Законы микромира

C 4 января 2011года вступил в действие Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (N 151-ФЗ). Что он принесет рынку в целом и малому бизнесу в частности?

Микрокредитование – не такая уж уникальная для России практика. Найти тех, кто оперативно одолжит предпринимателю небольшую сумму (такую, с которой крупному банку работать неинтересно), в больших городах несложно. Однако до недавнего времени рынок этот был абсолютно «диким». Никакого специального регулирования не существовало, хотя в случае обмана кредитор или заемщик могли, конечно, в общем порядке обращаться в поисках справедливости в прокуратуру. Пользовались этим немногие, да и результат не всегда был положительным. Отсутствие контроля приводило к тому, что и кредитные организации, и инвесторы, и заемщики с осторожностью входили в подобные «стихийные» финансовые взаимоотношения. Новый закон призван упорядочить этот сегмент рынка, сделать его более прозрачным и понятным, ориентированным на клиента, что, естественно, позволит рынку активнее развиваться.

Что это даст малому, в том числе и социальному, бизнесу? Можно сказать, что микрофинансирование смыкается с социальным предпринимательством как бы с двух сторон. С одной стороны, социальный бизнес – это чаще всего небольшое предприятие, которому для подъема и развития требуются «короткие и малые» деньги. Получается, что социальный предприниматель – вполне типичный клиент микрофинансовой организации (МФО), заинтересованный в большей доступности предоставляемых ею средств. С другой стороны, сами МФО можно назвать социальными предприятиями. Эти организации «несут деньги в массы», их деятельность позволяет финансовым услугам проникать гораздо глубже (географически и социально), туда, где раньше заемными средствами не пользовались. Микрофинансирование в идеале может, как живая вода, «напитать» экономику регионов, стимулируя деловую активность и в конечном итоге приводя к улучшению уровня жизни людей.

На некоторые актуальные вопросы, связанные с вступление в действие нового закона, мы попросили ответить участников микрофинансового рынка Михаила Мамуту, президента Национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР) и Российского микрофинансового центра (РМЦ); Андрея Марулева, Генерального директора ООО «МИКРОФИНАНС»; Дмитрия Смолянского, директора по маркетингу и рекламе ОАО «ФИНОТДЕЛ».

Вопрос: Что изменится на рынке кредитования малого бизнеса с вступлением в действие нового закона?
 

Михаил Мамута: «Закон принят прежде всего для регламентирования работы недепозитных микрофинансовых организаций, которые до настоящего времени существовали без специального надзора, в то время как для других участников этого рынка – банков, ломбардов, кредитных кооперативов – уже были приняты свои регулирующие документы.
Нередко говорят о том, что Закон о микрофинансировании важен для легализации МФО. Это не совсем верно: они работают вполне легально в рамках Гражданского кодекса. Правильнее будет сказать, что закон важен для институционализации микрофинансового сектора, для определения границ ответственности МФО и защиты прав потребителей. Министерство финансов при участии НАУМИР уже подготовило около десяти подзаконных актов, которые вступают в действие вместе с законом и разъясняют ряд его положений. Так, в одном из них подробно описывается, как войти в реестр МФО, какие документы подавать и какие правила нужно будет соблюдать».

Андрей Марулев: «Новый закон регламентирует и, главное, придает легитимность самой деятельности МФО различного типа. До вступления в силу этого закона в российском правовом поле не было однозначной позиции о необходимости лицензирования деятельности по выдаче займов с использованием привлеченных денежных средств. Впервые Федеральным законом закреплены сами понятия «микрофинансовая деятельность», «микрофинансовая организация», «микрозаем», а также установлены правовые основы осуществления такой деятельности и определен порядок регулирования ее государством. Все это наверняка приведет к появлению новых игроков на этом рынке. Что, в свою очередь, повысит доступность финансовых ресурсов малому бизнесу – наиболее типичному клиенту МФО. Вероятно, ужесточится конкуренция среди организаций, выдающих микрокредиты, а это, как правило, приводит к повышению качества финансовых услуг». 

Дмитрий Смолянский:
«Большинство экспертов прогнозируют бурный рост рынка микрофинансовых услуг после введения закона в действие. По данным НАУМИР, в 2011 году будет зарегистрировано от 300 до 350 микрофинансовых организаций, работающих во всех регионах России. Безусловно, начавшаяся плотная конкуренция очень быстро приведет рынок МФО в цивилизованное русло, что позитивным образом отразится на ставках выдачи и привлечения займов, доступности финансовых инструментов, сбалансированности продуктовых предложений, благоприятно скажется на активном развитии сетевых региональных структур МФО».

Вопрос: Как, по-вашему, новый закон защитит заемщика?

Михаил Мамута: «До выхода закона никаких специальных мер по защите потребителя микрофинансовых услуг не существовало. Однако теперь к МФО предъявляются требования по раскрытию полной информации о кредите до подписания договора: кредитор обязан сообщить клиенту эффективную процентную ставку и информировать его обо всех платежах по кредиту. Все условия кредитования должны быть изложены в документе, с которым потенциальный заемщик знакомится при подаче заявки (так называемые «правила предоставления микрозаймов»). Эта информация должна быть публичной и выкладываться в Интернет. Причем положения договора, подписываемого впоследствии, не могут отличаться от публично заявленных правил МФО.
Закон также предоставляет заемщику возможность досрочного возврата микрокредита без штрафных санкций. Сейчас даже банковское законодательство предполагает такую опцию лишь для физических лиц, а предприниматели, как правило, выплачивают штраф при досрочном погашении. Что и понятно: упущенная выгода для кредитора – тот же убыток. Его нужно хоть как-то компенсировать. Однако при подготовке Федерального закона о микрофинансировании законодатели исходили все-таки из приоритетности прав заемщика, понимая, что клиенты МФО – люди с довольно скромным достатком и уровнем финансовой грамотности. Мы как сектор в целом поддерживаем такой подход, считая, что такая уступка заемщику в перспективе пойдет на пользу обеим сторонам, укрепит сотрудничество МФО и бизнеса на честных и прозрачных условиях».

Дмитрий Смолянский: «Любая законотворческая деятельность упорядочивает отношения сторон и накладывает дополнительные обязательства, делая все процессы более прозрачными и регламентированными. Закон един для всех. Он дает возможность обрести баланс прав и обязанностей для всех участников рынка МФО – как для кредиторов, так и для их клиентов. И это очень важный позитивный момент, так как введение в действие Закона о микрофинансовых организациях позволит достаточно быстро очистить рынок от недобросовестных предпринимателей и защитить права заемщиков. С другой стороны, у нас открываются большие возможности по привлечению инвесторов, которые на регулируемом рынке почувствуют себя гораздо более уверенно: так, МФО теперь имеют право привлечения финансирования от частных лиц в размере 1, 5 млн рублей и более. Дополнительное фондирование поможет нам подготовить более привлекательные предложения для заемщиков. Итак, регулирование даст МФО возможность открыто и стабильно развиваться, а для инвестора послужит гарантией, что этот вид финансовых операций надежен и законен и не является мошенничеством или финансовой пирамидой в духе тех проектов, которые анонсировал недавно господин Мавроди».

Андрей Марулев: «Правила предоставления микрозаймов, закрепляющие порядок и условия их выдачи, являются основным документом микрофинансовой организации. Теперь, по закону, эта информация должна быть открыта для потребителя. Этот документ обязательно должен содержать сведения о порядке подачи заявки и ее рассмотрения. Клиент сможет до заключения договора ознакомиться с графиком платежей и со всеми прочими условиями, установленными внутренними документами микрофинансовой организации и не являющимися условиями договора микрозайма.
Кроме того, статьей 12 Закона N 151-ФЗ устанавливаются ограничения деятельности микрофинансовой организации. Среди наиболее значимых следует отметить невозможность в одностороннем порядке менять процентные ставки и (или) порядок их определения по договорам микрозайма, менять комиссионное вознаграждение и сроки действия договоров. Также запрет касается применения штрафных санкций за досрочный частичный или полный возврат суммы микрозайма при условии, что клиент предварительно (не менее чем за десять календарных дней) письменно уведомил МФО о своем намерении расплатиться раньше».

Вопрос: Закон называет микрокредитом сумму до 1 млн рублей. Каким образом определен этот порог?
 

Дмитрий Смолянский: «На мой взгляд, порог в 1 миллион – это знаковая цифра, разделяющая, по сути, микро- и малый бизнес. Опыт показывает, что этих средств достаточно, чтобы начинающие предприниматели могли закупить дополнительное количество товаров или сырья, вложить деньги в оборудование и автотранспорт, расширить географию торговых точек. Для более крупных предприятий есть другие источники финансирования, многочисленные банковские продукты. Согласно опыту компании «Финотдел» средний размер займов для микробизнеса колеблется по регионам от 380 до 520 тысяч рублей, что вполне удовлетворяет потребности нашей целевой аудитории. Повторные, более крупные, кредиты мы выдаем добросовестным заемщикам на более льготных условиях».

Андрей Марулев: «В обычной практике микрофинансирования разных стран размер микрозайма часто ограничивают суммой, рассчитанной по формуле 3 x ВВП/ на душу населения. Опыт российских МФО показывает, что средняя величина микрозаймов составляет примерно 350 тыс. руб. Сумма в 1 млн рублей, вероятно, была определена экспертами с учетом тенденций рынка микрофинансирования, и находится примерно посередине между названными величинами».

Вопрос: Регулирует ли закон процентные ставки по микрозаймам?

Михаил Мамута: «Конечно, был некий соблазн установить размер предельной процентной ставки. Однако законодатели на это не пошли. Административное регулирование экономических показателей, на мой взгляд, обычно оказывается неэффективным. Их должен регулировать рынок. Чтобы ставки снижались, нужно развивать конкуренцию, так как она заставляет соперничающие стороны совершенствовать финансовые продукты, в том числе и удешевляя их.

Помимо этого, к снижению ставок приведет снижение стоимости денег для самих МФО. Мы ждем, что новое регулирование привлечет на рынок инвесторов, в том числе крупных. Их сейчас немного, и спрос на микрозаймы больше, чем предложение. Поэтому и оказывается, что МФО вынуждены привлекать «дорогие» деньги с рынка под 17-18% годовых, а с добавлением собственной маржи микрофинансовой организации процент оказывается еще выше. При этом надо отметить, что для малых предприятий процентная ставка – далеко не самый главный показатель доступности кредита. При малых оборотах важна, скорее, не относительная, абсолютная величина, в которую обходится обслуживание долга, а также простота его получения и малое количество документов, требуемое для анализа заемщика и оформления договора».     

___

Специально для портала "Новый бизнес: социальное предпринимательство"

Автор: Ирина Крейнина

Дата публикации: 18 января 2011

#закон о микрофинансировании

 1075   106  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно