Иван Ликстанов: “Основа социального бизнеса – мотивированный и высококвалифицированный работник”

Люди с ограниченными возможностями, для которых, казалось бы, работа должна быть в тягость, зачастую оказываются более мотивированными и работоспособными, чем те, кому не знакомы проблемы со здоровьем. “Это просто золотые работники!” – утверждают предприниматели из г. Кемерова Артем Руденко и Иван Ликстанов, создатели проектов, направленных на трудовую и социальную реабилитацию людей с ограниченными возможностями. Труд инвалидов может и должен быть востребован обществом, если правильно подойти к организации процесса. Артем и Иван доказали это в теории и на практике, и не собираются останавливаться на достигнутом. Своим опытом Иван Ликстанов поделился с порталом “Новый бизнес: социальное предпринимательство”.

Иван, каким образом вы заинтересовались не просто бизнесом, а социально направленными проектами?

Давно, еще в начале 2000-х, решив создать цех по производству капсулированных бахил, мы с моим другом Артемом Руденко начали искать заинтересованных, квалифицированных или легкообучаемых людей, которые хотят работать. Это был самый первый наш социально значимый проект, запущенный в 2003 году и существующий по сей день. В то время капсулирование бахил было новой технологией: никто на отечественном рынке не выпускал такой продукции и она пользовалась большим спросом. В рамках этого проекта социальную реабилитацию проходили более 200 инвалидов по зрению (территориально – от Кемерова до Калининграда). Сейчас, когда конкуренция сильно возросла, объем производства снизился, но в нем по-прежнему заняты около 60 человек.

Вы изначально не ставили задачу создать социальный проект? Просто искали мотивированных сотрудников?

Да, мы искали мотивированные кадры, остро нуждающиеся в трудоустройстве, и в связи с этим обратили внимание на людей с ограниченными возможностями. Когда мы озвучили свои предложения тогдашнему директору Учебно-производственного предприятия Всероссийского общества слепых И. П. Болтышеву, он встал из-за стола и обнял нас! Большинство предприятий ВОС переживали (и сейчас переживают) глубокий управленческий и экономический кризис, и они были очень рады, что кто-то создает проекты для “их кадров”. Работоспособность набранных нами людей оказалась очень высокой. И учились они легко и быстро. До 2009 года мы запускали и другие проекты,пробуя привлекать людей из других малозащищенных социальных групп. Планировали обеспечивать работой людей, отбывающих заключение (это было только в планах), пробовали организовать занятость людей без определенного места жительства, а также молодежь и подростков от 14 лет, но дело не пошло. Наш опыт показывает, что люди с ограниченными возможностями являются самыми надежными и лояльными в кадровом отношении.
 
Есть предубеждение, что инвалидов брать на работу невыгодно. Да, это доброе и полезное для общества дело, но все же многие бизнесмены считают трудоустройство людей с ограниченными возможностями фактически благотворительностью. Работодатель боится, что придется создавать особые условия труда, сокращенный рабочий день, по первому требованию предоставлять отпуска…
 
То, что инвалид не работник, – это старый, не имеющий под собой оснований миф. Как и другой распространенный стереотип, будто, принимая на работу людей из данной категории, получаешь массу льгот. Возможно, так было лет 10 назад, но с тех пор многое изменилось. Так или иначе, выгода бизнесмена вовсе не в льготах, а в том, что он получает мотивированного и высококвалифицированного работника, производительность которого в разы выше, чем у обычного человека. Да, требуются затраты на адаптацию рабочего места согласно карте индивидуальной программы реабилитации (ИПР), например дополнительное освещение или индивидуальная система регулирования температуры в помещении, но они несоизмеримо малы по сравнению с экономической выгодой. Этим людям нужна работа, а подходящих для них вакансий на рынке крайне мало. Так, например, сейчас на учете в Центре занятости города Кемерова стоят 450 инвалидов, из них за прошлый год было трудоустроено не более 50. Люди с ограниченными возможностями составляют 10% населения России, а показатель безработицы находится на отметке 3%. Чувствуете связь между этими цифрами? Конечно, часть инвалидов нетрудоспособны, но другие могут и умеют трудиться. Если создать рабочие места хотя бы для 2% инвалидов, общие показатели безработицы по стране в целом резко снизятся.

Созданию социальных предприятий была посвящена ваша дипломная работа. О чем она?

Эта работа стала кульминацией нашего обучения в рамках Президентской программы подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства-2009-2010гг. К моменту написания диплома мы владели полной информацией об экономике и структуре управления учебно-производственных предприятий Всероссийского общества слепых Кемеровской области и посвятили свой диплом именно реструктуризации УПП ВОС. Используя накопленный материал и уже имевшийся опыт пятилетний работы, а также советы однокурсников (с нами училось более 30 молодых управленцев из разных регионов), мы разработали и описали десятилетний план социальной реабилитации жителей России с ограниченными возможностями посредством создания реабилитационно-производственных цехов, обслуживающих рынки с государственным участием. Ведь социальной сферой в основном занимается государство. Оно не так уж мало делает для нуждающихся групп населения? есть реабилитационные и социальные программы в разных областях, от спорта до трудоустройства, соцпакеты, гранты, пенсии. Однако значительная часть усилий тратится на поддержание «прохудившихся» систем советского времени с громадными транзакционными издержками. Совместный цикл позволяет аккумулировать деньги (будь то не распределенная прибыль или госдотации). Через определенное время они в полном объеме возвращаются в казну в виде налогов и прочих отчислений или направляются на повторный цикл, но не при каких обстоятельствах не становятся частными накоплениями. Мы подошли к вопросу с экономических, а не социальных позиций. Анализ рынков и их участников показал, что усилия по интеграции совместного цикла стоит проводить через сферу здравоохранения, как бы соединив, «законтачив» две сферы – медицинское обслуживание и социальную реабилитацию людей.

Вы считаете здравоохранение наиболее перспективной областью для развития социального бизнеса?

Концепция развития здравоохранения до 2020 года предполагает модернизацию, оптимизацию этой сферы, следовательно, подходы к оказанию услуг и оснащению лечебно-профилактических учреждений будут меняться, а значит, ожидается расширение спроса. Во всяком случае, уже сейчас в здравоохранении страны работают крупные государственные программы, к которым социально ориентированный бизнес вполне может подключиться, став участником рынка по обеспечению потребностей здравоохранения. Достаточно посмотреть, что закупают медучреждения – крышки для растворов, пакеты для утилизации отходов, прочую полипропиленовую и пластиковую продукцию, различные перевязочные материалы и т. д. Все это можно производить с использованием ручного труда инвалидов и минимальной механизацией.
 
Результатом дипломной работы стало предприятие по созданию марлевых салфеток, успех которого уже всеми замечен и широко обсуждается в прессе…
 
После окончания Президентской программы нас пригласили на стажировку в Японию, где наш проект был одобрен. Мы получили свидетельство, подтверждающее нашу квалификацию в области управления малыми и средними предприятиями, и решили отработать цикл на практике, создав за месяц предприятие, перекрывающее потребности здравоохранения в перевязочном материале. Так реализовался один из четырех предложенных в дипломе проектов. Сотрудников мы набирали только из числа людей с ограниченными возможностями. Реабилитационно-производственный цех по изготовлению марлевых салфеток дает им не только ощутимый доход (в среднем 6500 рублей), но и открывает возможность общаться, заводить друзей. Пребывание в коллективе – очень важный психологический фактор, но еще важнее быть кому-то нужным и полезным. Поэтому мы стараемся донести до сотрудников, что они работают на благо здравоохранения, фактически ради здоровья соотечественников. Они это понимают и ценят. “Сарафанное радио” разнесло весть о нашем предприятии далеко за пределы города. Ведь у каждого из работников минимум 10 знакомых, так и получилось, что нас узнали и в Самаре, и в Калининграде, а наш скромненький интернет-ресурс набрал более двух тысяч посещений!

Планируете ли вы продвигать проекты, подобные этому, в другие регионы?

Я только сейчас вернулся с Международного молодежного управленческого форума “АТР-2011. Алтай: точки роста”. Там наш проект вызвал большой интерес и занял первое место среди 120 претендентов на площадке “Растущий бизнес”. 20 экспертов оценили его как социально ориентированный и экономически выгодный. У нас появился инвестор – ЗАО “Тайгер инвестмент групп”. Это говорит о том, что проект интересен с финансовой точки зрения. Наши новые партнеры берут на себя обязательство по реализации продукции, предоставив нам финансирование на организацию 150 дополнительных рабочих мест. Сейчас мы рассылаем в города и регионы страны полную документацию по проекту от “раскроя” (инструкций по изготовлению салфеток) до готового бизнес-плана. Так что все заинтересованные люди смогут начать организовывать подобные цеха на местах. Проекты, аналогичные нашему, уже готовы запустить в Барнауле, Иркутске, Новосибирске, Еврейской АО, наших писем ждут в Улан-Удэ, Красноярске, Чечне. Раз нам удалось достичь таких результатов, значит, скорее всего, удастся и в других регионах. Инвесторы найдутся, и все больше людей, нуждающихся в социальной поддержке, получат работу и будут жить более счастливо и полноценно.

Вы делитесь идеями добровольно и безвозмездно, не делаете тайны из своего ноу-хау, не пытаетесь создать сеть, подобную франчайзинговой?

Мы открыто делимся своими наработками. У нас и так все боятся начинать новые проекты, а если брать за консалтинговую помощь деньги, вообще мало кто решится действовать. Многие хотят сначала познакомиться с проектом и не желают брать “кота в мешке”. Мы изначально создавали проект не ради денег, а в подтверждение работоспособности цикла. Наша задача не заработать побольше, а трудоустроить как можно больше инвалидов. И мы довольны сейчас тем, как проект “набирает массу”, распространяясь по стране.

Как строятся ваши взаимоотношения с больницами, основными потребителями вашей продукции?

Общение строится непросто. Некоторые барьеры тяжело преодолевать, даже если ты предлагаешь качественный продукт по выгодной цене. Так уж повелось, что 90% больниц сами изготавливают перевязочный материал, а не закупают готовые марлевые салфетки. Этим занимается младший медперсонал – медсестры, санитарки. И это при кадровом дефиците в 30%! Медсестер не хватает, а они режут марлю вместо того, чтобы ухаживать за больным. К тому же производство салфеток – непрофильная для больницы деятельность. Они должны лечить. Предложенная нами система трудораспределения дает лечебным учреждениям экономию в 34-47% на единицу продукции. Но в больницах это далеко не всегда понимают, потому что, как правило, учитывают только прямую затрату – стоимость марли. А как же оплата рабочего время медсестер, расходы на свет, воду и содержание помещений, заработная плата вспомогательного персонала и т. п.? Эти расходы прибавляют аж 140-185% к стоимости марли. Есть, конечно, грамотные хозяйственники, но большинству главных врачей приходится объяснять, из чего складываются косвенные расходы.

Государство может помочь в распространении продукции?

Так или иначе, ситуация улучшается с каждым днем. С одной стороны, многие больницы переводят в другую организационную форму, создавая на их базе автономные некоммерческие организации (АНО)*. Эти организации уже более внимательно относятся к своим расходам. Сейчас мы занимаемся не своим делом – считаем экономику лечебных учреждений, часто натыкаясь на непонимание. Преодоление этих препятствий “съедает” 20% рентабельности. Государство может нам помочь не столько в распространении, сколько в информировании Департаментов и Управлений здравоохранения об экономической и социальной выгоде участия в нашем проекте. К примеру, в IV квартале 2011 года территориальный фонд ОМС Кемеровской области включает марлевые салфетки в перечень товаров централизованного закупа. Любая больница сможет узнать о нас, увидев в этом списке нашу продукцию, и заказать ее. Таким образом наш проект выходит на областной уровень. Это стало возможным благодаря поддержке проекта Управлением здравоохранения г. Кемерова.

Что для вас значит словосочетание “социальное предпринимательство”?

Социальный бизнес – это когда прибыль не является самоцелью. Целевые показатели в нем измеряются в количестве трудоустроенных людей и продолжительности реабилитационного процесса. Иными словами, важно лишь то, сколько человек и как долго смогут получать социальную реабилитацию. Это не значит, что о деньгах не приходится думать. Просто для СП это не главное.
 
 
*Автономная некоммерческая организация (АНО) – не имеющая членства НКО, учрежденная гражданами и/или юридическими лицами в целях предоставления услуг в области образования, здравоохранения, культуры, науки, права, физической культуры и спорта и др. АНО вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых она создана (прим. ред.).
 

Автор: Ирина Крейнина

Дата публикации: 17 июля 2011

#полли #социальный предприниматель #кемерово #мнение #артем руденко #иван ликстанов

 791   40  
Вам может быть интересно