Один день на фабрике, где не верят в слово «инвалидность»

На обувной фабрике «Тибож» в питерском Красном Селе работают почти исключительно люди с инвалидностью. Сверхзадача ее директора Станислава Сорокина – создание производства, снабжающего город дешевой и нужной отечественной продукцией. А в «ограниченные возможности» он не верит: каждый человек талантлив, нужно только дать ему возможность проявить себя и немножко обучить. 

Найти фабрику и сложно, и легко. Надо долго идти по улице Свободы и когда покажется, что впереди больше ничего нет, остановиться и увидеть за густой зеленью деревьев дом. На фабрике «Тибож» трудятся инвалиды. Многие из них годами не могли найти работу, впадая в отчаяние от невостребованности и безденежья. «По-моему, мы ждем вас», - раздается сзади меня веселый и уверенный голос. Девушка решительно жмет кнопки домофона, и мы внутри. Как она узнала? И откуда появилась?

Неслучайная рыбка

Знакомлюсь с директором фабрики Станиславом Сорокиным. Он – из тех людей, что давно не удивляются чудесам и добрым совпадениям. Иначе бы не ринулся, как в омут с головой, в благотворительность, а после - и в социальное предпринимательство, бросив престижное и высокооплачиваемое занятие – управленческий консалтинг. Станислав Викторович - сразу видно – человек деловой. Прежде, чем приступить к разговору, выдает мне буклеты, демонстрирует сайты и видеоролик о фабрике, а сам быстренько делает несколько звонков по телефону.

- Обратили внимание на логотип? - спрашивает, прикрывая трубку рукой?

Конечно! Обувная подошва очень похожа одновременно и на рыбку – древний христианский символ.  Смело.

- Ваша идея?

Оказывается, нет, случайно получилось. Художнице никаких высоких задач не ставили: обувь и все. Фабрика – проект Благотворительного фонда Тихвинской иконы Божией Матери (отсюда и  название – ТиБож).

Кваса – много, суток – мало

Фонд существует с 2012 года и помогает нуждающимся: вещами, одеждой, питанием.

- Так это к вам друзья, что подбросили меня до Красного села, детские вещи повезли?

- Наверное, куда еще?

Он опять не удивляется. Сорокины в Красном Селе  – люди известные. Узнавать их с супругой Еленой начали еще несколько лет назад - после новогодних праздников 2011-2012 года, когда они раздавали горожанам квас – много и бесплатно. После этого к ним стали подходить на улице с самыми разными нуждами. Создали фонд, обзавелись связями, и… складом старых вещей, детского питания и памперсов у себя дома.

Обнаружили, что 24 часа в сутках – это очень мало и «поняли, что надо либо прекращать все это дело, либо заниматься профессионально, бросив все остальное». Выбрали второе. Создавали фонд преимущественно на личные средства, которые, естественно, неизбежно таяли. «В общем, ничего не оставалось, как переходить на самоокупаемость, организовывать свое производство», - смеется директор.

«Питер столько тапочек не съест»

Среди людей, обращавшихся в фонд за помощью, было немало инвалидов, которые не могли найти работу. «Мы решили, что будем решать эту проблему», - говорит Сорокин. Почему фабрика, почему обувь? Цепь неслучайных случайностей: на семинаре познакомился с людьми, которые занимались трудоустройством инвалидов, получил предложение участвовать в городской программе, а тут как раз оборудования для обувного цеха продавалось, затем выиграл в конкурсе «Социальный предпримнатель-2015».  Беспроцентный заем от Фонда «Наше будущее» пойдет на оплату аренды помещения. Все словно на одном дыхании – легко и просто (так кажется со стороны). 

- Говорите о самоокупаемости, наверное, еще слишком рано? Фабрика только два месяца существует. 

- Почему?! Для этой фабрики, с ее потенциальными возможностями – это очень близкая перспектива! Мы - производство, которое может занять определенный  сегмент, найти своего покупателя, производить конкурентоспособную и востребованную продукцию. Главное – преодолеть барьеры входа на рынок. А это непросто: рынок-то узкоспециализированный, 80% его держит Юго-Восточная Азия. А у нас – все российское. Мы можем производить 650 пар в смену, но Питер столько кед не съест, и тапочек тоже.

«Пара за пару»

На обувных коробках надпись - «Пара за пару». Это – название известного и уже популярного по всем мире проекта, придуманного американцем Блейком Майкоски. Когда покупаешь пару обуви, знаешь, что вторая такая же  пойдет нуждающимся.

- Проект прекрасный, - говорю, - но то в Америке. А как потянет его «Тибож», вы только на ноги встаете?

Вместо ответа директор разворачивает  на мониторе компьютера гигантскую экселевскую таблицу.

- Это -  расчет, сквозная задача нашего проекта, который я защищал в Высшей школе менеджмента СПбГУ.

Одним нажатием клавиши он проделывает эффектный фокус: увеличивает цену пары обуви всего на треть, после чего прибыль за 36 месяцев вырастает в два с половиной раза.

- На эти деньги вполне можно выпустить еще одну пару и отдать нуждающимся. 

- А вы уверены, что покупатель захочет платить больше?

- Да. Люди хотят помогать тем, кому нелегко. Я знаю это и по опыту благотворительных акций нашего фонда. Один человек - его зовут Сергей, вообще здесь просто на  раскладушке ночевал, чтобы времени на дорогу в Тосно не тратить и быстро все закончить. Он бесплатно устанавливал нам сантехнику.

Паралимпийцев не увольняют

Трудится на фабрике 16 человек. Приходят по направлению от агентства занятости – таков порядок. Принимают всех, без испытательных сроков. Месяц на обучение, ведь почти никто до сих пор с обувным производством дела не имел.

- А если не получается?

- Находим работу попроще. Есть один юноша, он на швейной машинке работать никак не может, зато ножницами орудует прекрасно. Мы никого не увольняем и не будем. Лучше найдем ресурсы и расширимся под них сами, придумаем специально какие-то простые изделия». 

- Новых принимаете?

- Конечно! Нам еще семерых нужно взять на данном этапе. Сегодня двое приходили. Завтра еще один придет, молодой человек с ДЦП, выпускник факультета менеджмента. Нам как раз нужен коммерческий директор, будем пробовать.

Главное, по словам Сорокина, чтобы люди приняли миссию предприятия, и тогда все у них получится. Миссия же - в том, чтобы «не инвалидную артель по изготовлению галош наладить», а создать нормальное, существующее по рыночным законам, преуспевающее предприятие, выпускающее модную, удобную, востребованную обувь – безо всяких скидок на «ограниченность возможностей». Он сотрудников фабрики сравнивает с паралимпийцами, которые ставят серьезные рекорды в экстремальных условиях, доказывая «нормальному» миру: «мы можем».

Тибожские принципы

Идем на экскурсию. На первый взгляд, никакого экстрима. «Вот здесь у нас центр моделирования». В уютном закутке под окном расположилась Анна - дизайнер и технолог в одном лице. Вокруг нее чертежи, чертежи, лоскутки, уже сшитые верхние части обуви… А вот готовые коллекционные «аннушкины ботиночки» в комплекте с сумкой - из старых джинсов.

Частичное – там где возможно - использование вторсырья  – один из принципов «Тибожа». «Разобрали старое пальто, получился прекрасный верх - для  бабушек-дедушек дешевую обувь можно делать», - демонстрирует заготовки Анна. – «А это не фотографируйте пока», - подключается Станислав Викторович. Он несет на раскрытой ладони, словно великую драгоценность, обувной верх из очень простого материала, название которого просит не приводить, чтоб не «соблазнять экономических шпионов». Шутит, конечно, но кеды и впрямь, похоже, получатся, очень оригинальными и стильными.

Еще один тибожский принцип – использование исключительно отечественных материалов. В кабинете директора – стол-витрина с образцами готовой продукции. Купить ее пока можно только здесь, на фабрике. Кеды, тапочки, чешки… Впервые в жизни вижу обувь из бересты – оказывается, весьма распространенный экоматериал. Меня учат, как различить натуральную кожу от заменителя: надо ее поджечь. Анна улыбается: «Правда, если попадется кожзам, нехорошо может получиться». – «Еще можно приложить к губам и подуть: кожа-то дышит», - подключается к разговору Елена Сорокина, заместитель директора и руководитель проекта «Вторая жизнь». В руке у нее тоже драгоценность, пришла похвалиться: «Смотрите, что девчонки из старых молний сотворили: цветок!»

Адаптация, реабилитация и прибавка к пенсии

Название проекта «Вторая жизнь» - глубокое и многозначное. Тоже случайно получилось. Во-первых, речь идет об использовании вторсырья для создания продукции, которая потом будет распространяться на благотворительных ярмарках: блокнотов, визитниц, обложек… Во-вторых, в основном именно в рамках этого проекта могут приложить свои силы те, у кого ничего другого не получается: например, выдергивать бахрому или что-то ножницами вырезать, если швейная машинка не дается. А в-третьих, эта нехитрая работа оказывается целительной – в самом что ни на есть строгом медицинском смысле этого слова. «У нас мальчик есть один, он на мотоцикле разбился, - рассказывает Елена Сорокина, - недавно я заметила, что он лучше стал ходить. Благодаря тому, что мелкую моторику развивает постоянно».

Человек, покоривший монстра, и прочие обитатели «Тибожа»

Швейный цех. Здесь делают верх для обуви. За отдельном столом – новички, лоскутки и старый добрый «зингер».  Идет обучение азам швейного мастерства. 

Знакомлюсь с закройщиком Владимиром Ивановичем, двумя ровесниками-Александрами, которых, несмотря на юность, называют по имени-отчеству; первой здешней сотрудницей – Оксаной, опытной швеей; общительным кладовщиком Николаем Ивановичем, наладчиком оборудования Олегом. Директор, словно врач на обходе, посвящает меня в их анамнезы. Да нужно ли? О чем-то можно догадаться, остальное - неважно. 

Народ достает принесенную из дома снедь - обеденный перерыв. Только две сотрудницы не отрываются от работы - некогда. «Заказчики приходили сегодня, - объясняет Сорокин, - успеем в срок разработать модель, будем обеспечены и работой, и зарплатой на ближайшее будущее».

Заказчики – самый на сегодня актуальный вопрос для «Тибожа». Очень фабрика нуждается в долгосрочных партнерах. Зарплата сейчас здесь – пять тысяч, больше пока не могут. У всех. Включая директора. Это я уже знаю. Так же, как и то, что в мешках вдоль стен лежит не черная икра (похоже очень!), а материал, из которого делается подошва в цехе, куда мы сейчас спускаемся. Там же к ней прикрепляют верх - литьевым способом. Надежно, дешево и сердито.

Аппарат, с помощью которого происходит процесс, впечатляет. Он огромный, немецкий и не новый. Специалистов по этим монстрам на весь Питер – человека два. Тибожцы освоили его сами. Толстенное руководство -  частично на немецком. Его штудирует Вячеслав Иванович, в прошлом фельдъегерь в службе «Спецсвязь России». Возил правительственную почту и драгоценные металлы, попадал в детективные истории, теперь коротает дни наедине с этим многоногим монстром.

- Вам не скучно здесь одному? - спрашиваю.

- Нет, вы знаете, совершенно не скучно. Я тут счастлив.

После того, как Вячеслав Иванович получил инвалидность (у него генетическое заболевание, которое неуклонно прогрессировало), его быстро уволили. Два года никуда не брали, несмотря на востребованную штатскую специальность – наладчик радиоаппаратуры.

Сложности – это нормально!

Для Станислава Викторовича то, что пришлось перетерпеть его соратникам («подчиненные»- неподходящее слово) – вопрос больной. «Я заявляю: у них больше возможностей,  выше потенциал и самоотдача, чем у «нормальных» людей. Они и работают лучше. А вот предубеждение работодателей – это стереотипы, почти суеверия»

Мы уже вышли на улицу, начинаем прощаться.

«Вы ничего не замечаете?» - спрашивает Сорокин. И сам тут же отвечает: «Я не знаю точно, как это происходит, но я, здоровый человек, от своих сотрудников заряжаюсь энергией». Я молча киваю. «Наверное, дело в том, что они  очень добрые. Их так много унижали, внушали, что они никому не нужны, что на этом страдании сформировались чистые и сильные души. Они – прекрасные товарищи, я могу на них положиться. Они – я высокими словами скажу - приняли нашу миссию и готовы вместе пройти через все сложности».

Потом Станислав Викторович просит меня не писать ничего про сложности: ведь это нормально – сложности начального периода, без них не бывает, к тому же постоянно появляются новые ресурсы, новые возможности. Только бы вот заказчиков поскорее найти…  

«Все будет хорошо!» -  на этих словах мы прощаемся. Машина друзей уже нетерпеливо жмется к обочине. Сзади – пусто, мешки с ненужной одеждой осели в благотоврительном фонде «ТиБож». Что-то будут носить незнакомые дети, а каким-нибудь старым джинсам наверняка посчастливится участвовать в проекте «Вторая жизнь».

Автор: Екатерина Савостьянова

Дата публикации: 31 июля 2015

#социальное предпринимательство #ТиБож #санкт-петербург

 349   194  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно