Пастильная история Коломны

Фото: автора, из личного архива Н.Никитиной и Ю.Матычиной

Говорят, лучше один раз увидеть… Этот фоторепортаж со стройки-реконструкции музейной фабрики пастилы в Коломне расскажет вам о многом. И о том, что очень скоро, возможно уже в конце этого лета, откроется удивительная фабрика натуральной пастилы, не производившейся вот уже более двух столетий ни в одном российском городе. И что это необычное место захочется посетить как можно быстрее. И еще о том, что авторы этого проекта – Наталья Никитина и Елена Дмитриева – люди невероятно талантливые. И что в России наконец-то происходит возврат к почитанию корней и традиций и творится это чудо руками социальных предпринимателей. За комментарием из первых уст мы обратились к архитектору проекта Юлии Матычиной.



С фасада сегодня фабрика уже выглядит
 как новенькая... Как будто и не было
долгих годов запустения и тяжелых
месяцев реконструкции. Июнь, 2011 г.
Автор проекта социальный предприниматель, искусствовед 
Наталья Никитина
Перед входом на фабрику
Безопасность - прежде всего

Фабрика пастилы откроется в Коломенском посаде, историческом центре города, в доме, где много лет назад, еще в досоветскую эпоху, работало пастильно-карамельное заведение Петра Карповича Чуприкова. В саду росли яблони (город Коломна славился своими яблоневыми садами и – пастилой). Урожай собирали раз в два года, больше всего ценился сорт горская зеленка, названный так не то за кислый, аж до горьковатости вкус, не то за гористую местность, где он был выведен. Между урожаями яблоки надо было как-то хранить, и так и возникло производство яблочной пастилы, которую яблочной, в принципе, никто не называл, а давали название по ягодным добавкам – клубничная, малиновая и т.д. Но мы отвлеклись от здания фабрики. В XX веке его отдали под коммуналки, и с этого фактически началось его разрушение. Чего только не происходило внутри дома на Молочной площади (старое название). Людей не щадил советский дефицит – на все, от еды до стройматериалов. А люди не щадили здание. Стены коммунальных квартир буквально выковыривали по кирпичику из пола – и так постепенно пол разбирали-разбирали, дом приходил в упадок. В подвале устроили хозяйственное помещение. То заводили кур, то делали овощехранилище. И опять – ковыряли кирпичный пол и лепили-ляпали кирпичные ящики для картофеля и его овощных «соплеменников». В какой-то момент здание оказалось заброшенным, и, если бы не авторы проекта музейной фабрики пастилы, еще бы год-другой, а может, и раньше – и дом бы рухнул.

      Одна из стен подвала, "налепленная" в советское время, рухнула во время расчистки помещения

Дом на подпорках-ходулях

Когда 11 июня 2010 года архитектор Юлия получила, что называется, объект в работу, стало ясно: первым делом надо все укреплять. Стены покосились, пол сгнил, а когда стали расчищать подвал, одна из стен и вовсе обрушилась… Расчищать стали не только внутри дома, но и снаружи. За два века дом буквально врос в землю – слой поднялся на много сантиметров. Юля придумала хитрость, как визуально поднять дом и обезопасить его от гниения. Было решено снять нижний венец брусьев и вместо них положить кирпичную кладку – поднять фундамент. Но снять весь венец сразу нельзя – все рухнет. Пришлось работать блоками – отрезками снимать венец, ставить этот участок на самодельный «домкрат» – кирпичные подпорки, и эта трудоемкая работа растянулась с лета до зимы. "Главное, о чем я думала весь август и осенние месяцы, – вспоминает Юля, – успеть "закрыться" до зимы. Стояла адская жара, начались знаменитые пожары, и мы работали в дыму. Но я страшно этому радовалась – одной недели небольших дождей хватило бы, чтобы затопить подвал! Снега я боялась еще больше, но мы успели!"

   

Присмотритесь: нижний брус (венец) частично выпелен. Так был заменен весь первый венец дома.
  Вместо первого, нижнего деревянного венца будет положена кирпичная кладка - продолжение стены подвала. Так дом визуально подняли над землей
Кирпичная подпорка стоит на месте окна в подвале - в советское время оно было заделано

Юля рассказывает о себе: "Когда я пошла учиться, поняла – строить новые здания мне неинтересно, – говорит она. – И решила заняться реконструкцией. Восстанавливать старое гораздо сложнее, чем строить что-то новое, но тем увлекательнее. Нужно суметь сохранить старинные элементы и подобрать к ним, найти, буквально где-то отрыть, словом, достать любыми средствами старинные материалы". Для фабрики пастилы искали кирпичи. Нашли недалеко – на Молочной площади есть еще не один заброшенный дом. Повезло – и кирпичи из бань переехали на фабрику пастилы. Но это не все интересные истории, которые происходили во время реконструкции внутри дома. Когда очищали подвал от мусора, а потом откапывали стены, оказалось, что в подвале когда-то были окна. И Юля, конечно же, решила их "открыть". И теперь в подвал, как и много лет назад, снова льется свет, создавая удивительное ощущение таинства здесь происходящего… Была отрыта и белокаменная лестница, которая оказалась шириной почти полтора метра, – настоящая находка. А когда разобрали пол-потолок (он был в аварийном состоянии, и перекрытие пришлось менять), в нескольких комнатах обнаружили вместо деревянных балок старые трамвайные рельсы (примерно 1870-х гг.). Эту старину Юля бережно сохраняет. Ну а тем, кто с таким пиететом относится к истории, та преподносит подарки. Когда дело дошло до восстановления печки, в которой будут выпекать и сушить пастилу, стали искать чертежи. Долго, шаг за шагом, искали. Пути привели Юлю и Наталью в Ленинскую библиотеку. Как говорится, кто ищет, тот всегда найдет! Были найдены чертежи печи… самого Чуприкова! И спустя два столетия Коломенская фабрика пастилы снова обрела свою хозяйку – беленую печь. Мастера вызвали из Санкт-Петербурга, и по найденным чертежам была возведена, как будто оживлена и возвращена из прошлого, та самая печь. Правда, с некоторыми полезными инновациями. Например, появился отдельный дымоход для самовара – самоварник, в него вставляют пыхтящую трубу от самовара. А еще слева появилась плита. На ней будут варить сливочную помадку – ею, например, обмазывают пастильный торт. Даже дверцы у печи, латунные и чугунные, – старинные. Одну нашли здесь же, на фабрике. Две приехали из Москвы (их нашла на антикварном рынке Юля), а еще одну нашли по соседству, в Коломенском посаде.



Во время расчисти стен подвала, обнаружили заделанные кирпичом проемы окон. "Будем открывать", - сразу решила архитектор Юля
Оконные проемы между комнатами подвала также были заделаны в эпоху советской власти 
 Новые окна установлены, а стены отштукатурены

Так, кирпичик к кирпичику, в доме снова появились пол, печь, перекрытия, окна и еще много разных тонкостей, о которых так увлекательно рассказывает молодая, хрупкая, но очень деловая, добрая и отзывчивая Юля. Она все время говорит "мы" или "мы – команда". Я бы сказала, настоящая команда и даже чуть-чуть семья. Во-первых, Юля работает в связке со своим мужем – инженером по образованию Денисом Денисюком. И он с одинаковым трепетом рассказывает о стройке – будь то печь или проводка. Во-вторых, и Юля, и Наталья ведут этот проект с большой любовью и ждут открытия фабрики с таким же нетерпением, как ждут появления на свет малыша-первенца.

     

Сохранить, не оштукатуривая, красивый старый кирпич удастся не везде. Таковы нормы СЭС
Начало работ...
После расчистки белокаменная лестница оказалась больше метра в ширину

Наталья уже сейчас обживает пространство и планирует, что где будет находиться. До деталей. Конечно, основное – производство пастилы в подвале, музей – на первом этаже. Но что еще интереснее, помимо того что туристов-посетителей музейной фабрики будут допускать почти в святая святых – представьте, каково это ходить по музею пастилы, зная, что в этот самый момент под тобой кто-то как раз печет яблочную пастилку, и вдыхать пряный, какой-то теплый ее аромат, поднимающийся по печному дымоходу и проникающий из-за дверей, как из кухни, где мама готовит пирог, – так еще, чтобы удовлетворить любопытство, в музее будут показывать, как делается пастила. А насмотревшись, можно будет купить ее в магазинчиках, на выходе или на входе. Наталья объясняет, что музей будет сделан в европейской традиции. И рассказываться здесь все будет от самых основ – от яблок. В первой комнате разложат садовый инвентарь и, может быть, сами яблоки, чтобы люди видели: вот они – свои, свежие, натуральные. Наталья мечтает, что в скором времени, когда закончится стройка и утрясутся все детали с территорией, которую отдают под музейную фабрику, она заложит здесь яблоневый сад. И это будет еще один шаг в прошлое, которое возрождается для сегодняшнего поколения усилиями людей талантливых и горячо приверженных своему делу, трудом и верой социальных предпринимателей.
 


Все, что осталось от печи пастильщика Петра Чуприкова
Закладка новой печи: строительство опалубки и и каркаса из арматуры. Сюда заливают фундамент
Новая печь была воссоздана мастером из Санкт-Петербурга по эскизам Чуприкова, которые были чудом найдены в Библиотеке им. Ленина
Побелку наносили на раскаленную печь - иначе она может потрескаться при эксплуатации печи


 


 

Дата публикации: 16 июня 2011

#коломенская пастила #наталья никитина

 439   52  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно