Несколько шагов в чужих мокасинах

Удивительный проект "Две луны в твоих мокасинах", поддержанный Фондом "Наше будущее", был создан во время карантина в России и Германии. Раз в неделю на Youtube-канале проекта выходили видеоинтервью автора проекта и эксперта Disability Business Inclusion Янины Урусовой с людьми, чья жизнь полностью изменилась в результате аварии или болезни. Цель была в том, чтобы они передали свой опыт преодоления ограничений людям, оказавшимся в самоизоляции во время пандемии. Но проект получился глубже – мысли, эмоции, чувства и жизненная мудрость героев проекта способны перевернуть представление о силе человеческого духа.

Невозможно жалеть себя, ныть, лениться, когда по другую сторону экрана человек улыбается и плачет одновременно, он испытывает боль 24 часа в сутки и при этом посвящает свою новую жизнь служению людям… Когда бывший летчик обезоруживающе откровенно рассказывает о том, как вымолил себе жизнь… Когда морской офицер боялся, что по лицу поползут пауки, а он не в силах пошевелить даже пальцем... Герои проекта смогли вернуться к активной жизни, а теперь своим примером вдохновляют других.

Название проекта – это отсылка к индейской пословице, которая гласит: "Не судите человека, пока не проходили две луны в его мокасинах". "Новый бизнес" предлагает "пройтись" в мокасинах пяти героев проекта. Поверьте, судьбы, чувства и мысли этих людей вас вдохновят.

 "Мисс совершенство": "счастье внутри тебя"

До февраля 2006 года Евгения Воскобойникова была профессиональной моделью с титулом "Мисс совершенство Воронежа". А потом была авария по вине пьяного водителя и инвалидное кресло. Но она не сдалась. Стала мамой, телеведущей, менеджером по стратегическому партнерству Google Россия, автором книг, активистом инклюзивного движения. Это человек неукротимой энергии и глубокого смысла.

Она верит в спокойствие внутри хаоса, рассказывает о том, что мешает порой закрыть одну дверь и открыть новую. Ниже приводим цитаты из ее видеоинтервью:

"Сейчас я понимаю, что далеко не все готовы открыть новую дверь, когда старая уже закрыта. Мы готовы остаться в этом коридоре, потому что это комфортно. Это те условия и те рамки, которые мы сами себе поставили. Расширить рамки, выйти из зоны комфорта и открыть дверь, за которой тебя ожидает неизвестное, – может, плохое, а может, хорошее, – это сложно. Очень трудно сделать этот самый первый шаг".

"Как человек я много приобрела за те 13 лет, что прожила в инвалидном кресле. Нужно принимать себя таким, какой ты есть, а любые обстоятельства, которые с тобой произошли, – как шанс, как способ поменять что-то в жизни. Не воспринимать это как "О боже, как мне теперь жить!", а видеть как что-то новое, некий челендж, который предстоит пройти. Но для этого тебе нужно остановиться и подумать: в правильном ли направлении ты движешься? И что тебе нужно для того, чтобы сохранять спокойствие, несмотря на царящий вокруг хаос. Эти ответы невозможно найти в соцсетях, общении, фильмах, афоризмах – только внутри себя, когда в одиночестве думаешь о самом сокровенном".

"Да, ты – девушка, тебе хочется ездить на красивой машине, иметь сумку "Шанель" и шарфик "Гермес". Но вот ты выросла, у тебя есть сумка, шарфик и машина, и вдруг понимаешь, что счастье не в этом. И начинаешь искать счастье. А оно внутри тебя! Ты понимаешь, что гораздо счастливее в старом худи, с чашкой с отбитой ручкой, когда все близкие рядом, и они здоровы, и вы можете поговорить..."

 "Через 14 дней всегда будет легче"

Офицер германских ВМС, инженер Кристиан Тифферт отвечал за корабельную технику на красивом фрегате, планировал написать диссертацию по теме охраны окружающей среды. У него были отношения. Было страстное хобби – парусный спорт и своя яхта. А еще был горный велосипед и узкая лесная дорожка, поперек которой кто-то натянул колючую проволоку. Так он сломал шею в 2012 году.

"Я перелетел через руль, – рассказывает он в своем видеоинтервью. – И ждал два часа в надежде, что хоть кто-нибудь придет. Это был вечер перед выходными, место уединенное, и я боялся, что пролежу беспомощным день или два. Я сразу понял, что, скорее всего, останусь парализованным. И вдруг мысль: а если по лицу поползут пауки? А я не могу пошевелиться! В 20 сантиметрах лежит мобильник, но я не могу до него дотянуться. Совсем!"

Его все же быстро нашли. Отвезли в больницу. Сделали операцию, а дальше был тяжелый период реабилитации и принятия нового себя.

"Однажды реабилитолог сказала мне фразу, к которой я всегда возвращаюсь: "Кристиан, у тебя будет немало тяжелых дней и неудач, но поверь, через 14 дней тебе будет легче". И я всегда знаю: как бы тяжело мне ни было сейчас, через 14 дней всегда будет легче".

Сейчас Кристиан учится в российском университете, основал НКО и помогает другим людям, он фанат приключенческого туризма и проводит длительные путешествия по России.

"Если речь идет о колясочнике, который каждый день просыпается с болью, терпит физические страдания, то очень важно заниматься тем, что несет жизненный смысл".

"Я человек, который смотрит в будущее, потому что оставаться в прошлом бессмысленно".

 "Фактически я – та самая говорящая голова профессора Доуэля"

Биография Романа Аранина, как полноценный роман. Военный летчик, успешный предприниматель, отец и муж, фанат дельтаплана и серфинга. Все оборвалось в один миг во время неудачного полета.

"Фактически я – та самая говорящая голова профессора Доуэля: рук нет, ног нет, шейник С4", – говорит в видеоинтервью Роман о полученной травме и о том, что по-новому перечитал знаменитый роман Беляева.   

По статистике 80 % случаев с таким переломом оканчиваются летально. "Но меня эта участь миновала. Была ночь, я очнулся и смотрю сверху на себя, лежащего на узкой медицинской кровати, а медсестра меня двигает к краю, чтобы перевернуть. И я думаю: а я-то куда помещусь? Значит, был где-то рядом. Видимо, вымолил у Бога вторую жизнь".

По его словам, реабилитация – это пробуждение к жизни. Точнее, возвращение в нормальную жизнь в не совсем обычном теле. И процесс этого "пробуждения" был трудным. "Реабилитолог стащил меня на пол, мол, ползи, а родственникам сказал: "Там мусорка и лужа. Захочет пить, доползет до лужи, захочет есть – до мусорки". И я после этого перестал к себе относиться как к хрустальной вазе. И легче реабилитация пошла. А потом понял, что можно посещать театры, рестораны, концерты, что можно просто жить на самом деле".

Но Роман привык быть лидером, вести людей, что-то делать, куда-то нестись… "Возникло ощущение, что жизнь остановилась. Как и у всех сейчас в карантине. Ты был так востребован и вдруг лежишь, как парализованный морж на берегу. Твое тело лежит на берегу реки, которая называется жизнь. А она как текла, так и течет, для нее ничего не изменилось".

"Есть восточная поговорка "Никому не интересна высохшая река". То, что ты был раньше полноводной рекой, из русла которой ушла вода, никого не волнует. Я понял, что и в этом теле хочу быть полноводной рекой, которая будет нести другие лодки. И сейчас я полноводная река".

Это действительно так. Роман Аранин основал свою фабрику по производству крутейших инвалидных колясок, недавно участвовал в видеовстрече с президентом РФ, реализует уникальный проект по ранней реабилитации, чтобы помочь людям, оказавшимся в такой же ситуации.

"Я вижу свою миссию в том, чтобы показать: инвалид, с какой бы тяжелой степенью не был, может быть полноценным членом общества и может приносить этому обществу реальные плоды".

"Квантовый скачок вверх – это и есть то, для чего мне нужна эта ситуация"

"Первое, что я сделала – поставила цель научиться писать гелевой ручкой, потому что простой невозможно. И у меня получилось. Потом стала учиться наносить макияж парализованными пальцами",рассказывает свою историю перерождения Айслу Асан из Казахстана.

В 2004 году ей было 22 года, она закончила журфак и мечтала стать известным журналистом. После аварии у нее парализована большая часть тела, в том числе кисти рук. Но это не помешало ей стать журналистом, печатая, как и нанося макияж, большим пальцем руки. Еще она мама троих детей, двое из которых родились уже после аварии. А также сооснователь социально-предпринимательского проекта "Everland", в котором профессионалы с инвалидностью удаленно оказывают услуги бизнесу и НКО. Но путь к этому был непростой.

"А лет через пять – это звучит очень страшно – наступил момент, когда мне просто надоело ныть, жалеть себя, трястись над этим телом, которому не становится лучше. Надоело тратить деньги на реабилитации и операции. Я стучалась в закрытую дверь. Я поняла, что я хочу жить. И пришло время жить. А жить – значит, принять себя, смотреть в зеркало и понимать, что я все равно красива".

"Если бы мне сейчас предложили прожить жизнь заново, я пережила бы все снова. Потому что мне это дало возможность роста. Сначала был вопрос: за что мне это? Мне 22 года, я не сделала ничего плохого. Спустя время пришел вопрос: а ДЛЯ чего все это со мной случилось? И когда стала смотреть вглубь себя, искать ответ, разбирать, а что мне дала эта ситуация, что я получила… И вот тогда я поняла, что этот опыт сделал меня лучше. Я приняла страдание как возможность очистить душу, переосмыслить ценности. Стала понимать и ценить такие простые вещи, как быть независимой, иметь возможность выйти на улицу. Счастье, покой и гармония – они не вне нас, они внутри. Но все это понимаешь, лишь что-то потеряв. Сделать такой квантовый скачок вверх – это и есть то, для чего мне нужна эта ситуация".

"Я не одинок в этой битве"

Фермер, исследователь, социальный предприниматель Билли Танг из Малайзии в 2015 году собирался лететь на конференцию, посвященную борьбе с бедностью, потом на вручение диплома к старшему сыну в США и строил другие планы.

Он попытался избежать столкновения с мотоциклистом, который не смотрел на дорогу, разговаривая по телефону, выкрутил руль и врезался в дерево – 9 сломанных ребер и спинномозговая травма. А пока Танг был без сознания, из его машины вытащили мобильник и бумажник, в результате семья искала его по всем больницам. Операция длилась 13 часов, а потом наступила тяжелая депрессия.

"Самоубийство казалось мне реальным. У меня были галлюцинации. Я не мог принять себя таким, понимаете? Хотя вам может показаться, что я сильный человек, но мне очень непросто (тут улыбавшийся на всем протяжении интервью Билли начинает плакать – прим. ред.), но я не дам этому одержать надо мной верх, разрушить мои мечты и дело моей жизни. Я верю, что каждый кризис – возможность проявить себя. Стена должна стать однажды дверью, и нам надо быть выше обстоятельств и войти в нее. Ведь конец – всегда начало чего-то нового".

По его словам, родственники окружили его "божественной заботой, и я понял, что я не одинок в этой битве". Билли испытывает боль 24 часа в сутки. При этом он не принимает обезболивающих препаратов из-за побочных эффектов. Он говорит, что попытался сделать боль своим союзником: "Я всегда ищу что-то новое, неизвестное исследование или книгу, это отвлекает меня от боли".

До аварии он активно боролся с бедностью в других странах – в 77 общинах Мьянмы он пробурил скважины воды для бездомных. А после аварии основал социальный бизнес, который помогает людям с инвалидностью заниматься фермерством в городских условиях, давая им, таким образом, одновременно и экологичную пищу, и работу.

"Нами движет либо страх, либо мужество. Я научился превращать храбрость в сострадание. И я начал думать о том, как помочь людям с инвалидностью в условиях локдауна, ведь многие из них не имеют сбережений. Сначала я разрешил им ездить на мою ферму и собирать урожай. А потом договорился с рестораном, который готовил обед из овощей, собранных на наших фермах, чтобы потом его раздавали на улицах бездомным".

"Мы все живем ради чего-то: ради семьи, ради дела, ради страны. И я всегда задаюсь вопросом: есть ли у меня причины жить еще на этом свете? Нужна ли моя жизнь другим людям? Или она эгоцентрична? Я нашел свое место в жизни, свое призвание – служить человечеству. Но как это делать в новом теле? С этой задачей я учусь справляться каждый день".

Автор: Наталия Гладкая

Дата публикации: 16 декабря 2020

#фонд "наше будущее" #инклюзия #янина урусова

 778   5  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно