Видеть человека за статусом «бездомный»

В 2015 году петербургская благотворительная организация «Ночлежка» отметит свой четвертьвековой юбилей. В преддверии серьезной даты Григорий Свердлин, директор «Ночлежки», рассказал порталу «Новый бизнес» о том, как появилась эта благотворительная организация, как ей удавалось все эти годы привлекать жертвователей и как сегодняшняя работа «Ночлежки» коррелирует с нуждами подопечных.

В нынешнем году у «Ночлежки» юбилей. А расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось?

В 90-м году в Ленинграде действовала система продовольственных карточек. Тогда люди, не имеющие регистрации, не могли получить эти талоны. Вслух об этом не говорили, но было понятно: бездомным грозит голодная смерть. В тот момент группа добровольцев решила, что надо действовать. Эти люди начали готовить еду у себя дома, развозить ее по городу на машине и кормить бездомных (впоследствии из этой деятельности вырос проект «Ночной автобус»), а параллельно добились приема у вице-мэра города и договорились о том, чтобы жители Ленинграда, не имеющие регистрации, смогли получать и отоваривать карточки.

В дальнейшем у организации появилась комната на Пушкинской, 10, позже — подвал на Синопской набережной (в нем располагался прообраз нынешнего приюта и Консультационной службы), а в 2005 году у «Ночлежки» появилось здание по адресу Боровая, 112 Б, где сейчас располагаются почти все наши проекты.
Основная идея деятельности «Ночлежки» состоит в том, чтобы помочь человеку выбраться с улицы. А если это невозможно, то мы стараемся сделать все, чтобы помочь человеку лучше жить на улице. К примеру, если у нашего подопечного нет пенсии, то специалисты «Ночлежки» помогут ему восстановить документы и оформить денежное пособие.

Существует ли в сегодняшней деятельности «Ночлежки» какой-то алгоритм?

Да, у «Ночлежки» есть большие гуманитарные проекты, которые являются отправной точкой для других проектов. Я говорю про «Ночной автобус» (он кормит 120–200 людей каждый вечер) и пункты обогрева — большие отапливаемые палатки, на  50 человек каждая. Обратившись к сотрудникам «Ночного автобуса» или придя в пункт обогрева, люди получают не только помощь, но и информацию о том, куда им можно обратиться дальше. После чего наши подопечные приходят за помощью к социальным работникам или юристам в Консультационную службу. В Консультационной службе дают советы всем, кто обращается, и при этом берут на сопровождение тех, кто в этом нуждается (как правило, сопровождение — это долговременный процесс разрешения сложностей, стоящих перед человеком). Часть людей, взятых на сопровождение, попадает в приют (он рассчитан на 52 человека).
Чуть выше уровня гуманитарных проектов находится уровень реабилитационной помощи и помощи в ресоциализации.

Еще уровнем выше стоит наша деятельность в области защиты прав — я имею в виду защиту прав не конкретных людей, а всей категории в целом (так, благодаря «Ночлежке» люди, не имеющие регистрации  в Петербурге, могут получить медицинский полис. В результате каждый год 5-10 тысяч человек без регистрации получают полис, а вместе с ним — право на медицинскую помощь).

Еще одно направление деятельности «Ночлежки», связанное с помощью группе наших подопечных в целом — работа с общественным мнением. Мы рассказываем широким слоям общественности о том, почему люди оказываются на улице, и как помочь им с этой улицы выбраться.

Кстати, даже невооруженным взглядом заметно, что общественное мнение по отношению к бездомным с каждым годом меняется в лучшую сторону.

Увы, нет справедливых исследований, на основании которых можно было бы сопоставить, каким было отношение жителей города к бездомным до 1990 года и сейчас.  Я могу опираться только на свое мнение и мнение коллег: нам тоже кажется, что люди стали более толерантны, чем раньше. Мы принимаем больше звонков с предложениями помочь или пожертвовать вещи, у нас больше волонтеров, которые хотят принять участие в наших проектах (мы  видим увеличение количества волонтеров не только в «Ночлежке», но и у коллег, то есть имеет место некий бум благотворительности). Кроме того, увеличиваются пожертвования нашей организации, правда, они связаны с общественным мнением не напрямую, а серьезно зависят от того, насколько активно мы привлекаем пожертвования, сколько инструментов для сбора пожертвований используем. Но тем не менее: за последние 5 лет доля частных и корпоративных пожертвований в нашем бюджете выросла с 5 % до 40 %.

А расскажите, как привлекаются пожертвования. Есть ли у вас какие-то свои секреты в этой области?

Всем благотворительным организациям мира ясно, что не надо ждать, пока тебе пожертвуют деньги, а надо привлекать внимание к себе и проблемам, которые организация старается решить. А когда несколько лет назад стало очевидно, что крупные благотворительные фонды из России или уходят, или сворачивают свою деятельность, а рассчитывать на поддержку со стороны государства нам никогда особенно не приходилось, то грамотное привлечение пожертвований стало вопросом выживания. Мы начали развивать разные платежные инструменты: так появились кнопки в платежных терминалах, новый сайт (и возможность пожертвовать деньги на сайте разными способами — карточками или с помощью электронных кошельков) и копилки в организациях (сейчас у нас их около 140). А еще мы занимаемся социальным предпринимательством — зарабатываем на сувенирах и на организации благотворительных мероприятий.

Когда заходит речь про организуемые «Ночлежкой» благотворительные мероприятия, первая ассоциация, которая приходит в голову — благотворительный музыкальный фестиваль «Ночлежка Fest».

Да, «Ночлежка Fest» — это самый громкий проект среди мероприятий «Ночлежки». Но с точки зрения трудоёмкости этого проекта у нас не получается проводить фестиваль чаще чем раз в год: над его организацией работает целая команда! Зато в течение года мы проводим несколько локальных мероприятий, таких как январский концерт классической музыки в Петрикирхе

Расскажите о фестивале «Ночлежка Fest» и о других ваших проектах в аспекте социального предпринимательства.

Вы правильно поняли: «Ночлежка Fest» — наше самое успешное мероприятие в формате, где человек не просто жертвует нам деньги, а что-то за это получает. А кроме организации благотворительных мероприятий в области социального предпринимательства у «Ночлежки» в активе есть сувенирная продукция, деньги от выручки которой мы перечисляем на благотворительность, и услуги, которые мы оказываем населению и что-то за это получаем: к примеру, мы договорились с двумя районными администрациями, что они компенсируют нам работу «Ночного автобуса», который в этих районах кормит людей.

Возвращаясь к фестивалю «Ночлежка Fest»: интересна его история и то, как проходит процесс его организации.

Все началось в 2007 году, когда «Ночлежка» провела музыкальный фестиваль, который стал предшественником «Ночлежка Fest’а». Тот фестиваль прошел неплохо, но с точки зрения привлечения средств был провальным — деньги, которые удалось привлечь, едва окупили расходы на организацию концерта. В 2011 году мы провели фестиваль «Ночь маяков» — в тот раз мы ошиблись с форматом. Мероприятие, которое мы проводили в ресторане, было рассчитано на состоятельных людей, перед которыми выступали исполнители.

Наконец, в 2012 году звезды сошлись правильно, мы определились с форматом будущего мероприятия (рок-фестиваль) и звезд, представляющих его (на первом концерте выступили Борис Гребенщиков, Юрий Шевчук, Маркшайдер Кунст и Zorge), и вот уже три года подряд мы проводим успешные «Ночлежка Fest’ы».

Для организации фестиваля формируется команда, частично состоящая из сотрудников, а частично из волонтеров организации. Несколько месяцев, разделив зоны ответственности, команда работает, стараясь, с одной стороны, сэкономить деньги организации, с другой — делая акцент на том, чтобы все, кто был занят в проекте, были профессионалами. Примерно за полгода до концерта мы определяем потенциальный состав участников, привлекаем спонсоров, которые готовы спонсировать приезд артистов и деньги на аренду оборудования, а также договариваемся с площадкой, для которой это мероприятие будет ценно с точки зрения PR. Если говорить о деньгах, то на самом успешном фестивале «Ночлежка Fest» нам было пожертвовано около 900 тысяч рублей, а на концерте в Петрикирхе (мероприятия такого формата готовятся около месяца, и в их подготовке плотно задействованы 2-3 человека) — 116 тысяч.

Есть ли западный опыт, на который вы ориентируетесь?

Мы осознаем, что не мы первые придумали благотворительные музыкальные фестивали, и ориентируемся при их организации как на западный, так и на российский опыт. Ничего совсем нового мы не придумали, все, что мы делаем, так или иначе фигурировало у коллег. Немного отвлекусь от темы музыкальных фестивалей: помните нашу акцию «Эспресс-помощь», когда кафе города объявили, что все деньги, потраченные посетителями на эспрессо, будут переданы на поддержку реабилитационного приюта? Эту идею мы придумали сами, но я уверен, что в мире подобная акция проводилась не раз. Мы являемся авторами большого количества социальной рекламы и разных акций, но вряд ли мы при этом изобрели какой-то велосипед. Вы видели наш ролик с элементами анимации «Ой мороз, мороз» в ютьюбе? Посмотрите! Там больше 200 тысяч просмотров, и благодаря этому ролику мы собрали около полумиллиона рублей, что для нас — куча денег. Так вот: в самом вирусном ролике никакого новшества нет, но то, что он был создан с участием мэтров рок-музыки и как анимирован — это наша идея и заслуга.

Я как посетитель сайта «Ночлежка» хочу сделать вам комплимент. Я была покорена тем, что, заходя на сайт, вижу не безликую информацию, не цифры-факты, а лица людей и историю каждого отдельного человека.  

Да, посетителям сайта и людям, которые хотят что-то узнать про «Ночлежку», важно видеть истории людей и результаты нашего сотрудничества. Мы довольно давно стали выкладывать такие истории на сайт. Сейчас сайт обновляется, и вскоре, в его новой версии, мы будем выкладывать не только истории людей, попавших на улицу, но и истории успеха, рассказывающие, как люди смогли с улицы выбраться. У нас таких историй довольно много, в год их случается около 200. В рамках этого же подхода мы выкладываем и на сайт, и в социальные сети свежую информацию о нашей работе: скольким людям в этом месяце наши социальные работники помогли устроиться на работу, например, или то, что мы ищем чьих-то родственников. А вообще, в том, чтобы видеть за статусом «бездомный» личность, человека, был и есть изначальный подход «Ночлежки».

Как происходит процесс социализации ваших подопечных?

В процессе социализации у нас задействовано немало людей: 2 юриста, 5 соцработников и 5 психологов-волонтеров, которые занимаются психологической помощью. У нас есть компьютерная база, созданная волонтерами, где учитываются люди, получившие консультации, и в которой специалисты пишут, как они планируют помогать   каждому конкретному подопечному. План может выглядеть, к примеру, так: «2 месяца — восстановление документов, последующие 2 месяца — поиск работы и помощь в этом поиске, еще 2 месяца — адаптация на работе и испытательный срок, далее – если человек живет в приюте — съем комнаты или койки в общежитии». Задачи в области социализации могут быть самые разные: к примеру, человек живет на улице, а мы помогаем ему устроиться в интернат. Но какой бы ни была задача, сам процесс социализации очень серьезный и непростой. 

Я недавно прочла автобиографичную книгу англичанина Джеймса Боуэна «Уличный кот по имени Боб», где главный герой рассказывает, как он стал продавцом газеты Big Issue и что для него это был чуть ли не единственный шанс получить работу. И я тут же вспомнила про газету «Путь домой»…

Газета «Путь домой» выпускалась «Ночлежкой» в 90-х годах. На определенном этапе это было здорово, но в 1997 году организация разделилась: отдельно стала существовать «Ночлежка», а отдельно — газета. Мы пришли к тому, что в долгосрочной перспективе гораздо эффективнее помогать людям с восстановлением документов, профобучением, с поиском работы и съемом жилья (или с поиском работы, которая подразумевает и проживание). А реализация газеты… это такой элемент нерегулярного и незначительного заработка, который не позволяет людям выбраться с улицы. К тому же, — увы! — по всему миру газеты, такие как «Путь домой», являются убыточными, на весь мир существует всего пара изданий, которые неплохо продаются и позволяют содержать штат сотрудников. Но при этом с точки зрения изменения общественного мнения, газета — отличная штука!

Один из основных секретов успеха любого дела — люди. Как сформировалась нынешняя команда «Ночлежки»?

Случайные люди в благотворительность попадают довольно редко, потому что высоких по сравнению с коммерческим сектором зарплат здесь нет, и уж если люди приходят в благотворительность, то точно не за деньгами. Но скрывать не стану: большинство сотрудников «Ночлежки» — это наши бывшие волонтеры. А уж среди волонтеров «Ночлежки» случайных людей точно нет, ведь если «просто волонтеры» обычно хотят помогать детям или собачкам, то дозреть до мысли, что взрослым людям (которые, к примеру, могут плохо пахнуть) тоже нужна помощь, могут не многие.

Есть ли в России организации, которые берут ваш опыт за основу своей деятельности?

Да, таких организаций много, причем не только общественных, но и государственных. Например, при организации в Петербурге государственных Домов ночного пребывания за основу были взяты приют и консультационные службы «Ночлежки» (другое дело, что в государственной сфере все преломляется через государственный бюрократический подход, и результат на выходе отстоит от оригинала довольно далеко). Например, в прошлом году к нам за помощью и консультациями обратились около 50 организаций и инициативных групп.

Наверное, нескромно так говорить, но «Ночлежка» в плане помощи бездомным — самая опытная организация и на сегодняшний момент самая большая в России. И мы стремимся распространять наш опыт: у нас на сайте выложены самые разнообразные полезные материалы — «Как запустить «Ночной автобус» в своем городе» или «Как лучше организовать работу Консультационной службы». Сейчас мы дописываем пособие по организации приюта. Мы понимаем, что помочь всем, нуждающимся в помощи, петербуржцам (не говоря о России в целом) «Ночлежка» не в силах. И потому, с одной стороны, мы взаимодействуем с органами власти (и совместно с ними улучшаем качество предоставления государственных услуг бездомным), а с другой – распространяем свой опыт среди коллег и стремимся, чтобы росло количество организаций, которые занимаются не только гуманитарной помощью (а сегодня среди организаций, помогающих бездомным, таких около 90—95 %), но и реабилитацией, и защитой прав своих подопечных. И, конечно, мы бы хотели, чтобы организаций, которые рождались и развивались, глядя на опыт «Ночлежки», было бы больше.

Автор: Ирина Форд

Дата публикации: 23 марта 2015

#ночлежка #социализация бездомных #милосердие #санкт-петербург #социальное предпринимательство #благотворительность #волонтерское движение

 640   123  
Вам может быть интересно