 рублей в час, а 100 рублей. Все сразу: «Мы бросаем курить». Я говорю: «Хорошо, но будете пойманы — сгорают все заработанные деньги. Вы можете сказать, что у вас не получилось, и вернуться к базовому тарифу». Здесь главное — порядочность, нельзя обманывать дядю Славу. Через месяц «сладкой жизни» подросток переходит на уровень «удиви дядю Славу». Здесь нужно уже самому сознательно зарабатывать деньги. Мы так распределяем прибыль, что полученных средств должно быть достаточно не только для самостоятельного возвращения домой. По окончании смены каждый воспитанник должен зафиксировать в конце сберкнижки, что он собирается купить на заработанные деньги. И если в ходе сентябрьской поездки по детским домам я не увижу этих плееров и сотовых телефонов и не услышу уважительных причин, почему они не куплены, значит, на следующий год зарплата проштрафившихся будет в два раза ниже. Конечно же, работа ребят в летние каникулы в главной степени — это обучение, совмещенное с отдыхом. Эта деятельность никак не сказывается на финансовом состоянии школы. Это в чистом виде социальная нагрузка.

От фермера-стажера к «кулаку»

Другая тема — социализация выпускников детских домов и колоний. Мы готовим из безработной молодежи, оказавшейся в сложной жизненной ситуации, глав крестьянско-фермерских хозяйств, то есть помогаем им создать свой бизнес. Сегодня в команде нашего агрокомплекса трудится 17 человек. Мы пока приостановили приток новичков, потому что надо обеспечить жильем всех, кто уже поверил мне и остался работать на земле. Они должны жить в достойных условиях. Всю прибыль, получаемую от турбазы, продажи сельхозпродукции, я вкладываю в строительство жилья. В молодежной деревне, которую мы строим, сегодня пять домов. А должно быть в три раза больше. Потому что многие уже женились, у них есть дети, мои внуки. Проект четко расписан по этапам. Первый этап — это набор проблемной молодежи, недостатка в ней мы не испытываем. Второй этап — два месяца жизни и обучения в школе. Месяц дается претенденту для знакомства с условиями и первоначальной профориентации. Затем месяц допрофессиональной подготовки по двум выбранным направлениям агробизнеса. В августе решение остается за испытуемым, он может остаться на год или вернуться в город и продолжить обучение в лицее. Третий этап — это профессиональная подготовка. Если молодой человек остается, то начинается его подготовка как фермера, изучение вариантов агробизнеса, выбор своего направления. Затем — защита бизнес-плана, оформление статуса индивидуального предпринимателя, получение стартового капитала, развитие личного агробизнеса на участке фермы.

По окончании года пребывания в «Школе фермеров», участнику снова предстоит выбрать: уехать с заработанными за год деньгами в город или стать настоящим фермером и получить в кредит усадьбу (дом, ферма, полгектара земли). Гарантированный сбыт продукции, организованный мною, позволяет участнику проекта вернуть заемные средства и получать прибыль. Дальше снова необходимо принять самостоятельное решение — остаться в команде молодежной деревни или же переехать из агродеревни в собственную усадьбу. Тогда молодой человек становится фермером-единоличником. Таких я с уважением называю «кулаками». Но забот у них прибавляется существенно.

В агродеревне мы занялись переработкой сельскохозяйственной продукции, планируем оказывать услуги общепита, экотуризма. Пятеро воспитанников создали коптильный цех, на подходе открытие пельменно-пирожкового цеха. Думаем открыть кафе на нашей турбазе и построить дома повышенной комфортности для расширения сбыта нашей продукции. Сегодня основные покупатели — гости турбазы, которые с удовольствием берут нашу экологически чистую продукцию себе и своим друзьям. Они, отдыхая на турбазе, видят, как выращивается скотинка, в каких условиях содержится, какое отношение к ней работников. Своим гостям мы предлагаем свежее, парное или охлажденное, мясо. Забой производится только по заказу. Естественно, всем гостям нравится, что они могут забрать с собой мяса на всю рабочую неделю до следующих выходных.

«Меня здесь нет»

Наши воспитанники трудятся не только в агробизнесе, но и в туристическом секторе. Сегодня управляющим нашей турбазой работает Андрей Баженов, мой приемный сын, член первой когорты выпускников.

За основу я взял такую систему: «меня здесь нет». Я говорю воспитанникам: «Вы самостоятельные люди и не должны зависеть от меня». Почему это очень важно? А потому что вся система сиротская зависит от государства и рождает только иждивенцев. Представьте себе, сейчас, оказывается, в детдомах все запрещено: и пол мыть запрещено, и подметать запрещено — есть уборщица. В сельских детских домах запрещено даже подсобное хозяйство. До 23 лет указующий перст государства определяет, куда идти, в каком общежитии жить, в каком лицее учиться. И воспитанник даже не напрягается, ему удобно и комфортно, но с наступлением 23-летнего возраста волшебная рука государства исчезает. И в подавляющем большинстве случаев остаются два пути: тюрьма или панель.

«…Никто не учит их работать»

Несмотря на принимаемые государством и рядом общественных организаций меры, проблема пока не находит адекватного решения. Сейчас все усилия направляются на усыновление. Это, конечно, правильно, но что же делать с теми детьми, которых не усыновили и которые десятками тысяч ежегодно выходят из детских домов в «добрый» внешний мир? Мое мнение, что лучше, когда из сироты получается самостоятельный фермер, предприниматель, достойный член общества, чем рецидивист.

Получить государственную поддержку такому проекту, как «Школа фермеров», очень сложно, практически невозможно, так как он находится на стыке интересов как минимум трех министерств и ведомств. Кроме того, на конкурсах Министерства социального развития поддерживаются в основном проекты госучреждений. При этом в госзаказах указана, как правило, только «организация отдыха и развлечений сирот». То есть на то, чтобы «танцевать и петь», государство готово выделить детям-сиротам до 12 тысяч рублей в месяц, но почти никто не учит их работать, становиться самостоятельными людьми.

Наш проект патронируется Агентством стратегических инициатив и не смог бы состояться без финансовой поддержки Фонда «Наше будущее». Моя мечта, чтобы наш проект был пилотным для других регионов. Ведь тогда удастся не только смягчить проблемы социальной адаптации детей-сирот, но и помочь развитию сельского хозяйства.

Подготовил Андрей Золотарев

Дата публикации: 17 августа 2016

#вячеслав горелов #школа фермеров #пермский край

 1166   69  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно