Россия осваивает язык микрокредитования (Репортаж о визите М.Юнуса в Москву)

В первых числах апреля Москву посетил один из самых известных социальных предпринимателей в мире, автор концепции микрокредитования, основатель бангладешского банка «Грамин», лауреат Нобелевской премии, профессор Мухаммад Юнус. В ходе этого визита он встретился с членами правительства России, Москвы и Совета Федерации, принял участие в съезде Ассоциации российских банков, вел переговоры с крупными отечественными банками. Одним из значимых итогов визита М. Юнуса в Россию явилось подписание соглашения о сотрудничестве банка «Грамин» с Национальным партнерством участников микрофинансового рынка, в рамках которого планируется внедрить методологию «Грамина» в нашей стране. А уже 22 апреля  т.г. концепцию развития микрофинансирования будет рассматривать столичное правительство.

Что же такое микрокредитование по-российски, и как оно может помочь малому бизнесу? Эти и другие вопросы обсуждались 3 апреля т.г. на круглом столе с участием профессора Юнуса. К дискуссии были приглашены представители власти и кредитных организаций. Но в ходе беседы стало очевидно, что микрокредитование – это не просто новое для России направление развития банковского рынка. Это и новая философия ведения бизнеса.

Дверь в средний класс

Мухаммад Юнус и его банк «Грамин» (Бангладеш) совершили революцию в головах финансистов. Они помогли включиться в активную экономическую жизнь самым незащищенным гражданам, которых прежде банкиры не принимали всерьез. Юнус убежден сам и готов убедить других, что бедные люди – люди с неограниченным потенциалом и способностями. Ограничены они лишь в возможностях. И ограничило эти возможности общество. Мухаммад Юнус любит сравнивать бедных с деревцами бонсай, которым не хватает только пространства для роста.

Микрокредитование в классическом его понимании ориентируется на самые низкие слои общества. Рассматривая возможность выдать кредит, в банке «Грамин» задают заемщику самые простые вопросы: спят ли члены его семьи на полу или на кровати, есть ли в их доме мебель? И если семья владеет хоть каким-то имуществом, считается, что такой клиент может и подождать. «Грамин» дает деньги даже нищим – тем, что побираются на улицах.

До появления в Бангладеш «Грамина» банки не любили кредитовать женщин, рассказывает Мухаммад Юнус. Когда женщина приходила в какой-либо банк занять денег, то всегда слышала один и тот же вопрос: «А ты обсуждала это с мужем?». «Обсуждала», – отвечала женщина. «Хорошо, – говорил банкир. – Тогда приведи мужа»… «Грамин» же сделал ставку на женщин, на плечах которых всегда лежит забота о семье, и начал выдавать им кредиты без согласования с мужьями.

В «Грамине» максимально упростили процедуру кредитования. Здесь обходятся без юристов и поручителей (чтобы получить кредит, не надо подписывать бумаги). Клиентам доверяют, и это доверие, как правило, оказывается оправданным: банк выдает кредитов порядка 800 млн долларов в год, при этом возвращается почти 99 процентов средств.

Профессор Юнус обратился к нуждающимся сам, а не стал говорить: «Дайте-ка я посмотрю, стоите вы того или нет». Первые заемщики Юнуса даже не в состоянии были сформулировать, стоят ли они того, чтобы получить кредит или нет. Они «дозревали» до этого в процессе общения с кредитором.

Дав самым бедным людям возможность реализовать свой потенциал, «Грамин» ни много ни мало создал в Бангладеш средний класс. Но останавливаться на этом Мухаммад Юнус не собирался и не собирается. Если люди, лишенные возможностей, талантливы, они способны подняться на следующую ступень общественной лестницы. Никто из первых заемщиков «Грамина» не был грамотным, никогда не ходил в школу, а сегодня многие из их детей учатся в школах и в университетах. Банк Юнуса выдает ежегодно 50 тысяч стипендий на обучение, и 21 000 студентов учатся на кредиты «Грамина».

Мухаммаду Юнусу удалось «просто открыть сознание и увидеть, что имеешь дело с людьми». Он и его банк дали людям возможность проявить себя. «Если кто-то этой возможностью воспользоваться не хочет, не наша в том вина, – говорит Мухаммад Юнус. – Но никто в мире не должен быть лишен финансовых услуг».

Бизнес без дивидендов

Социальная миссия Юнуса не могла не отразиться на самоокупаемости банка «Грамин». Здесь решили, что банком должны владеть сами заемщики. Мухаммад Юнус считает этот аспект чрезвычайно важным. По его мнению, и в России пришло время подумать о создании нового типа бизнеса – социального. «Социальная» компания должна быть безубыточной, но не распределять прибыль между акционерами/учредителями. Вся ее деятельность должна быть направлена на достижение социальной цели. Наилучшим образом этим требованиям отвечает микрокредитование, и оно может стать социальным бизнесом.

Если тот или иной социальный предприниматель задается целью помочь людям преодолеть бедность, он сначала дает им такую возможность и только потом ждет отдачи. «Допустим, возьмет женщина кредит, купит корову, будет продавать молоко, – приводит профессор Юнус пример. – Если мы увидим, что денег у нее достаточно, и что в семье появляется имущество, мы сочтем, что ей пора погасить заем».

«В связи с этим возникает вопрос: почему банки должны давать кредиты беднякам, если это не приносит прибыли?.. Дело не в том, что беднейшие классы не приносят никакой прибыли, а в том, что они не приносят максимальной прибыли – вот почему банки не вели с ними бизнес», – продолжает Мухаммад Юнус. Банкиры стремились получить не какую-нибудь прибыль вообще, а максимально возможную прибыль. Именно поэтому они предпочитают состоятельных клиентов. Социальный же бизнес, в частности микрокредитование, ведется ради бедных слоев населения. Основное намерение социального предпринимателя – помочь людям, а не обогатиться за их счет.

Вписываются ли в эту концепцию традиционные банки? Конечно, уверяет Юнус. Ведь тратят же они огромные средства на благотворительность и корпоративную социальную политику. Почему  в таком случае не на микрофинансирование, не на решение важнейших социальных проблем? Они могли бы это делать не для получения прибыли, а в рамках своей политики корпоративной социальной ответственности, – как часть ее. Они могли бы создавать филиалы и передавать им средства исключительно для такой работы. Или же компании могли бы использовать средства, выделяемые на реализацию концепции корпоративной социальной ответственности (КСО), для создания фондов микрокредитования, у которых нуждающиеся люди или микрофинансовые учреждения могли бы занимать средства на приемлемых условиях.

Идея дороже денег

Итак, микрофинансирование лишь инструмент. Мухаммад Юнус прежде всего задался целью помочь людям. «Начиная микрокредитную программу, посмотрите, какие проблемы вы хотите решить», – напоминает он. И это чрезвычайно значимый момент в понимании социального предпринимательства. «Средства, конечно, очень важны для любого бизнеса, но в случае с бизнесом социальным куда более значимо стремление решить проблему людей, живущих вокруг тебя», – вторит профессору Юнусу президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.

Когда есть желание что-то сделать и умение мыслить аналитически, находятся и ресурсы, и фонды, и господдержка. В связи с этим Гарегин Тосунян считает необходимым провести в нашей стране огромную разъяснительную работу. Не обязательно организовывать масштабные, миллиардные проекты, достаточно начать с малых объемов и изменить парадигму кредитования, то есть осуществить революционный переход, что и удалось Юнусу.

Создавая микрофинансовые программы, отечественные социальные предприниматели, кредитные организации и микрофинансовые центры должны исходить из того, что они могут сделать сегодня для граждан своей страны.

«В России, если ты делаешь что-то не только для себя, но для окружающих и это приносит тебе удовольствие, такое дело находит поддержку,  – полагает Гарегин Тосунян. – Так что морально мы вполне готовы».

Зачем мегаполису микрокредит

Идеи Мухаммада Юнуса получили распространение не только в бедных государствах и маленьких городках. Деньги, по словам профессора, универсальный язык. Куда их ни приносишь, тебя понимают везде. Вот уже 20 лет «Грамин» работает в Нью-Йорке. И работает успешно. Может показаться неправдоподобным, что в центре этого гламурного мегаполиса люди занимают у банка суммы в 500–3000 долларов. «Мне говорили, что американцы народ независимый, что им моя идея не понравится, – воспоминает Юнус. – В Америке банк начал работать в 1986 году, и сейчас там уже больше 200 микрокредитных программ». Оказывается, и в самой богатой стране мира немало тех, кто не соответствует требованиям кредитных организаций. Все эти люди (их не так мало, как может показаться) получают зарплаты чеками. Например, не имеют права открывать банковские счета американские военные. Компании, обналичивающие чеки, безбедно живут за счет этих людей. Юнус и его банк намерены добиться того, чтобы граждане не зависели от подобных контор.

Это своеобразный ответ на вопрос, можно ли реализовать микрофинансовые  программы в таких городах как Москва. Исполняющий обязанности директора Департамента развития малого предпринимательства столичного правительства Александр Карпов отмечает, что в российской столице микрофинансовые программы должны быть ориентированы не на бедных (безработица в городе составляет 0,1 процента, и уровень жизни большинства населения здесь выше черты бедности), а на поддержку социально и экономически активных граждан – инициативной молодежи, женщин, которые хотят работать, военнослужащих, увольняющихся в запас. Именно для них разрабатываются программы микрофинансирования. По словам господина Карпова, власти ставят перед собой задачу создать систему, которая помогла бы начинающим бизнесменам получить стартовое финансирование.

Маленькие деньги – большая проблема

Российский финансово-кредитный рынок давно нуждается в переменах. Уровень его развития низкий, признает президент Российского микрофинансового центра Михаил Мамута. Чем дальше от крупных городов, тем сложнее получить доступ к банковским услугам. Около 45 процентов населения России (более 60 миллионов человек) такого доступа лишены (для сравнения отметим, что в США таких граждан 12 процентов, в Евросоюзе – 18 процентов). Но даже там, где банки работают и кредитуют малый бизнес, самые маленькие займы выпадают за пределы внимания банковской системы. Выдавать их по стандартным технологиям невыгодно.

Традиционный и микрофинансовый банки сильно отличаются друг от друга, подтверждает Мухаммад Юнус. Традиционный банк он сравнивает с танкером в открытом море, микрокредитный – с рыбацкой лодочкой. Не нужно строить лодочку по чертежам танкера. Если это учесть, процесс пойдет легче.

Минфин России рассматривает микрофинансовые организации как важный элемент финансового рынка и видит свою задачу в том, чтобы помочь раскрыть их возможности. Об этом специалисты заговорили еще в 2003 году  при подготовке стратегии развития банковского сектора. Для укрепления микрофинансового сектора и интеграции его в рынок государственные чиновники совместно с участниками рынка сформулировали основные задачи. Среди них: госрегулирование и контроль на данном участке; повышение прозрачности деятельности микрофинансового сектора; решение инфраструктурных проблем, в том числе обучения, обеспечения кадрами, консалтинговыми и аудиторскими услугами; укрепление доверия населения к микрофинансовым организациям; повышение качества услуг и снижение их стоимости.

А главный инструмент развития сектора должен заработать в 2009 году, заявляет замдиректора Департамента экономической политики Минфина Владимир Луков.Это совместный проект Министерства финансов, Министерства сельского хозяйства и Министерства экономического развития и торговли под названием «Развитие инфраструктуры микрофинансового рынка в Российской Федерации». Стоимость проекта оценивается в несколько сотен миллионов долларов.

В Минэкономразвития микрофинансирование считают одним из основных инструментов поддержки «старт-апов». По словам руководителя Департамента госрегулирования министерства Натальи Ларионовой,  доступ малого предпринимательства к финансированию – один из приоритетов экономической политики. Правительство ставит перед собой амбициозную задачу. Сегодня в России 1 миллион субъектов малого предпринимательства, а к 2020 году их число должно увеличиться до 6 миллионов. Эффективной помощью начинающим предпринимателям должно стать микрофинансирование.

Министерство финансов прогнозирует, что в ближайшие годы российский микрофинансовый рынок будет расти на 30–50 процентов в год. Существенно изменится и география, и клиентская база банковского рынка. Изменить отношение к финансированию начинающих предпринимателей призвано микрокредитование. Сегодня в России оно упоминается и как часть стратегии развития банковской системы, и как часть программы поддержки малого предпринимательства.

Банковский микропереворот

Теория микрокредитования в России еще не написана, законодательство, касающееся этого сектора финансового рынка, лишь предстоит выработать. Однако в российской практике микрофинансирование существует уже 15 лет, а в последние 5 лет и вовсе развивается очень активно. И у таких структур уже есть понимание того, каким может и должен быть этот рынок.

С середины 2000-х годов в нашей стране существуетспециализированный микрофинансовый банк – «ФОРУС Банк». Его акционер и учредитель фонд поддержки малого предпринимательства «ФОРА», был создан в 1994 году на основе международных идей микрокредитования. Основные клиенты сначала фонда, а теперь банка – малые предприниматели. К созданию банка подтолкнула сама жизнь, считают его организаторы. В 1990-е годы средний размер займа составлял около 60 тысяч рублей, но со временем и клиенты «выросли», и рынок изменился. Обращающиеся в фонд за крупными суммами просители сталкивались с ограничениями: «ФОРА» не кредитовала на суммы более 500 тысяч рублей. К 2004 году в фонде приняли решение создать микрофинансовый банк. Сегодня «ФОРУС Банк», клиентами которого  являются 15 тысяч малых предпринимателей, представлен в 43 городах и охватывает практически всю европейскую часть страны.

К микрофинансированию начинают подключаться и традиционные банки. Вот уже четыре года развивает программу кредитования малого бизнеса ВТБ 24, сообщил член правления банка, Директор департамента обслуживания клиентов малого бизнеса Сергей Сучков. Правда, пока кредитный портфель банка отражает верхний слой малого бизнеса. Средняя сумма кредита здесь составляет 100–150 тысяч долларов. Но есть в этом портфеле и место для микрофинансовых займов (кредиты размером до 35 тысяч долларов, средняя сумма – 10–15 тысяч долларов).  Руководителям банка кажется перспективным путь, когда крупные федеральные банки выступают оптовыми продавцами кредитных ресурсов для микрофинансовых организаций, которые, в свою очередь, распространяют ресурсы среди небольших микрозаемщиков. «Тот факт, что крупный банк ищет пути выхода на рынок микрофинансирования, обнадеживает: микрофинансовым организациям нужны сильные партнеры», – полагает Мухаммад Юнус.

Традиционно берет на себя высокие социальные обязательства Сбербанк. Здесь сейчас просчитывают модель кредитования, которая была бы максимально приближена к нуждам начинающих бизнесменов и позволила бы, в том числе, решить социальные задачи. Старший вице-президент Сбербанка Денис Бугров сообщил журналистам, что достигнуто соглашение о сотрудничестве Сбербанка с «Грамин». По его словам, Сбербанк сейчас активно изучает опыт работы «Грамин» и в течение года сможет определиться и предложить рынку некий микрофинансовый продукт…».  

Сегодня Мухаммад Юнус готов не только поделиться с российскими коллегами опытом, но и решать российские проблемы. «Выбирайте самую трудную часть страны, и мы направим туда своих людей», – предложил он на встрече с зампредом правительства России Александром Жуковым. Юнус уверен, что его идея универсальна. Уверены в этом и те, кто работает в его команде, кто рядом с ним.

Нам удалось пообщаться с дочерью профессора Моникой. Хотя она живет в США и была в Бангладеш всего три раза в жизни, Моника осознает, что ее отец – революционер в области кредитования. «Вы должны это увидеть, чтобы понять, как стали жить люди, насколько изменилась жизнь женщин в Бангладеш, когда в ней появился «Грамин», – сказала она. – Интересно, что и в других странах – в Южной Америке, в США – этот опыт тоже оказался успешным». На наш вопрос, удастся ли господину Юнусу перевернуть Россию, Моника воскликнула: «Думаю, да. Потому что это работает всюду!».

 

(Специально для портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство»)

Апрель 2008


Фото с сайта телеканала «Микрофинансы+»


 

Дата публикации: 6 апреля 2008



 950   148  
Вам может быть интересно