Сам себе меценат

Есть ли сегодня в России социальные предприниматели? Научатся ли благотворительные и некоммерческие организации в кризис зарабатывать самостоятельно или будут смиренно ждать господдержки?

 Выступив инициатором издания «Книги, ради которой объединились писатели, объединить которых невозможно», благотворительный фонд помощи хосписам «Вера» заработал 3,5 млн руб. Президент фонда «Вера» Нюта Федермессер рассказывает, что пойти этим путем фонд заставила жизнь: «На хосписы деньги дают неохотно, я почти сразу поняла, что надо придумать, как зарабатывать самим».  Многие верят    62% опрошенных группой «Циркон» россиян считают, что решением социальных задач должно заниматься государство. 53% респондентов полагают, что внедрение социального предпринимательства в России возможно.Главный источник финансирования петербургского благотворительного фонда «Надежда» — доходы от собственной деятельности. В 2008 г. фонд заработал около 21 млн руб. Если первые семь лет фонд существовал только за счет пожертвований и грантов, то с 2001 г. активно развивает собственное производство и выпускает более 100 наименований технических средств для реабилитации инвалидов. По словам гендиректора фонда Льва Петрова, только начав самостоятельно зарабатывать, фонд стал активно развивать производство и в первый же год вдвое увеличил ассортимент и повысил качество. «Нужно стараться зарабатывать самим — услугами, производством, использовать любые возможности, — убежден Петров. — Когда человек или организация просто сидят и ждут помощи со стороны, теряются инициатива и смысл деятельности». А вот Михаил Лаврухин, председатель совета Центра гуманитарных программ, убежден, что для развития социального предпринимательства необходима серьезная господдержка. «В нашем центре два штатных сотрудника. Все пожертвования мы передаем на лечение детей, не удерживая разрешенных по законодательству 20% на содержание центра. У нас просто не хватит ни физических, ни финансовых возможностей, чтобы придумать дополнительные услуги или направления деятельности, на которых мы могли бы что-то зарабатывать», — признается Лаврухин. Обойти неизбежность По словам Лаврухина, они рассматривали проект проведения аукциона детских рисунков, но после консультации с юристом пока от идеи отказались: подобное получение средств благотворительным фондом уже будет считаться предпринимательской деятельностью и облагаться высоким налогом. Игорь Симонов, юрист московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры», поясняет, что НКО имеет право осуществлять предпринимательскую деятельность исключительно для обеспечения деятельности, прописанной в уставе. Применение упрощенной системы налогообложения, которую зачастую используют коммерческие структуры и частные предприниматели, подойдет для НКО и благотворительных компаний, но конкретная схема должна подбираться в каждом случае отдельно в зависимости от формы НКО. «Мы провели три аукциона, — рассказывает Федермессер. — Самый масштабный, в сентябре 2008 г., принес фонду 250 000 евро». Федермессер договорилась с аукционным домом «Совком» — он выступил организатором аукциона, а потом вырученные средства перевел на счет фонда как пожертвование. Такая схема помогла «Вере» спасти около 42% собранных средств, которые ушли бы на налоги в том случае, если бы фонд проводил аукцион самостоятельно. Не стал фонд сам заниматься и изданием книги: заключили лицензионный договор с «Эксмо», согласно которому с каждой книги фонд получил по 100 руб. Первичный тираж — 35 000. «Сначала у нас была идея продавать книгу самим, но, когда вникли в тему, поняли, что для этого нужен огромный штат. А нас в фонде трое, — говорит Нюта. — Главный бонус в том, что издательство согласилось перечислить нам всю сумму с тиража сразу — 3,5 млн руб. Еще около полумиллиона рублей заработали, продав с аукциона несколько книг в ручном переплете». Уменьшить налоговое бремя удалось благодаря переходу на систему упрощенного налогообложения. Помочь на старте «Главный смысл термина “социальное предпринимательство” — это совмещение предпринимательского подхода и социальной миссии, — рассказывает Ирина Павлова, руководитель дирекции разработки программ фонда “Наше будущее”. — Есть ли таковое в России вообще? На этот вопрос мы ответили, организовав в прошлом году пилотный конкурс проектов. Ярким примером я бы назвала Алексея Налогина, который, оказавшись в инвалидном кресле, не отчаялся, а занял активную позицию, сам разработал систему “Доспехи”, дающую возможность вновь встать на ноги. А затем организовал производство и помогает таким же, как он». 31 марта в 10 регионах стартовал первый региональный конкурс проектов в сфере социального предпринимательства. Организатор — фонд «Наше будущее» рассчитывает, что в конкурсе примет участие около 100 проектов. По итогам конкурса фонд выберет 5-6 проектов, на финансирование которых выделено 20 млн руб. Создать условия Основатель Senior Hotel Group Николай Кобляков убежден, что социальным может быть и проект, рассчитанный на извлечение прибыли, и что, например, его компания со временем сможет стать альтернативой государственной системе социального обслуживания. Пока она просто выиграла тендер на обслуживание населения в трех округах Москвы. По словам Коблякова, сегодня в России работает 1500 домов престарелых, в которых живут 22 000 человек (для сравнения: во Франции таких домов — 7000, там проживает около 600 000). «Чтобы решить проблему нехватки мест (а в России очереди дожидаются 20 000 стариков), число домов престарелых надо увеличить до 4000. У государства на это инвестиционных ресурсов нет. Задача государства — создать условия для инвестиций в развитие инфраструктуры социальных служб», — настаивает Кобляков. Его компания уже инвестировала $4 млн в строительство двух домов. Первым открылся элитный геронтологический центр, содержание одного человека в котором стоит 150 000 руб. в месяц. По соседству введен в эксплуатацию более бюджетный вариант — за 30 000 руб. в месяц. «В Москве на содержание одного человека в государственном доме престарелых выделяется 50 000 руб. в год. Наша цена ниже. И если в стране будет работать 122-й федеральный закон, в котором говорится, что социальная служба вне зависимости от формы собственности пользуется поддержкой государства, и бабушка сама сможет выбирать между частным домом и государственным, то инвесторы придут в эту нишу, — уверен Кобляков, юрист по образованию. — Но в Москве действует собственный закон, по которому на бюджетную поддержку могут рассчитывать только те, кто выберет муниципальный дом престарелых. На мой взгляд, как юриста, это прямое нарушение федерального закона».

Источник: Ведомости 08.04.2009, №62 (2332)

Автор: Римма Авшалумова

Дата публикации: 14 апреля 2009

#благотворительность #нко #социальное предпринимательство

 354   72  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно