Темное дело

Офтальмолог Игорь Медведев первым в России открыл ресторан, где люди обедают в полной темноте. Успешный бизнес, связанный с миром слепых, заинтересовал других предпринимателей. Но им пришлось искать для себя новые ниши.

"Поднимите руки, кто хочет выйти!" — кричит официант Сергей Харламов. Все смеются, некоторые, кажется, поднимают руки. В этом я не уверена, потому что все происходит в полной темноте. Посетители осторожно встают из-за столов, кладут руки друг другу на плечи, Сергей паровозиком выводит их из зала ресторана "В темноте?".

В этом московском ресторане зрячие на полтора часа могут почувствовать себя слепыми: люди обедают в темноте, их обслуживают незрячие официанты. Посетители теряются, не могут самостоятельно найти ни стул, ни салфетку, ни вилку. Слепые им во всем помогают: только они в этом зале чувствуют себя уверенно. "Мы здесь не официанты,— говорит Сергей Харламов.— Мы гиды по темному миру".

Раньше Харламов был обычным официантом, а после учебы в кулинарном училище — ресторанным поваром. Когда он из-за болезни ослеп, стал брать надомную работу. Ему привозили мешки булавок, он собирал из них комплекты: открывал одну булавку, нанизывал на нее пять других, закрывал. За день получалось заработать 100-150 руб. Потом устроился в call-центр — там получал уже 13 тыс. руб. в месяц. В ресторан его позвали полтора года назад. Эту работу Харламов считает "шикарной". С чаевыми официанты здесь зарабатывают до 50 тыс. руб. в месяц. Для сравнения: на московских предприятиях Всероссийского общества слепых средняя месячная зарплата — 10,3 тыс. руб. Незрячие официанты любят свою работу не только из-за денег, гораздо важнее для них — быть нужными. Некоторые люди посещают ресторан не для развлечения, они хотят понять, каково это — быть слепым. Однажды в ресторан пришли супруги, у которых одна дочь слепая, а вторая слабовидящая. "Они хотели узнать, что чувствуют их девочки,— рассказывает Харламов.— Тогда был неполный зал, мы с другими официантами смогли присесть рядом с ними и поговорить".

Прощайте, доктор Чехов

Вода на ощупь. На кухне напитки разливают в стаканы разной формы, чтобы слепые официанты их не перепутали
Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ
Офтальмолог Игорь Медведев, владелец многопрофильной клиники "Международный центр охраны здоровья Игоря Медведева", в 2006 году задумал открыть в здании клиники ресторан. Бизнесмен хотел, чтобы днем заведение работало как столовая для сотрудников клиники, а вечером — как ресторан для сторонних посетителей. Медведев арендовал помещение 300 кв. м. Он решил назвать ресторан "Доктор Чехов" и стал продумывать его концепцию. Тут кто-то из знакомых показал ему газетную вырезку, где было написано о парижском ресторане Dans le Noir? (франц. "в темноте"), который и стал прототипом московского заведения.

Задумка французов восхитила Медведева. Она была оригинальной и позволяла дать работу слепым, чьи проблемы заботили офтальмолога. "Как я сам до этого не додумался?" — спрашивал себя врач. Он тут же отправился к Эдуарду де Бролье, который запустил Dans le Noir? в 2004 году. Медведев приобрел франшизу на открытие аналогичных ресторанов в СНГ (по информации СМИ, она стоила 50 тыс. евро). Московский ресторан, запущенный в ноябре 2006 года, стал третьим заведением сети после ресторанов в Париже и Лондоне.

Осенью 2011 года закончился пятилетний франчайзинговый контракт с французской компанией Ethik Investment, принадлежащей де Бролье, и Медведев не стал его продлевать. Он просто перевел название ресторана Dans le Noir? на русский язык и продолжил работу. Сейчас заведения Dans le Noir? работают в Лондоне, Барселоне, Нью-Йорке. Осенью 2011 года второй российский ресторан открылся в Санкт-Петербурге. Заведения с подобной концепцией есть в Берлине, Цюрихе и других городах, говорит управляющий московского ресторана "В темноте?" Виталий Смирнов.

Арендованное для "Доктора Чехова" помещение с залами на первом и цокольном этажах клиники как раз подходило для Dans le Noir?. В цоколе оборудовали темный зал — в нем нет ни одного окна, на первом этаже расположили светлые ресторанные залы. Как и задумывал Медведев, его заведение работает и как столовая, и как ресторан.

Стать официантами захотели многие: слепым в России сложно найти интересную, хорошо оплачиваемую работу. Но требования к соискателям были высокие. "Мы берем людей, которые хотят жить активно, работать и зарабатывать,— рассказывает Смирнов.— А таких среди слепых, к сожалению, мало". Другие качества, необходимые официантам,— коммуникабельность, чувство юмора, начитанность, молодость (всю смену нужно быть на ногах). На обучение нового работника уходит минимум три месяца. Сейчас в ресторане работают восемь незрячих официантов.

Ошибиться при выборе официанта нельзя: по негласному правилу слепых сотрудников не увольняют. "Зрячий работник легко может найти другое место, а для слепого потеря работы будет крайне болезненной",— поясняет Смирнов. Поэтому ему приходится мириться, например, с прогулами сотрудников: у некоторых бывают депрессии, из-за чего они не выходят на работу. С ними Смирнов проводит разъяснительные беседы.

Игра вслепую

Врач-ресторатор. Неожиданно для себя врач Медведев стал ресторатором
Фото: Дмитрий Тихомиров, Коммерсантъ
"Мам, какой у тебя десерт?" — "Не знаю",— доносится до меня диалог соседей по столу. Определить, что находится у тебя на тарелке, действительно непросто. Случайно проглотив васаби, я быстро шарю пальцами по тарелке в поисках роллов — заесть.

Люди в темном зале не знают, что они будут есть. Перед сеансом (так называют обед или ужин в темном зале) им предлагают выбрать меню: белое (блюда из всех продуктов), красное (мясное), синее (рыба и морепродукты), зеленое (вегетарианское) или желтое (блюда японской кухни). Но посетители не знают, какие именно блюда им принесут. И только после сеанса клиентам показывают подробное меню — с фотографиями блюд, которые они ели.

"Еда в темноте, меню-сюрприз — хорошие фишки,— говорит директор петербургского Института ресторанных технологий Кадрина Айситулина.— Но клиент придет ради них один раз, максимум два — во второй раз приведет знакомых. Потом ему станет неинтересно".

В темном зале есть и общие столы, где соседями становятся незнакомые люди. В темноте им проще начать общаться, а после выхода на свет они с интересом разглядывают друг друга. Такие необычные знакомства — еще одна особенность заведения. Чтобы привлекать больше клиентов, Смирнов выпускает подарочные сертификаты. Например, "Сертификат на знакомство". Мужчина и женщина, пришедшие по ним, знакомятся за столом в темноте. Правда, такие сертификаты — головная боль управляющего: Смирнов рекламирует эту услугу в брачных агентствах, но мужчин все равно всегда меньше, чем женщин. "Женщины любят ушами, а мужчины — глазами",— говорит Смирнов. Если мужчину на свидание найти не удается, управляющий отправляет туда своих незрячих официантов.

Смирнов говорит, что ресторан рентабельный, но конкретные цифры не называет. Не раскрывают их и в петербургском Dans le Noir?. По оценке Кадрины Айситулиной, которая неоднократно бывала в петербургском ресторане, заполняемость таких заведений составляет 65-70%. В темном зале московского ресторана 60 мест, в будни проводятся три сеанса, в выходные — четыре. При среднем чеке 2 тыс. руб. выручка московского ресторана, по расчетам СФ, составляет более 7,5 млн руб. в месяц.

Темная сторона бизнеса

Рестораны Dans le Noir? решают две важные задачи. Во-первых, помогают зрячим людям понять слепых. В петербургский ресторан, например, часто приводят детей, чтобы научить их быть терпимее к бабушкам и дедушкам, теряющим зрение. Во-вторых, рестораны дают слепым интересную работу. Правда, трудоустроиться туда могут единицы — ресторан, у которого нет постоянной клиентуры, не нуждается в большом количестве сотрудников. В петербургском заведении, как и в московском, работают восемь слепых официантов. Управляющие этих ресторанов уверены, что в каждой столице успешно работать может лишь одно такое заведение. Исполнительный директор компании Restcon Андрей Петраков считает, что открыть подобные рестораны можно и в некоторых российских миллионниках.

Управляющие московского и петербургского ресторанов придумывают новые варианты работы в темноте. В столице играть в темном зале иногда приглашают незрячих музыкантов. У Смирнова есть идея пригласить слепого художника, который будет рисовать портреты клиентов. Слепые художники ощупывают лицо человека, а потом рисуют его красками на холсте. Менеджер петербургского ресторана Раиса Горева пытается организовывать выездные мероприятия: кейтеринг на день рождения, свадьбы и корпоративы. "В темноте очень интересно: музыка по-другому воспринимается, голос. Мы уже проводим в темноте концерты, тимбилдинги, думаем о бизнес-тренингах".

Бизнес-тренинги в темноте организует в Москве компания "Маркеткомпас" Тцв3см обиаса Райзнера. Ей принадлежит франшиза немецкой Dialogue Social Enterprise на проведение в России тренингов под брэндом Dialogue in the Dark (англ. "диалог в темноте"). Бизнес-тренинги в абсолютной темноте ведут слепые педагоги и психологи. Райзнер запустил проект в России в феврале этого года. В "Маркеткомпасе" работают восемь незрячих тренеров, на чьих тренингах за полгода побывало около тысячи человек. Один из тренингов по сплочению команды заказала Coca-Cola — компания прислала своих волонтеров накануне их поездки на лондонскую Олимпиаду.

Еще одна концепция бизнеса, связанного с миром слепых, есть у французской Ethik Investment. Компания продает франшизы на спа-салон "в темноте". Представитель Всероссийского общества слепых Антон Федотов рассказывает, что к ним обращались бизнесмены, желающие запустить такие салоны. Но слепые массажисты отказались с ними сотрудничать: они не хотят отдавать владельцу салона часть заработанных денег.

Более масштабные проекты за рубежом запускают представители Dialogue Social Enterprise — они не только занимаются организацией бизнес-тренингов, но и создают музеи. В помещениях на сотни квадратных метров посетители в темноте преодолевают различные препятствия: садятся в лодку, проходят по висячему мостику и т. д. Тобиас Райзнер собирается открыть такой музей в Петербурге.

Эксперт

Светлана Кулагина, главный исполнительный директор по малому бизнесу банка "Уралсиб":

— О тесной взаимосвязи добродетельности и благополучной жизни говорил еще Адам Смит, один из родоначальников современной экономической теории: "Каким бы эгоистичным ни казался человек, в его природе явно заложены определенные законы, заставляющие его интересоваться судьбой других и считать их счастье необходимым для себя". Идея врача-офтальмолога Игоря Медведева открыть в Москве ресторан, в котором люди едят в полной темноте и их обслуживают слепые официанты, является, безусловно, уникальной для создания собственного бизнеса с социальным компонентом. Предприниматель нашел удачный компромисс между получением прибыли и решением социальных проблем.

Незрячим людям непросто адаптироваться к жизни в обществе, несмотря на современные техники обучения и программы социализации. Таким людям очень нужна помощь. К сожалению, в нашей стране немного предпринимателей, готовых предложить работу людям с нарушением зрения. Игорь не только трудоустроил слепых людей, дал им возможность строить свою жизнь самостоятельно, но и показал зрячим, каково находиться в мире без света, не видеть своих родных и близких, осознавать свою беспомощность, есть, чувствуя только вкус и запах. Такие моменты запоминаются, переворачивают сознание, приводят к переоценке ценностей. Помнить о слепых мы должны всегда, чтобы ни делали — строили дороги, магазины, кафе, библиотеки, музеи и т. д. Это важная социальная задача, требующая к себе пристального внимания, в том числе на законодательном уровне. В ее решении помощь может и должен оказать малый бизнес. Стимулирование и развитие программ поддержки малых предприятий со стороны государства и банков позволят обеспечить население дополнительными рабочими местами, увеличить занятость социально незащищенных слоев общества.

 

Автор: Ксения Шамакина

Дата публикации: 6 сентября 2012

#ресторан в темноте #игорь медведев #москва

 1123   103  
Вам может быть интересно