Маленький бизнес и большое дело.

По доброй воле

В начале 90-х, когда СССР трещал по швам, и открылись границы, наши граждане узнали, что инвалиды в развитых странах пользуются приличными реабилитационными средствами, современными удобными колясками, а в России кроме безобразных костылей ничего не было. Что такое ходунки, не знали даже врачи. Основанный в 1993 году в Санкт-Петербурге благотворительный центр «Хэсэд Авраам» решил раз и навсегда изменить ситуацию. Правда, организация это особенная – еврейская, и ее целевая аудитория ограничена еврейской общиной города. Первое, что решил делать «Хэсэд» – выдавать оборудование во временное пользование. Но идея, увы, так и осталась идеей. Если человеку нужна коляска, она, как правило, нужна всегда. Попал человек в аварию, а коляску взять негде – «Хэсэд» выдавал ее бесплатно или за символический денежный залог.

До какого-то момента центр выдавал средства реабилитации только евреям и их родственникам. Однако невозможно создать национальный островок коммунизма, решили в «Хэсэде». Все пожилые люди должны получать то, в чем нуждаются, и у них должен быть выбор: если они хотят принять помощь от еврейской организации, то могут обратиться в еврейскую организацию, хотят помощи от общества филателистов – пусть обращаются в такое общество. Так оформилась еще одна задача – сделать услуги доступными всем горожанам. Вместе с тем для любой национальной организации принципиально важным остается момент сохранения аутентичности. Не стал исключением и «Хэсэд». Это все же организация, призванная оберегать еврейские традиции и культуру. И тогда направления работы, не связанные с этой задачей, в том числе производство реабилитационного оборудования, вывели за рамки «Хэсэда», отправили в самостоятельное плавание. И даже если  не получится сделать оборудование бесплатным для всего города, организация поставила перед собой задачу сделать его дешевым и доступным большинству горожан.

Лев Петров (фото редакции)Начал «Хэсэд» покупать за рубежом подержанное оборудование – назрела необходимость создать ремонтную мастерскую. Началась она всего с трех человек: сегодняшнего директора завода реабилитационного оборудования Льва Петрова и двух волонтеров. Когда появилась мастерская, стало очевидно, что привозить оборудование лучше в разобранном виде. К ремонту добавилась сборка. Дело пошло, и выяснилось, что если какие-то вещи делать самим, не придется иметь дела с таможней и продукт станет дешевле. Так, постепенно, шаг за шагом возникло полноценное производство – завод реабилитационного оборудования «Надежда», зарегистрированный как фонд содействия инвалидам и лицам пожилого возраста. 

А «Хэсэд Авраам» продолжает следовать своей миссии и работает с пожилыми гражданами Петербурга. Одно из направлений его деятельности – помощь на дому. Второй год действует новая программа медико-социальной реабилитации: людей, перенесших тяжелые травмы и заболевания, такие как перелом шейки бедра или инсульт, поднимают на ноги. Учат делать лечебную физкультуру, массаж, обслуживать себя самостоятельно. Удается вернуть к полноценной жизни людей, которые, казалось, уже никогда не встанут. Еще одна программа – «Адаптация жилья»: для пожилых людей, которым тяжело передвигаться, организация переделывает ванные, выравнивает пороги. Следующий блок программ – все, что связано с питанием. Раньше это было главное направление работы. Сегодня пенсии возросли, но все равно есть люди, кому не хватает денег. А у большинства проблема с питанием вообще не вызвана материальными проблемами: например, человек находится дома и не может готовить. Таким людям привозят обеды на дом. Если человек свободно передвигается, но не умеет готовить (таковы часто пожилые мужчины), он питается в благотворительной столовой. Самые бедные получают сертификаты для похода в гипермаркет.

Самая востребованная сегодня программа организации – медицинская. «Хэсэд» оплачивает часть услуг, например стоматологических, и дает скидку на лекарства, которые «съедают» существенную часть пенсии. По числу обращений это самая большая программа: скидками пользуются около 10 тысяч человек.

И отдельное направление – все, что связано с общением, клубы для пожилых. «Хэсэд» очень гордится тем, что у него почти 900 волонтеров. В 2008 году центр открыл совместную с городом программу по созданию волонтерских групп «Пожилые для пожилых». Группы пенсионеров ведут волонтерскую деятельность в своем районе. В основном они пока концентрируются вокруг культурно-досуговых центров. Но если эта работа будет продолжаться и соберутся большие волонтерские силы, они будут и по квартирам ходить. А еще «Хэсэд» собирается строить первый в Петербурге негосударственный дом престарелых, услуги которого будут доступны людям со скромным достатком.

«Хэсэд», что, кстати, означает «милосердие», сегодня бренд. Такие организации есть по всему бывшему Советскому Союзу. Петербургский центр был первым. Не случайно и называется он именем первого еврея – «Хэсэд Авраам». На определенном этапе сотрудники центра ездили по всему бывшему СССР и учили, как создавать такие структуры. Сейчас бывшие республики разошлись, пропало и ощущение единства системы. Но российские «Хэсэды» (а их сегодня 56) продолжают общаться, учиться друг у друга.

«Надежде», как предприятию, и «Хэсэду» не обойтись друг без друга. Завод конечного потребителя видит условно, а «Хэсэд Авраам» напрямую работает с инвалидами и пожилыми людьми и видит, какие средства реабилитации им нужны больше всего. Так опыт еврейской организации пригодился всему городу.

Милосердное лобби

Параллельно с организацией производства руководители теперь уже и «Хэсэда», и «Надежды» начали лоббировать свои интересы и программы в городской администрации, потому как по закону город и государство обязаны бесплатно выдавать инвалидам средства реабилитации. «Видимо, не мы одни этот вопрос лоббировали, да  и время изменилось. Несколько лет назад полномочия по выдаче реабилитационного оборудования были переданы Фонду социального страхования, который работает во всех регионах страны, – рассказывает директор «Хэсэд Авраам» и председатель правления благотворительного фонда «Надежда» Леонид Колтон. – Завод участвует в тендерах в разных регионах и видит, что цены на соответствующее оборудование там раза в два выше, чем те, по которым он отдает его Фонду социального страхования. Поэтому в Петербурге оборудования на ту же сумму в два раза больше. Система работает».

«Надежда», как правило, всегда выигрывает тендеры, в которых участвует. 18 августа организация выиграла очередной аукцион в Петербурге и за оставшиеся три месяца должна поставить городу более 8690 изделий – ходунки, костыли и трости. Помимо этого, город закупает у завода больничные кровати.

Идея выпускать больничные кровати родилась так же, как и многие другие идеи тандема «Хэсэд» – «Надежда». Ухаживая за лежачими больными, сотрудники «Хэсэда» увидели, что лежачему больному, страдающему от пролежней, необходима специальная кровать. Где ее взять? Вещь дорогая, и собственных средств центра на кровати для всех не хватит. Начали работать с городской администрацией, настаивая на том, что кровати необходимо выдавать бесплатно. Чтобы убедить в этом власти, понадобилось два года, и зимой  2008-го решение принято и проведен тендер, который выиграла партнерская фирма «Надежды». Почему, спросите, партнерская? Доставлять кровати до потребителя – отдельная работа.

«От первой кровати, которую придумали и сделали три года назад, осталось лишь название», - рассказывает директор завода Лев Петров. Она была тяжелая, громоздкая, трудоемкая и дорогая. Модель усовершенствовали, и с 2007 года на кровати начали обращать внимание больницы. В текущем году Комитет соцзащиты провел тендер, который «Надежда» выиграла, и до конца года завод должен сделать 600 кроватей и раздать их нуждающимся.

Нужно? Получите

Созданная добровольцами как мастерская по ремонту инвалидных колясок, сегодня «Надежда» – крупнейшее на Северо-Западе предприятие, производящее реабилитационное оборудование: трости, ходунки, инвалидные коляски, прикроватные столики и многое другое. В 2000 году предприятие реорганизовано в одноименный благотворительный фонд содействия инвалидам и лицам пожилого возраста.

Завод занимает небольшое помещение, но на каждом сантиметре площади идет работа. Здесь есть даже собственный экспериментальный отдел, где материализуются идеи, и отдел технического контроля, где проверяется качество конечного продукта. Кроме того, некоторые функции завод передает подрядчикам. «Мы же умные люди и понимаем, что не надо делать все самим», – говорит Леонид Колтон.

Вот уже больше полутора лет завод не привозит импортных деталей из-за границы. Работать с ними оказалось долго, трудно и дорого. А главное – сразу надо вложить большие деньги, закупить необходимые комплектующие крупными партиями, что может обернуться для малого предприятия немалой проблемой. Так случилось, когда завод закупил подлокотники и сделал 2000 костылей. Все бы ничего, но куда их в таком количестве девать, никто не предусмотрел...

Завод не может существовать по правилам обычного предприятия. Здесь работают как здоровые люди, так и инвалиды. Для любого бизнеса инвалиды – это убытки. Но «Надежда» не уволит их и не заменит здоровыми молодыми ребятами. Руководители организации вообще много чего не могут себе позволить: не могут водкой торговать, делать прибыльные вещи в большом объеме. Но не стоит жалеть их. Это осознанный выбор: не могут, потому что не хотят. «Если мы будем делать тележки для уборки мусора, на одной тележке заработаем больше, чем на ста ходунках, – говорит Лев Петров. – Но кто тогда будет делать ходунки? Маленькие заказы (тележки и пр.) завод все же берет, ведь это производство, и оно должно быть рентабельным. Но как только заказы укрупняются, мы говорим “стоп”».

Если взглянуть на деятельность «Надежды» как на бизнес, то получится, что это очень маленький бизнес. Годовой оборот завода 20–30 миллионов рублей. Для бизнеса – копейки. Обычный предприниматель в эту отрасль вряд ли пойдет, так что и конкурентов у «Надежды» в России нет. Можно сделать реабилитационное оборудование дорогим и извлечь хорошую прибыль. Но организация преследует цель не получить от завода доход, а решить социальную задачу, и руководство «Хэсэда» придирчиво следит за тем, чтобы завод не утратил социальную направленность.

Замыкая круг

То, что не заработало в 1993-м, возможно, получит развитие сейчас. Речь о прокате реабилитационного оборудования. Тогда идея, возможно, оказалась для города преждевременной. Но сегодня многое изменилось. Заработала система распространения средств реабилитации через Фонд социального страхования. Часть оборудования выдает «Хэсэд». Остался единственный пробел. Все-таки получение реабилитационного оборудования через государственную структуру – дело небыстрое. Чтобы оформить документы, инвалиду или его доверенному лицу требуется от трех до шести месяцев. А что же делать человеку эти полгода, как двигаться? Решение напросилось само:  оборудование можно выдавать на срок, пока пациент оформляет документы (потом он получит его бесплатно от Фонда соцстрахования). Прокат будет востребован не только теми, кто ждет оборудование. Люди, получившие травмы, нуждаются в костылях, ходунках, тросточках. Зачем покупать костыли, когда можно взять их на время?

Завод, работающий с Фондом социального страхования, точно знает, какие, например, коляски покупает государство для инвалидов. Поэтому в прокате можно будет получить именно то, что потом человек получит в ФСС. За несколько месяцев пациент привыкнет к коляске, и когда у него будет точно такая же, не испытает проблем с адаптацией к новому оборудованию.

Прокат, возможно, оптимальное решение проблемы, считают в «Надежде». Прочие опыты провалились. В Петербурге предпринимали попытки научить пожилых людей разбираться с кредитами: договаривались с банком о специальных займах для пенсионеров. Московские партнеры организации пробовали внедрить потребительские кредиты на больничные кровати и коляски. Безуспешно. Пожилые люди не привыкли к кредитам и не доверяют банкам. Кроме того, система кредитов имела смысл, только когда речь шла о продаже. Появляется прокат – исчезает необходимость в кредитах.

Было дело, рискнули в Петербурге создать коммерческий прокат. Некая компания оборудовала салон при аптеке, поставила прокатное оборудование. Однако затраты оказались гораздо выше прибыли: прокатная стоимость была равна стоимости изделия. Клиенту было выгоднее купить оборудование, чем получить его на время. Идея потерпела крах. В то же время в «Хэсэде» прокат работает, и успешно, потому что там он некоммерческий, но… только для евреев. Теперь «Надежда» хочет сделать прокат общегородским. Здесь знают, как нужно действовать и сколько это стоит.

Вложения в прокат, по подсчетам идеологов проекта, минимален. Он задуман как некоммерческое начинание, от которого «Надежде» не нужно денег. Достаточно один раз закупить оборудование, оно будет возвращаться, и дальше его нужно по мелочи ремонтировать, докупать нужные детали и содержать систему. Надо только содержать службу выдачи: помещение, полтора человека на выдаче и два человека на ремонте.

По плану

Председатель правления благотворительного фонда «Надежда» Леонид Колтон убежден, что занимать проблемные ниши, до которых пока не добралось государство, призваны некоммерческие организации. Именно они должны решать проблемы и показывать остальным, как это можно сделать. И только потом на вспаханное поле придет государство. «Хэсэд Авраам» и учрежденная им «Надежда» прошли этот путь. 15 лет назад они реализовали свой замысел в очень узком масштабе – еврейской организации. Потом построили завод, лоббировали законодательство, наладили производство реабилитационного оборудования, заработал свой («общинный») прокат, в скором времени появится и городской прокат. Если городские власти профинансируют прокат, залоги будут крохотными, эксплуатационных расходов не будет вообще, а если власти оформят госзаказ, прокат вообще будет бесплатным. В «Надежде» и смету уже составили.

Казалось бы, заработает прокат, замкнется цепочка, задача будет выполнена. Что же дальше? Но как любая творческая лаборатория, «Хэсэд» и «Надежда» нашли, куда направить помыслы и усилия. Займутся организацией доступной среды – сравнительно новым для России направлением. Практически ни одна наша поликлиника не оборудована поручнями. Да что там говорить, более 90 процентов почтовых отделений, куда бабушки и дедушки каждый месяц ходят за пенсией, для них недоступны, потому что там есть ступеньки и нет поручней. Пожилым людям физически тяжело на почту попасть. Никто этим не занимается – займется «Надежда». Завод сотрудничает с организацией инвалидов, которая определяет приоритетные объекты, а «Надежда» туда оборудование устанавливает. Работа уже начата. Программа сложная, длительная, но конечная. На этот случай есть в портфеле петербуржцев есть еще идеи.

Одна из важнейших социальных задач некоммерческих организаций – защита прав. Людям часто требуется помощь, чтобы всего лишь получить полагающуюся им государственную поддержку. Всем известно, что можно получить пенсию; многие знают, что можно получать услуги на дому; некоторые – что продукты могут принести. Но госструктуры постоянно расширяют спектр оказываемых услуг, а до пожилых людей информация об этом не доводится. Что делать человеку, попавшему в критическую ситуацию? Как быть, когда нужна дорогостоящая операция или сгорел дом? Государство многие из таких проблем уже решает, но чтобы получить от него помощь, надо пройти через сложные процедуры. И «Хэсэд», который раньше тратил на это собственные деньги, переориентировался на помощь людям в оформлении необходимых бумаг. Сам договаривается с государственными службами, помогая попавшим в трудную ситуацию.

Несмотря на трудности, с которыми каждый день сталкивается некоммерческая организация, Леонид Колтон замечает позитивные изменения в социальной сфере. «Коллеги из НКО других городов жалуются на невозможность работать с местными властями. А я не чувствую этого. Конечно, многое пока не делается. Почему? Или люди не знают как, или у государственных структур нет денег. Но с властями можно разговаривать, там есть те, кто хочет действовать. Движение в социалке есть», – говорит он.

 

Полное название организации: благотворительный фонд содействия инвалидам и лицам пожилого возраста «Надежда».

Год основания: 2001 г.

Учредитель организации: благотворительный центр «Хэсэд Авраам».

Тип организации: некоммерческая.

Сфера деятельности: помощь людям с ограниченными возможностями и пожилым.

Целевая группа: инвалиды, пожилые люди и граждане, временно попавшие в кризисную ситуацию (вследствие травмы или тяжелой болезни) и нуждающиеся в реабилитационных средствах.

Виды предоставляемых услуг: производство реабилитационного, вспомогательного и медицинского оборудования; обеспечение бесплатным или частично оплачиваемым оборудованием нуждающихся лиц; ремонт и сервисное обслуживание технических средств реабилитации; оборудование жилых и служебных помещений для обеспечения доступности их инвалидам.

Результаты деятельности: «Надежда» выпускает более 100 наименований изделий. Благодаря ее деятельности в 2007 году более 30 000 человек получили необходимые им технические средства реабилитации (ТСР), из них бесплатно по линии Фонда социального страхования техникой было обеспечено более 13 500 инвалидов. Розничная сеть обеспечена достаточным количеством единиц реабилитационной техники. В Москве, Санкт-Петербурге и других регионах ряд помещений оборудован пандусами, поручнями.

Социальное воздействие: без применения ТСР (специальных костылей, ходунков, инвалидных колясок, и т.п.) невозможно быстро и с надежными результатами поставить на ноги людей, потерявших способность к самообслуживанию, и адаптировать их к активной социальной жизни. Однако ассортимент ТСР в городе все еще невелик, их качество – не всегда удовлетворительно, а стоимость – слишком высока. Восполнить этот недостаток – было и остается целью «Надежды».

Инновационный подход: «Надежда» – фонд и в то же время одно из первых  предприятий в России, которое стало выпускать продукцию для наименее социально защищенных слоев населения  – технические средства реабилитации. Фонд освоил выпуск новых  типов реабилитационного оборудования, ранее неизвестных в России. Работая в тесном контакте с инвалидными организациями, «Надежда» наладила производство и установку  специальных технических средств по адаптации жилья и повышению доступности среды для лиц с ограниченными возможностями (пандусов, поручней для ванн и т. п.). Предприятие  установило льготные  цены на свою продукцию для ряда неправительственных некоммерческих организаций, оказывающих социальную помощь инвалидам и пенсионерам.Количество сотрудников: 56 человек, включая 19 инвалидов.

Самоокупаемость и финансовая устойчивость: Главный     источник финансирования «Надежды» – доходы от собственной деятельности. В 2005 году эти доходы составляли 99,1%, в 2007-м – 70,21%. В то же время возрастает процент бюджетного финансирования: если в 2005 году он составлял менее одного процента (0,9), то в 2007 году – уже 17,06%, в текущем году этот показатель обещает увеличиться до 22 процентов. Незначителен в структуре доходов процент пожертвований: от года к году он колеблется на уровне 0,1–0,2%. В 2007 году организация получила грант от Комитета по занятости Санкт-Петербурга, который составил 12,51% от суммы годового дохода. В целом же в 2007 году «Надежда» получила общий доход 16 млн 614 тыс рублей, что почти на 6 миллионов рублей больше, чем в 2005 году и почти на 1 млн 300 тыс рублей больше, чем в году 2006-м. в 2008 году фонд планирует получить 21 млн рублей.

Контакты: ((812) 347 46 35, (812) 347 46 38, www.nadezda.spb.ru, office@nadezda.spb.ru. Быть пожилым человеком вообще тягостно и тоскливо, а в родной стране еще и унизительно. Даже поход на почту за полагающейся пенсией подчас становится рискованным предприятием. Что уж там говорить о проблемах инвалидов. Те, кто проектирует и обустраивает города, всегда ли помнят, для кого делают это? Но если вы живете в Петербурге, считайте, вам повезло. Здесь есть люди, которые позаботились о вас.

Автор: Людмила Скопинцева

Дата публикации: 16 сентября 2008

#реабилитация инвалидов #социальное предприятие #фонд надежда #лев петров #санкт-петербург

 1138   177  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно