Корабль индивидуальностей в море стандартов

«Все мы учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь…» Образование – единственное, что можно имитировать. Ребенок способен сделать вид, что учится, и никто не докажет, что это не так. По-настоящему же учиться можно только тогда, когда это действие мотивировано изнутри: когда ребенок сам хочет читать, желает узнать что-то новое. И таких детей, пока они малыши-дошколята, очень много! Но потом они приходят в школу, и интерес к самостоятельной интеллектуальной деятельности угасает. Не виноваты ли в этом взрослые, которые хотят от детей слишком многого?

Хочу учиться!

Школа «Ковчег». Фото редакцииВ Москве есть особая «реанимация для детей» – школа № 1321 «Ковчег». «Не даем Интересу умереть!» – провозглашают ее специалисты и выстраивают обучение так, чтобы не пропало детское стремление к познанию, чтобы не закрылись и не запрятались глубоко внутрь детские таланты. Даже внешне «Ковчег» совершенно не похож на обычную школу. Он действительно создан для детей. Глядя на кирпичный теремок, думаешь, что перед тобой культурный центр, детский клуб, но никак не общеобразовательное учреждение под обязательным порядковым номером. Сюда хочется приходить каждый день. Над столом охранника – вытканное учениками Лукоморье и кот ученый, что ходит по цепи кругом. На стенах – написанные ребятами картины и фотографии коллективных походов, детские сочинения. Расписание и экзаменационные оценки – на «периферии». И все-таки это – государственное образовательное учреждение.

В «Ковчеге» есть первоклашки, которые знают и умеют толковать практически все стихи Пастернака. И делают это с удовольствием. Их учитель умеет сделать так, чтобы детям хотелось этим заниматься, рассказывает основатель школы Александра Михайловна Ленартович. Но учатся в «Ковчеге» и другие детишки. Из 500 обитателей «Ковчега» 200 – особые. Это первая в столице интеграционная школа, где ребята с особенностями развития занимаются и развиваются в среде здоровых сверстников. Здесь есть интеграционные классы, где треть из 25 детей – с особенностями развития. Есть классы коррекционные, где учатся дети условно здоровые (такие, например, кто простужается часто), особых учеников в таких классах – более половины. И есть в «Ковчеге» классы надомного обучения, где все дети – особые. Но на переменках, на праздниках, на арт-фестивалях ученики школы собираются вместе. Это, и правда, спасательный круг для ребят. Одним дает шанс быть «не такими особыми», другим – более чуткими и терпимыми. И всем дает счастье общения, познания, творчества.

Интеграция вместо коррекции

Школа, о которой раньше можно было только мечтать, возникла при Центре лечебной педагогики в 1990 году, после того как в нашей стране был принят закон, разрешивший создавать частные школы. Группу детей, которых не хотели отдавать в обычные учебные заведения, собрали тогда сами родители. В 1991 году школу, руководимую Александрой Ленартович, столичный Департамент образования признал как общественно-государственную. И уже в 1993 году «Ковчег» стал государственной школой. Название ей дал папа одного из учеников, академик-библеист Евгений Борисович Рашковский – он  работал здесь некоторое время. Кроме того, «Ковчег» – принятое в Европе название интеграционных систем, по имени общин Жана Ванье, где здоровые и особые люди живут вместе. Вот почему это название оказалось таким близким и родным для тех, кто создавал школу.

Через какое-то время оказалось, что «Ковчег» вытесняет из образовательного пространства коррекционные школы. Родители, чьих детей направляли в коррекционные школы, стали обходить их стороной, делали все, чтобы не отдавать туда ребят, и шли в «Ковчег»: здесь изучали все предметы, что и в обычных школах, в том числе несколько иностранных языков, и давали общеобразовательный аттестат, а значит, был шанс двигаться вперед.

Как учат в «Ковчеге»

 «Ковчегу» удалось совершить маленький (пока только для своих учеников), но переворот в российском образовании: здесь изменили представление о том, что такое школьный урок. Учеников на занятиях не заставляют сидеть, выпрямив спину и сложив руки. Они могут говорить, читать, писать, работать за компьютером, ходить по классу, решать задания на карточках, рисовать газеты. Отказался «Ковчег» и от стандартной методики преподавания. «Мы постарались выделить вопросы, важные и интересные для ребенка. И составить программы вокруг них. У нас ученик не просто «проходит материал» – а делает Интересные Дела. Подготовка доклада, с которым будем выступать перед учениками начальной школы, издание журнала, съемка фильма, много опытов, экспериментов, – читаем на сайте школы. – Когда это получается – никого не надо заставлять работать. Нет домашнего задания – дети без спроса носят книги домой. Потому что интересно! А Интерес – вещь посильнее двоек и нравоучений».

Еще одна особенность «Ковчега» – его мастерские. В них занимаются все без исключения ученики. С первого класса они занимаются керамикой, ткачеством, кулинарией. А с шестого класса  начинают постигать азы информационных технологий.

При этом «Ковчег» придерживается госстандарта. Здесь изучают все те же предметы, что и в обычных общеобразовательных школах. Выпускники «Ковчега», среди которых есть медалисты и победители олимпиад, получают государственный аттестат, многие продолжают учебу в престижных вузах.

Когда школа осталась позади

Почти 20-летний опыт «Ковчега» дал очень солидный результат: большинство выпускников школы заканчивают колледжи и университеты. Некоторые особые выпускники не готовы выйти в социум и проводят в «Ковчеге», еще несколько лет, прежде чем продолжить учебу в колледже. Дома практически никто не сидит. Есть один такой ребенок, но и он не просто так сидит – он непрерывно пишет и печатается. Есть здесь и такие выпускники, кто по окончании университета возвращается в школу. Преподавать.

Александра Ленартович. Фото с сайта школы «Ковчег»Основатель школы Александра Ленартович была ее директором 15 лет. Теперь этот корабль уверенно плывет сам, а Александра Михайловна руководит региональной общественной организацией инвалидов и родителей детей-инвалидов  «Ковчег», созданной в 1996 году. Симбиоз школы и общественной организации оказался очень эффективным механизмом. РООИ, если можно так сказать,  парус «Ковчега». Она позволяет быть школе такой, какой она была задумала и какой является сегодня. Почему? Школа, являясь учреждением государственным, финансируется через казначейство и не может получать гранты. В этой ситуации грантополучателем выступает как раз общественная организация. Благодаря этому в школе возникли производственные подразделения (мастерские), создание которые районный отдел образования не утвердил бы никогда.

Помимо этого, РООИ «Ковчег» помогает самым сложным выпускникам школы  интегрироваться в общество. Она организует рабочие места для тех выпускников школы, кто по степени инвалидности не имеет права на работу, но работать может. Такие ребята в рамках проекта Московского Дома общественных организаций занимаются социальной работой: обслуживают одиноких пожилых людей. Они ходят к бабушкам и дедушкам, помогают им убирать дом, приносят лекарства из аптеки. Для них РООИ «Ковчег» планирует открыть прачечную – купить стиральную машину с отжимом и сушкой или отремонтировать сломавшуюся. Для особых выпускников «Ковчег» развивает и другие направления работы. Одно из них – кондитерский учебный центр, созданный совместно с пекарнями «Волконский». 20 учеников школы прозанимались в этом центре уже год. На будущий год туда придут учиться еще 10–15 детей, в основном особые. И получат французский сертификат кондитера. И есть еще участок перегородчатых эмалей. Многие обитатели «Ковчега» хорошо рисуют. В минувшем учебном году они осваивали технологию перегородчатых эмалей и даже участвовали в выставках.

Некоторые выпускники школы, самые тяжелые, остаются при Региональной общественной организации инвалидов и родителей детей-инвалидов «Ковчег».

Кроме всего прочего, психологи общественной организации консультируют родителей особых детей: в некоторых случаях они нуждаются в помощи даже больше, чем сами ребята.

После трагических событий в Беслане московские власти по распоряжению мэра Лужкова построили в пострадавшем городе две школы. С одной из них сотрудничали специалисты «Ковчега», в результате чего она стала интеграционной – сюда берут учиться детей-инвалидов. Никогда прежде в Северной Осетии таких ребятишек не учили... Под Петербургом есть школа, которая развивает интеграционное направление. Школы, где интегрируют детей и в результате интеграции вынуждены менять концепцию образования, есть в Томске, в Магадане.

Александра Ленартович мечтает создавать интеграционные школы  везде, где есть дети, чье жизненное пространство ограничено квартирой или комнатой, или чья энергия бьет через край и не дает покоя взрослым. И где есть родители, которые понимают, что дети – самая большая ценность в жизни. Вот только большие планы и благие намерения Александры Михайловны наталкиваются на одно непреодолимое препятствие – в большой Москве и необъятной стране практически нет помещений для детей...

Преодоление

В последнее время интеграция стала модной тенденцией. Чиновники от образования все чаще говорят об индивидуальном подходе к каждому ребенку и воспитанию личности, и… внедряют единый госэкзамен. Как интегрировать детей, спрашивают те, кто занимается с особыми детьми, если надо готовить школьников к ЕГЭ?

Александра Ленартович убеждена, что подход к образованию должен быть иным. Образование нельзя воспринимать как что-то, приводящее к сдаче ЕГЭ. Иначе никакого изменения в отношении к особым детям не произойдет, потому что они в принципе не могут сдать единый экзамен. И не их это дело – сдавать ЕГЭ. Вот если мы начали думать об образовании как о чем-то гораздо более высоком, чем госэкзамен...

«Ковчег» не жалеет детей, он их развивает. В школе любят рассказывать историю больного ДЦП ребенка, которого носили на руках – он не ходил. В класс надо было подниматься по ступенькам. Учительница этого ребенка волокла. Потом он полз сам, потом стал держаться за перила. Потом мама взяла его в северную экспедицию, и человек, который раньше не двигался, прошел сначала три километра, потом – 15, потом – 20. В нашей стране принято считать, будто главное, что мы можем сделать для людей с ограничениями движения, – пандус. А подход «Ковчега» к таким детям, в том числе с параличом, показал, что почти все они могут научиться ходить. Работающий здесь китайский специалист говорит, что в Китае нет неходячих детей. С ними занимаются с младенчества.

А главное – при общении со здоровыми сверстниками особые дети делают поразительные успехи, особенно когда их поддерживают родители. Они начинают вставать с коляски, делать первые шаги, говорить.

Специалисты школы ставят перед собой задачу ввести маленького человека в мир других людей. Например, дефектолог утверждает, что должен научить глухого ребенка пользоваться жестовой речью. Но тогда этому нужно учить всех остальных детей, которые с этим ребенком взаимодействуют. В «Ковчеге» же работают с глухими детьми по системе Э.И. Леонгард: стремятся максимально развить слух у глухих детей и научить их говорить, раз уж нельзя всех остальных детей научить жестовой речи.

«Если к людям относишься не как к инвалидам, не способным подняться над собой, то они поднимаются, растут и становятся гораздо менее особыми, – говорит Александра Ленартович. – Проблема в том, что образование, как и все остальные области жизни, коррумпировано. Очень многие вещи решают не проблемы детей, а чьи-то материальные трудности. Инвалидные приспособления, на мой взгляд, очень хороши для пенсионеров. Если бы кто-то подумал снабдить колясками и ходунками людей преклонного возраста, их жизнь вышла бы на другой уровень. А к ребенку все же лучше относиться не с позиций дефектологии, а с позиций общечеловеческих».

«Снуки живут в голове каждого человека. Они показывают человеку ужасы, и человек из-за этого сходит с ума.
Выглядят снуки так, как человек их боится.
А бороться с ними можно, если вытащить из головы на свет. Снуки боятся света.
Люди должны избавляться от своих снуков, иначе вся их жизнь будет сплошной страх»

Соня Шаталова (особая девочка: страдает глубоким аутизмом, не говорит). Написано  автором в возрасте восьми лет

Июнь 2008

Специально для портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство»

Автор: Людмила Скопинцева

Дата публикации: 30 июня 2008

#обучение детей с инвалидностью #ковчег

 439   55  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно