Детсад на вырост

Этот материал – уже третий в текущем месяце («От частного к детскому» и «Частный – не значит платный», № 120 и 126 от 12 и 20 июля), посвящённый одной и той же проблеме: поможет ли бизнес избавиться от очередей в детские сады? И если в первых двух публикациях речь шла о том, как привлечь малые и средние предприятия к строительству зданий для дошкольных учреждений, насколько реально с помощью бюджетных денег дать возможность родителям оплачивать услуги коммерческих детских садов, то сегодня мы решили рассказать, что думают обо всём этом сами представители бизнеса, прежде всего те из них, кого называют социальными предпринимателями.

37 детей
или 20 тысяч рублей?

Жительница города Балашиха Ольга два раза в неделю приводит младшего сына Диму на занятия в центр развития «Умка». С центром Ольга знакома уже не первый год: его раньше посещал старший сын. Повести второго ребёнка сюда родительницу подвигли обстоятельства.
– В муниципальном детском саду сказали, что у моего сына что-то не в порядке: он не может ни на чём долго сосредоточиться. Дима же в этот садик ходил со слезами. В «Умке» ему нравится. Изменился ли ребёнок? Нет. Просто здесь другие педагоги.
Мать двоих детей Ольга уверена, что центры, подобные «Умке», могут стать альтернативой муниципальным детским садам. Правда, если будет продлено пребывание ребёнка в них – с питанием, сном и так далее.
– Ну и желательно, чтобы государство частично брало на себя оплату услуг таких учреждений, – говорит Ольга.
Она, будучи бухгалтером, подсчитала, что если «Умка» с её нынешними тарифами станет учреждением полного дня, то пребывание здесь ребёнка обойдётся ей более чем в 20 тысяч рублей в месяц.
– Согласитесь, – говорит Ольга, – не всем такое по карману.
Но другого выхода у неё нет: в Балашихе сами сады переполнены, попасть в муниципальный детский сад, пусть даже в тот, где ребёнка объявляют ненормальным, непросто.
– В группе, в которой оказался Дима, 37 детей. Как вы думаете, реально ли присматривать за всеми одному воспитателю? Сейчас планируем отдать Диму в другой детский садик, куда ходит мой старший сын. На мой взгляд, это замечательное учреждение. Но оно у нас чуть ли не единственное, и попасть туда сложно.
О частном детском саде подумывает и другая родительница из «Умки», тоже по имени Ольга. Её дочери Софье год и восемь месяцев. Через полтора года, когда у мамы закончится отпуск по уходу за ребёнком, станет ясно: найдётся ли девочке место в муниципальном детском саду или так и придётся стоять непонятно сколько времени в очереди.

Своя ноша, но тянет

Руководитель центра «Умка», она же его генеральный директор и учредитель, Ирина Смолякова уже сейчас планирует развить своё детище – создать на его основе ещё и частный детский сад. Однако дело это в современных условиях ведения социального бизнеса непростое. Ведь даже за нынешним успехом предпринимателя – в «Умке» занимается около 400 детей – кроется постоянное преодоление трудностей, в том числе и финансовых.
– Центр «Умка» расположен в двух помещениях по разным адресам, – говорит Ирина Смолякова. – Одно помещение у меня в собственности, другое я арендую. Так вот, аренда 130 квадратных метров мне обходится в 100 тысяч рублей в месяц.
Прибавьте к этому оплату коммунальных услуг, налоги и заработную плату педагогам – расходы получатся большими. К тому же предпринимательство, связанное с центрами временного пребывания детей, имеет одну не очень выгодную особенность: летом клиентов практически нет – родители в отпусках и сами организуют досуг детей, а аренду помещений нужно оплачивать.
– В прошлом году мы не ушли в минус, но и высокой рентабельностью похвастать не можем, – продолжает свой рассказ руководитель «Умки». – Я три года не поднимала плату за услуги, но когда в очередной раз подорожала коммуналка, и мне на 10 процентов повысили стоимость аренды, с огромным нежеланием вынуждена была сделать то же самое.
Пока «Умка» уверенно держится на плаву. Как считает его хозяйка, во многом благодаря тому, что она идёт на деловой контакт с государством, что, по её мнению, среди социальных предпринимателей случается нечасто.

Вырастет ли «Умка»?

Примеров таких контактов немало. Ирина Смолякова, в частности, - участник конкурса «Лучший субъект предпринимательской деятельности Московской области», в котором, кстати, победил её «Умка».
Своё видение проблем социального бизнеса она изложила вице-губернатору – председателю правительства Московской области Андрею Шарову – на проходившем в мае Совете по развитию предпринимательства при правительстве Московской области. И даже вместе с другими такими же, как сама, социальными предпринимателями внесла несколько предложений в проект программы «Развитие субъектов малого и среднего предпринимательства в Московской области на 2013 - 2016 годы», когда тот разрабатывался.
– Некоторые из них были учтены, – гордится она.
Всё это хорошо. Но воплотятся ли эти предложения, ставшие положениями программы, в жизнь?
– Социальное предпринимательство – один из приоритетов областной программы развития предпринимательства, и его мы будем развивать, – говорит министр экономики Московской области Алексей Медведев. – В Подмосковье 50 тысяч детей старше трёх лет ожидают своей путёвки в детские сады. Через некоторое время эта очередь может увеличиться чуть ли не втрое, ведь в учреждения дошкольного образования нужно будет устраивать тех детишек, которым ещё не исполнилось трёх лет, а таких у нас около 100 тысяч. Решение столь острого вопроса – это не только строительство и реконструкция муниципальных детских садов, но и создание частных дошкольных учреждений, а также развивающих центров, в которых ребёнок мог бы провести несколько часов. Без предпринимателей этого не сделать. А им, в свою очередь, нужна поддержка государства.
В настоящее время, рассказал Алексей Медведев, Министерством экономики Московской области проводится конкурсный отбор среди объектов малого и среднего предпринимательства в социальной сфере, которые, как и Ирина Смолякова, создали детские центры и при этом заинтересованы в господдержке. И побороться им есть за что. Федеральным и областным бюджетами по этому направлению в 2012 году предусмотрено в общей сложности 294 миллиона рублей.
Участники конкурсного отбора – предприниматели социальной сферы – в результате смогут компенсировать до 85% своих затрат – на организацию групп дневного времяпрепровождения детей – и получить до 600 тысяч рублей. А участвуя ещё и в 6 других конкурсах областного Минэкономики, можно увеличить эту сумму до 2 миллионов рублей.
– Идея субсидирования привлекательна, – оценивает эти планы Ирина Смолякова. – Ведь контракт с государством заключается на три года, а полученные средства можно потратить и на частичную оплату аренды, и на обучение персонала, и на консультационные услуги. Кроме того, у нас появляется возможность брать кредиты под низкие проценты, а кредитный ресурс зачастую необходим для старта.
 

Частное не должно пугать

Переход от муниципального дошкольного образования к частному, учитывая колоссальную разницу в финансовой доступности первого и второго, вызывает вполне обоснованные опасения у родителей. Дескать, не поставит ли их государство перед необходимостью оплачивать доступный, но дорогой частный детский сад?
– Такого не будет, – считает Алексей Медведев. – Во-первых, доля частных детских садов, как правило, не превышает 5 – 6 процентов от общего числа учреждений дошкольного образования, при этом пройдёт немало времени, пока эти показатели будут достигнуты. Во-вторых, у родителей будет возможность платить за услуги частного детсада гораздо меньше, чем сегодня. Да, мы не можем установить тарифы для частных дошкольных учреждений. Но тем родителям, которые выберут частный детсад, бюджетом предусмотрена ежемесячная компенсация в 20 тысяч рублей в месяц на одного ребёнка. Кстати, примерно в такую сумму государству обходится его содержание в муниципальном учреждении дошкольного образования.
Возникает вопрос: а не получится ли так, что среди частных развивающих учреждений для детей появятся те, в которых ребёнку находиться будет просто-напросто небезопасно? Кто, к примеру, помешает какому-нибудь несостоявшемуся владельцу парикмахерской заняться дошкольным бизнесом? Или идейному фанатику под видом центра временного пребывания детей открыть филиал какой-нибудь секты?
– Этот момент нельзя упускать, – соглашаетсяИрина Смолякова. – Сейчас нет органа, который бы контролировал деятельность тех же развивающих центров, в том числе и с точки зрения того, что и как там преподают.
– А разве этим не занимаются соответствующие подразделения органов местного самоуправления?
– Обращалась как-то в управление по образованию нашего городского округа как раз по вопросам контроля, там меня спросили: «Ваше учреждение – это частная собственность?» Я ответила: «Да». «Тогда мы к вам не имеем отношения». И весь разговор. Потому, считаю, функцию контроля частных учреждений для детей должны выполнять профессиональные союзы, объединяющие представителей бизнеса.
– Позицию предпринимателей поддерживаю, – говорит Алексей Медведев. – Критерии отбора и механизм контроля предпринимателей, желающих вести свою деятельность в области дошкольного образования, необходимо выработать. При этом обращаю внимание на то, что государственные органы власти не концентрируют на себе администрирование процессами в области поддержки бизнеса. Наша цель – прорваться к тем, кто готов удваивать и утраивать свой успех, заражая им других, прежде всего тех, кто только встаёт на путь предпринимательства.

Слова министра предпринимателям можно принимать как установку к действию. А как будет реализовываться то, о чём он говорил в интервью, мы обязательно расскажем. В следующих публикациях, посвящённых этой острой теме – привлечения частных денег в сферу воспитания наших малышей.

Источник: Ежедневные новости "Подмосковье"

 

Автор: Сергей Савин

Дата публикации: 29 июля 2012

#дошкольное образование #социальный детский сад #балашиха #москва

 676   107  
Вам может быть интересно