Социальная Европа: "от каждого по способностям – каждому по потребностям"

В апреле 2018 года в нидерландской Гааге прошла общеевропейская конференция "EUCLID 2018. Выращивая экосистемы для социального эффекта – ответственность каждого". На ней обсуждали будущее "четвертого сектора" – социального предпринимательства: как строить взаимодействие между государством, социальными предпринимателями, НКО, крупным бизнесом и обществом. На саммите побывала заместитель по стратегии руководителя дирекции регионального развития Фонда "Наше будущее" Ирина Павлова. Она рассказала корреспонденту портала о том, что такое социальная экосистема и насколько социальный бизнес Европейского союза отличается от российской модели.

Ирина, расскажите немного о самой конференции.

Цель этого мероприятия – выработать для стран Европейского союза единую стратегию развития социальной экономики на следующие четыре года. Одним из организаторов выступало европейское объединение EUCLID (European Cooperation for the Long-term in Defense – Европейское сотрудничество для долгосрочного развития. – Прим. ред.), которое и дало название конференции.

Насколько я понимаю, термин "экосистема" в названии не имеет прямого отношения к экологии?

Можно сказать, не имеет. Речь идет о создании такого гармоничного баланса социальной системы, в котором все основные участники – от государства и предпринимателей до получателей социальных услуг – знают свои роли, дополняют и развивают друг друга. Каждый включен в процесс со своими компетенциями и миссиями, а все вместе создают такую социально-экономическую систему, которая гарантирует общее развитие, повышает качество жизни и не вредит природе. Что-то типа: "от каждого по способностям – каждому по потребностям" (Формула коммунистического общества по Карлу Марксу. – Прим. ред.). Всё вместе это называется "устойчивым" развитием, хотя я бы перевела как "гармоничное", "согласованное" развитие. На конференции как раз и обсуждали, как строить подобную экономику в Европе в следующие четыре года.

Кто участвовал в конференции?

Социальные предприниматели из стран Евросоюза, НКО, представители правительственных организаций, академических кругов, крупного бизнеса, социальные инвесторы. Одним из организаторов выступила Европейская комиссия по социальным вопросам и инклюзии, которая координирует поддержку социальных предпринимателей на уровне Евросоюза. Особенно широко были представлены Нидерланды, Англия, Франция, Германия, а всего были представители из 14 стран ЕС.

Гаага для проведения саммита была выбрана не случайно. Это первый в Европе город, который был объявлен так называемым Impact City, то есть городом, в котором созданы все условия для развития социально ориентированной экономики.

Таким образом, данная конференция является своеобразным срезом современного социального предпринимательства в Западной Европе. Как бы вы его охарактеризовали?

Я бы сказала так: что этап, когда социальные предприниматели доказывали правительствам и обществу свою значимость, в старой Европе уже пройден. Это уже не обсуждается. Большинству европейцев понятно, кто такие социальные предприниматели, зачем и как они работают. Как есть медицинские учреждения, магазины, заводы, дороги, так есть и социальные предприниматели – естественная часть современного европейского экономического "ландшафта". Практически во всех странах у социального бизнеса есть официальный статус, процедуры подтверждения этого статуса, узаконенные организационно-правовые формы и реестры социальных предприятий, которые позволяют участвовать в экономической жизни своих стран, получать соответствующие меры поддержки и финансирование. Социальным предпринимателям остается только работать. При этом в каждой стране при таком едином подходе есть свои особенности, и один из призывов Еврокомиссии – сохранять и развивать это многообразие.

Были ли на конференции представлены социальные инвесторы?

Очень немного. Были представители некоторых инвестиционных фондов и банков, например Банка ABN-AMRO, при котором работает Фонд социально-преобразующих инвестиций. В частности, представитель этого банка рассказал обо всем многообразии финансовых инструментов, доступных для финансирования социального бизнеса на разных стадиях развития: от стартапа до действующих социальных предприятий, от прямых инвестиций до облигации социального воздействия. У банка также есть механизмы финансирования НКО. Поскольку система работы социального бизнеса понятна и прозрачна, банки в Европе начали его кредитовать. Надеюсь, и мы к этому же придем.

Но основным инвестором для социальных предприятий Европы является Европейская комиссия по социальным вопросам и инклюзии, которая через систему операторов ежегодно распределяет гранты на 1,4 миллиарда евро. То есть для социального предприятия с официальным статусом в Европейском союзе нет проблемы найти финансирование. Поэтому в основном шла речь о том, как отбирать проекты, как их сопровождать, измерять потенциал социального воздействия.

На саммите авторы и представители комиссии презентовали книгу Recipe Book For Social Finance ("Книга рецептов по социальным финансам"). Это практическое пособие для начинающих и действующих социальных предпринимателей. Там все подробно расписано: от обзоров и инфографики рынка социальных предприятий и социальных финансов до упражнений, как оценить эффективность социального воздействия вашего проекта.

Каким образом происходит измерение социального воздействия?

Надо сказать, что эта тема до сих пор вызывает дискуссии. Звучали примеры, свидетельствующие, что для разных видов социального бизнеса предусмотрена своя отчетность. При этом в кулуарах говорили, что хорошо бы для каждого социального предприятия определять какой-то один, самый важный показатель, так как отчетность съедает и время, и ресурсы – как у предпринимателя, так и у тех, кому эти отчеты предназначаются. Например, таким критерием может быть создание рабочих мест для той или иной целевой аудитории. Если это рабочее место не фиктивно, то сам факт трудоустройства и востребованности всерьез меняет качество жизни. Но это возможно при частном инвестировании. У банков останется развернутая отчетность, специфичная для проектов в разных стадиях развития и реализуемых в различных сферах.

Общий лейтмотив конференции: социальное предпринимательство – это не просто метод решения социальных проблем, а одно из средств стимулирования европейской экономики. По сути дела, говорили о смене парадигмы для всей экономики. Многие надеются, что принципы социального бизнеса постепенно распространятся на большинство предпринимателей. Что все больше и больше представителей бизнеса научатся оценивать свою деятельность не только по финансовым показателям, но и с точки зрения того, какое воздействие они оказывают на людей, на природу, на будущее.

Ирина, можете рассказать о каких-то запомнившихся вам конкретных примерах, о которых шла речь на конференции?

В свое время в целях борьбы с неконтролируемым использованием пластика в супермаркетах Шотландии была введена обязательная плата за пакеты. При этом плата шла не в доход супермаркетов, а на финансирование социальных предпринимателей. Сформированный дополнительный капитал позволил социальным предприятиям укрепиться и расширить производство, и какое-то время спустя многие из них стали поставщиками тех же самых супермаркетов. Этот пример как раз и показывает, как может работать "экосистема" социального предпринимательства: была проблема пластика и того, что потребитель не готов от него отказываться, проблема финансирования социальных предприятий, и из этих проблем нашли одно хорошее решение. В итоге сократили потребление пластика и поставили на ноги местные социальные предприятия.

Другой интересный пример комплексного решения – из Италии. Там, как известно, много пьют кофе, а куда девать жмых, спитую кофейную гущу? Раньше просто выбрасывали – скоту ее не скормишь. Придумали на ней выращивать грибы вешенки, которые затем продаются в магазинах. При этом созданные в проекте рабочие места предоставляются людям из социально неблагополучных слоев населения. Данное социальное предприятие пошло дальше и решило выпускать специальные коробочки для домашнего выращивания грибов. То есть идет еще и привитие культуры бережного отношения к любым отходам. Данный проект – хороший пример "циклической" экономики, когда отходы – это не проблема, а старт для нового бизнеса. Кстати, после выращивания грибов почвенно-кофейный субстрат используют в садоводстве в качестве добавки в грунт. Партнер проекта – производитель кофе Лавацца.

Когда этот проект представляли на саммите, была высказана очень важная мысль: социальные предприниматели не должны продавать свою продукцию как социальную. Покупать должны, потому что продукт или услуга понравились потребителю, а не потому что он хочет поддержать социальный проект. Нужно создавать качественные, конкурентоспособные продукты. Иначе вся схема будет неустойчивой, ненадежной. Реализуя социальную миссию, будьте конкурентны! Можно сказать, что это – лозунг современного социального предпринимательства.

Ирина, были ли представлены какие-то российские проекты?

Стоит сказать, что для многих участников конференции большим сюрпризом был сам факт, что в России развивается социальное предпринимательство. Большой интерес вызвал проект Фонда "Наше будущее" "Больше, чем покупка!", с помощью которого мы помогаем социальным предпринимателям работать с крупными торговыми сетями и выходить на массовый потребительский рынок. Для европейцев была необычна сама модель работы нашего Фонда, его универсальность. Мы занимаемся и финансированием проектов, и обучением, и издательскими проектами, и многим другим. В Европе же обычно жесткая специализация: кто-то финансирует, кто-то только обучает, сопровождает и так далее. Также вызывало удивление, что такой многопрофильный Фонд учредило не государство, а частное лицо.

Ирина, насколько, по-вашему, российское социальное предпринимательство отличается от европейского? Мы идем тем же путем или как-то иначе?

Примерно те же тенденции. Учитывая, что мы не так давно стартовали, мы успели сделать многое и вполне в тренде даже на фоне европейских практик. Кроме того, там все-таки не прерывались предпринимательские традиции, а мы начинали почти с чистого листа 30 лет тому назад. Социальное же предпринимательство начало активно развиваться в России с появлением Фонда – чуть больше 10 лет назад. Задачи, которые стоят перед ними и нами очень схожи: поддержка социальных предприятий, чтобы они стали самодостаточными и могли привлекать инвестиции, повышение интереса к социальному бизнесу и социально-преобразующему инвестированию, диалог между всеми сторонами социальной экономики.

Дата публикации: 20 апреля 2018

#своими словами #европейская комиссия

 1124   143  
Вам может быть интересно