Вектор нравственности

14 октября президент Дмитрий Медведев провел встречу с участниками Третьего съезда социальных работников и социальных педагогогов. Социальный предприниматель Николай Кобляков, основатель первого частного дома-резиденции для пожилых людей в России, взял слово, чтобы лично рассказать президенту о векторе и трудностях развития социального обслуживания в России. Нравственность и ответственность - вот, что отличает социального предпринимателя, считает Кобляков. Выступление предпринимателя имело особую актуальность в связи с тем, что в течение последних двух месяцев президент уделяет большое внимание вопросу вовлечения бизнеса в сферу социального обслуживания пожилых людей.

Дмитрий Медведев также напомнил участникам, о том, что «…крайне важно, чтобы проблемами пожилых людей, занимались не только государственные структуры, но и неправительственные структуры, общественные объединения и деловые круги. Зрелость нашего бизнеса как раз в этом-то и должна проявляться».

В своем выступлении Николай Кобляков не только рассказал о своем видении причин неразвитости негосударственного сектора в этой сфере, но также внес конкретные предложения о способах привлечения предпринимателей к социальному обслуживанию пожилых людей и о возможных источниках финансирования. Последнее было удостоено особым вниманием со стороны президента, который поручил «проработать» данное предложение.

Стенограмма выступления:

Николай Кобляков - президенту Российской Федерации Дмитрию Медведеву:

- Николай Кобляков, руководитель компании Senior Group. Пожалуй, единственный бизнесмен, который представляет нарождающийся элемент системы социального обслуживания.

Я постараюсь буквально в пяти минутах рассказать, что на самом деле есть пять элементов, которые необходимы для того, чтобы отрасль привлекла бизнес, а именно: платёжеспособный спрос, законодательство, финансы, люди уже присутствуют сегодня в нашей стране. И на примере своей компании я постараюсь это сделать.

Не хватает на самом деле нравственности. То есть государство должно на данном этапе уже заботиться не только о привлечении бизнесменов в эту отрасль, а заботиться о привлечении именно нравственных бизнесменов.

Буквально два слова о своей компании. Компания явилась результатом дипломного проекта четырёх выпускников Лондонской школы экономики три года назад. И сегодня мы оперируем четырьмя резиденциями в Москве, в Московской области, Кировской области и тремя службами ухода на дому в Калининграде, опять же в Кировской области и в Москве.

Если говорить о платёжеспособном спросе, то мы прекрасно понимаем, что сегодня в нашей стране 220 тысяч коек во всех существующих стационарных социальных учреждениях. Это примерно 10 процентов людей старше 80 лет. Это европейская статистика. Таких людей у нас было 2 миллиона, и, в общем-то, ещё пять лет назад всё было нормально. Другое дело, что к 2020 году людей старше 80 лет станет 6 миллионов, то есть количество коек в стационарных социальных учреждениях должно быть увеличено в три раза, для того чтобы мы могли оказывать на том же самом уровне ту самую заботу. Если посчитать, что введение одной новой койки стоит 1 миллион рублей, то государство, если всё останется так, как сейчас, должно будет потратить примерно полтриллиона рублей. Таких денег у государства нет.

Поэтому необходимо посмотреть, что происходит в той же самой Франции, где из 6 тысяч стационарных учреждений половина – государственные, из оставшихся половина оперируется бизнесом, а вторая половина относится либо к коммунальным, мэрским организациям, либо к организациям конфессиональным. Это совершенно нормальный вариант развития, что у нас, скорее всего, будет. Уже сейчас этот процесс начался.

Второй вопрос – финансы. Где взять деньги на основные фонды? То есть где взять те средства, которые должны быть инвестированы в койки, которые могут управляться бизнесменами? Я вижу здесь два источника. Первый источник – это пенсионные деньги. Причём я говорю сейчас даже не о государственном Пенсионном фонде. Я говорю именно о том миллиарде накопленных пенсионных накоплений и пенсионных резервов, который управляется управляющими компаниями и негосударственными пенсионными фондами. На самом деле, если мы посмотрим, по-моему, 66-е постановление, резервы могут размещаться в любой тип недвижимости, кроме социальной. Просто через запятую добавить там новый тип недвижимости, и это уже вызовет увеличение строящихся на пенсионные деньги стационарных социальных учреждений. Причём, как показали несложные расчёты, симбиоз пенсионной и социальной систем очень выгоден обеим системам. Дело в том, что социальные деньги очень маленькие, но очень стабильные. И именно в этом нуждается доходность пенсионных накоплений, пенсионных резервов.

Если мы дальше говорим именно о технологиях, то технологии, для того чтобы построить новую резиденцию и управлять ею, есть. Мы, например, сегодня на примере своих четырёх резиденций упаковали все технологии в одну коробку. Сюда её просто нельзя было привезти по соображениям безопасности. Но это коробка, которую любой бизнесмен может купить, может взять и буквально за две недели готовый построенный объект превратить в нормальную негосударственную резиденцию, которая будет обслуживать людей. Причём если в Москве у нас койка стоит от 45 тысяч, что полностью вкладывается в рамки трат московского бюджета, до 150, то в Кировской области минимальная стоимость нашей резиденции – 18 тысяч рублей. То есть мы в состоянии фактически обеспечивать нормального уровня услуги за деньги, которые выделяются сегодня региональными бюджетами.

После этого необходимо сказать о нашем законодательстве. У нас есть закон о концессионных соглашениях, то есть реально пенсионные фонды могут вкладывать деньги в эти самые объекты недвижимости на основании концессионных соглашений. У нас есть закон о государственном заказе. В некоторых субъектах Федерации есть законы даже о социальном заказе, на основании которых мы, например, можем работать в Нижегородской, Калининградской областях.

Теперь, к несчастью, надо уйти в более важную проблему, которая называется нравственностью. Дело в том, что бизнесмен, социальный предприниматель, отличается от обычного бизнесмена ровно тем, о чём говорил Дмитрий Анатольевич, – своей ответственностью. Если мы берём и попытаемся дать определение социального предпринимательства, то мы придём к тому, что это деятельность, предпринимаемая на свой страх и риск, но направленная не на извлечение прибыли, а на создание устойчиво работающей социальной службы. Причём я в своей недолгой практике с этим уже сталкивался. Бывали попытки рейдерских захватов. Мы все живём в сложное время, мы это понимаем. Когда милиционер приходит в 12 часов ночи проверять паспортный режим у бабушек, которые искренне думают, что выполняют заказ и наезжают на меня, а на самом деле вредят всей отрасли, резиденту… В такой ситуации очень важно сделать так, чтобы ни в коем случае не допустить перекладывания этой ответственности, перекладывания отрицательных последствий на самих подопечных.

Как можно это сделать? Есть два пути, которые используются во всём мире. Первый путь – это СРО. То есть бизнесменам уже необходимо объединиться.

И второй путь – это конфессиональные учреждения. У нас есть четыре базовые религии. И понятно, что церковь (поскольку я православный, нисколько не умаляя роли прочих религий, буду говорить о ней) сегодня, пожалуй, может быть, даже лучше, чем какие-то стандарты и какие-то саморегулируемые организации, способна именно вычленить тех людей, кому можно заниматься этим делом, кому можно заниматься этим бизнесом.

Существует длинный детальный список предложений. Они направлялись, они уже находят отклики, они висят в Вашем блоге, Дмитрий Анатольевич. Сегодня хотелось бы просто отметить один момент, что бизнес готов. Понятно, что нужно помогать, нужно проводить некоторое обучение, нужно грамотно выстраивать систему взаимодействия с существующим государственным сегментом, который, я могу сказать, нисколько не хуже. Я на прошлой неделе был на французской конференции, которую не почтил, правда, Президент присутственно, был министр, и проблемы, в общем-то, обсуждаются похожие, некоторые депутаты говорят: в России-то уход – он же душевный, он же духовный, как нам этого не хватает. И это действительно так. То есть так, как работают здесь существующие участники, не работает никто. Сам сэр Ховард Дэвис, который не стеснялся пошутить перед Вашей лекцией, Дмитрий Анатольевич, которую Вы читали в LSE, нам рассказывал о том, что с бабушками надо работать так, как когда-то работали русские во время Первой мировой войны, когда сами члены царской семьи не стеснялись этим заниматься.

Благодарю за внимание. Искренне надеюсь, что какие-то конкретные предложения найдут отклик.

Дмитрий  Медведев: - Спасибо большое.

Источники: Сайт администрации президента РФ, kobliakov.ru

Дата публикации: 19 октября 2010

#дмитрий медведев #бизнес #николай кобляков #коробка #встреча президента с социальными работниками #социальное обслуживание пожилых

 404   84  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно