Социальное предпринимательство: бизнес ради общественного блага?

 

Бутилированная вода One – бренд, который лег в основу успешного социального проекта

Бутилированная вода One – бренд, который лег в основу успешного социального проекта. Принято считать, что бизнес и благотворительность – два абсолютно разных занятия. Делать деньги – это одно, а раздавать их – совсем другое. Сначала все мы учимся зарабатывать. Потом те из нас, кто хочет помочь обществу, жертвуют часть (иногда весьма значительную) своего заработка на общественные и благотворительные проекты.

А что, если соединить эти два процесса и применить бизнес-подходы к созиданию общественного блага?

Именно такая идея родилась однажды в компании друзей, встретившихся вечером в баре. Они придумали проект по выводу на рынок бутилированной воды марки One, весь доход от продаж которой должен направляться на обеспечение питьевой водой населения Африки. Управляющий директор проекта Дункан Гуз, когда-то работавший в области рекламы, поясняет: «Есть не так уж много способов по продвижению бутилированной воды на рынке. Наш товар – всего лишь обычная чистая вода в простой пластиковой таре. Можно поменять дизайн крышки, «поиграть» с этикеткой - не более. Однако правильно сформулированная цель проекта - обеспечение водой нуждающихся в Африке - становится прекрасным двигателем продаж».

Проект Play Pumps в действииПроект Play Pumps в действии

И этот механизм действует! По популярности у потребителей марка One практически не уступает таким раскрученным брендам, как Evian и Perrier, в то время как вся прибыль уходит на поддержку необычного гуманитарного проекта – Play Pumps. Создатели этой оригинальной и красивой идеи придумали особый механизм подачи воды в маленькие африканские городки и деревни: насос соединяется с дворовой каруселью, и дети, катаясь и вращая ее, способствуют накачке воды из скважины в специальный резервуар, расположенный поблизости и поднятый на несколько метров над землей. Оттуда уже жители деревни легко разливают питьевую воду по канистрам и уносят домой. Просто и экологично.

Рост и разнообразие

Создатели марки One Water заявляют, что открыли доступ к чистой и безопасной для здоровья питьевой воде примерно миллиону жителей жаркого континента. Сейчас инициаторы этого проекта начали создавать новые бренды, которые также служат социальным целям. Проекты стали «размножаться»: появились особая, обогащенная витаминами вода One, туалетная бумага, гель для мытья рук одноименной марки. Продажи всех этих товаров призваны способствовать развитию микрофинансирования в Африке. 

 Подобная инициатива британцев – не единственная в своем роде. Есть и другие похожие истории. Так, проект Pants To Poverty (буквально: «Купи хлопковое белье – помоги в борьбе с бедностью) предполагает, что европейцы, покупая нижнее белье из натуральной ткани, тем самым поддерживают фермеров – производителей хлопка в Индии. Или другой пример. Авторы проекта Bikeworks решили открыть свой маленький офис в самом сердце неблагополучного лондонского района Ист-Энд. Они работают с бездомными и безработными, годами не имеющими возможности найти себе заработок, – учат их чинить и продавать велосипеды.

«Купи хлопковое белье – помоги в борьбе с бедностью». Провокационная реклама проекта, направленного на поддержку индийских фермеров.«Купи хлопковое белье - помоги в борьбе с бедностью». Провокационная реклама проекта, направленного на поддержку индийских фермеров.

Социальных предпринимателей трудно сосчитать. Если учитывать только тех, кого статистические службы Великобритании причисляют к «предприятиям, работающим в общественной и социальной сфере», их окажется около 4500. Однако, вероятно, гораздо больше предпринимателей сами причислили бы себя к разряду социальных. Таковыми сочли бы себя очень разные организации. Некоторые представляют собой настоящий «жесткий» и доходный бизнес, который тем не менее всю прибыль направляет на инициированные им же благотворительные проекты. Для других производство социальных товаров и услуг - небольшая часть основного бизнеса. Третьи работают в социальной сфере по муниципальному заказу. А иные скорее напоминают благотворительные фонды, при этом использующие ряд бизнес-технологий.

Так, например, британская благотворительная организация Mencap, помогающая людям с проблемами обучения, лишь 10% своих средств получает от благотворителей. Остальные ресурсы для реализации своей основной миссии она аккумулирует благодаря коммерческой деятельности

Размытые границы

Некоторых экспертов смущает тот факт, что социальное предпринимательство размывает четкую грань между бизнесом и некоммерческими объединениями. Профессор Анил Карнани из Бизнес-школы Росса, подразделения Мичиганского университета, считает, что нужно строго разделять организации, ориентированные на получение прибыли, и те, которые работают на общественном и благотворительном поприще. «Бизнес живет по своим законам, а общество - по своим. И это нормально. Нет нужды смешивать некоммерческую и коммерческую деятельность», - подчеркивает Карнани. - Зачем придумывать специальный бизнес, который трудится одновременно и ради прибыли, и ради общего блага? Здесь может возникнуть конфликт управления: кто будет принимать стратегические решения, касающиеся развития и приоритетов такого бизнеса – инвестор, менеджер или благотворитель?»

Есть и еще одна трудность. Если невозможно дать четкое определение, какой именно бизнес является социальным, государству будет трудно помогать ему и регулировать его. Так, например, неизбежно встанет вопрос, каким критериям следовать при предоставлении налоговых льгот.

И все же проекты в области социального предпринимательства продолжают оставаться весьма привлекательными для многих, причем не только для молодых идеалистов, но и для опытных инвесторов.

Одно из подтверждений тому – история HCT, транспортной компании, занимающейся автобусными перевозками и около 30% своей прибыли вкладывающей в проекты по предоставлению особых транспортных услуг пожилым людям и людям с ограниченными возможностями. В последнее время компания активно росла – примерно на 20% в год. Однако год назад, когда ей потребовался заем для обновления парка автобусов, возникли проблемы. Обычные инвесторы ждали слишком высокой доходности вложений, и HCТ такие кредиты были не по карману. Тогда Дэй Пауэлл, управляющий директор компании, обратился за «социальным займом»: «Социальный эффект, который дает наша работа, «зачитывается» нам как обслуживание кредита, помимо финансового обслуживания, которое также существует, - рассказывает он. - Мы вместе с инвесторами разрабатываем социальные цели, которых хотели бы достичь в течение года, и ежеквартально отчитываемся о проделанной работе. Если задачи не решаются, это теоретически может быть для нас равноценно дефолту по кредитным обязательствам».

Инвестиции или субсидии?

Социальный заем HCТ получила от венчурной финансовой компании Bridges Community Ventures. Ее исполнительный директор Энтони Росс имеет большой опыт в области традиционных венчурных инвестиций, то есть в сфере, где инвесторы привыкли получать от проектов большую отдачу и ожидают их быстрого роста. Однако при построении компании Bridges Энтони столкнулся с тем, что предлагает своим клиентам совсем иной продукт. «Их очень привлекает возможность вложиться именно в социальное предприятие. По мере роста оно зарабатывает средства для возврата средств, а затем те же инвесторы используют этот капитал для поддержки другого социального предпринимателя».

Потенциальные инвесторы здесь – это, как правило, представители обычного высокодоходного бизнеса, которые просто хотят сделать что-то полезное, помочь обществу. Однако их помощь принимает форму тоже своего рода бизнеса, что и оказывается для этих людей крайне привлекательным.

Впрочем, профессор Карнани думает, что они идут неверным путем. «На самом деле, когда мы говорим о социальном бизнесе, речь идет о предприятиях, которые не зарабатывают достаточно для того, чтобы участвовать в нормальной рыночной конкуренции. Часть своего капитала они получают практически как некую субсидию, – комментирует он эту ситуацию. – При этом инвесторы готовы смириться с более низким доходом от своих вложений. Получается, что в данном случае они выступают не как инвесторы, а отчасти как жертвователи».

«Вместо того чтобы смешивать благотворительность и коммерческую деятельность, автобусная компания могла вести обычный прибыльный транспортный бизнес, – продолжает профессор Карнани. – А акционеры, получив хорошую прибыль, могли бы уже сами решать, куда направить деньги – например, в отдельный социальный проект. Поэтому я и не понимаю, зачем вместе заниматься и тем и другим».

И все же социальных предпринимателей, кажется, не смущает смешение видов деятельности. Какие бы определения мы им ни давали, очевидно одно: ряды их растут. Большинство людей, наверное, сочтут, что формулировки – не самое главное. Важнее то, что такой бизнес способен добиться собственного процветания и одновременно сделать немного лучше и здоровее ту социальную среду, в которой он обитает.



Источник: BBC World News

Перевод Ирины Крейниной

Автор: Джеми Робертсон, BBC World News

Дата публикации: 31 января 2011

#bbc #социальное предпринимательство #бизнес или благотворительность

 811   13  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно