Юлия Шевелева: «Мне нужно четыре дня, чтобы изменить отношение человека»

По пути к центру «Подвал», где у меня была назначена встреча с Юлей, вспоминала о своих знакомых – взрослых и молодых людях, которые с восхищением отзывались о посещенных спектаклях. И всегда при этом брали себя за грудь, где находится сердце и говорили: «Ну, это что-то очень специальное. Это надо испытать».

Юлия Шевелева родилась в Москве. Закончила вокальное отделение училища имени Октябрьской революции и получила диплом солистки-народницы. Начинала кружковую работу при одном из районных домов пионеров Москвы, которая постепенно переросла в основное ее детище под названием «Подвал». Сегодня на сайте «Подвала» читаем: «Наша миссия: внести свой вклад в становление демократического общества, повышать гражданское самосознание детей и подростков, распространять идеи гуманизма и толерантности». Чем же была движима Юлия Семеновна на протяжении такого серьезного пути длинной более 20 лет, который начался от детского кружка, а теперь интенсивно разворачивается в историческом центре Москвы?
 

Социальный театр

 

Трудно точно сказать, что такое социальный театр, если он вообще существует. Но «Подвал» именно так и называют – и журналисты, и сами участники, и зрители, и сама Юля. В применении к «Подвалу» он означает несколько важных вещей. Во-первых, он – самодеятельный, то есть истинно народный (эхо ли специальности?). В нем играют дети-подростки, которым никто никогда не устраивает кастинг, просмотры, прослушивание и т. д. Никогда никто из изъявивших желание играть на сцене «Подвала» не сдавал экзамен и, соответственно, не получал отказа. В тех же спектаклях задействованы и их родители (тоже непрофессиональные актеры). А еще бывает так, что приходят в театр подростками, остаются, а потом приводят сюда своих детей. Если спектакль не с москвичами, то их тоже Юле не приходится отбирать. Как правило, ей просто передают или назначают «целевую группу». Театр их расковывает,  учит свободнее дышать, понимать себя и окружающих, уважать других (на самом деле), познавать жизнь, человеческую натуру и помыслы. А еще – менять собственное отношение и направлять его в позитивное, конструктивное, смыслообразующее русло. Главное – чтобы все получилось! «Каждый раз – новая дверь, идешь вверх по дорожке, которая идет вниз», – размышляет Юля.

Во-вторых, в своих постановках Юля всегда обращается к крайне злободневной теме, замешанной на барьерах в людских взаимоотношениях. На сцену выносятся вопросы, отражающую реальный раскол между двумя группами или отсутствие понимания, уважения, узнавания, т.д. в общественном сознании. К таким относится вопрос отношений между национальностями. Чтобы вы поверили, что затрагиваются действительно острые вопросы, назову национальности, чьи проблемные взаимоотношения «решались» постановками театра: армяне и азербайджанцы после Бакинских происшествий; ингуши и осетины после Беслана.

Оказавшись впервые в одной комнате с представителем «другой» группы, подросток может себя повести непредсказуемо. Он может отказаться участвовать в спектакле или вообще находиться в той же комнате. Потому что ненависть, страх, боль, горе этих детей – реальнее не бывает. Они потеряли родных, они готовы мстить и ненавидеть. Но пока ребенок растет, замечает Юля, ему можно еще помочь измениться, проникнуть в него на уровне чувств («С взрослыми-то сложнее. У них вокруг сердца такая защита выстроена!»). При этом надо понимать, что у любого подростка в программе театра есть выбор: он может и не меняться. Важно понимать, что ими не манипулируют, а оставляют свободный выбор.

– И сколько времени тебе нужно, чтобы изменить такое отношение в человеке? – задаю я вопрос и не жду ответа.

 

– Неделя… нет, на самом деле, мне нужно четыре дня… Но каждый раз – это заново. И каждый раз – может не получиться.

 

– А как же получается?

– А мне помогает Бог, – уверенно отвечает Юля. – Я человек верующий. Я не только даю, но и получаю. Надежду. Когда вижу, что человек меняется.

Или же – отношения детей и детей-сирот из интернатов, которые друг для друга существуют как непонятные или враждебные группы, либо не существуют и вовсе. Или еще: отношения «здоровых» детей и детей-инвалидов (правильно говорить – детей с ограниченными возможностями) – до недавнего времени очень неудобная для общества тема, практически табуированная. Еще одна из тем, которую Юля в «Подвале» подняла одна из первых, - ВИЧ-инфицированные, СПИД, нуждающиеся в поддержке, и все остальное враждебное или равнодушное общество. В результате – дети учатся узнавать друг друга и узнавать в другом, в первую очередь,  человека, который достоин уважения и поддержки. Мировоззрение этих детей иное – более толерантное, границы его шире. Они неумолимо становятся взрослыми, но взрослыми свободнее, справедливее, демократичнее тех, которые не проходили через специфический опыт социального театра.

Потому что и, в-третьих, возможно, самое важное, наиглавнейшее в социальном театре Юли Шевелевой это то, чем он отличается от профессионального. Юля считает, что главное в ее рецепте – возможность пережить состояние, чувство, мысль, что должно изменить человека, разрешить его внутренний конфликт. В театре «Подвал» подготовка к спектаклю и проживание спектакля его участниками и есть самоцель постановки. В этом случае это не просто игра, а если хотите – терапия, арт-терапия, или драма-терапия, педагогика в жизни-действии. Разучивая текст и входя в роль, репетируя, играя сам спектакль и проживая с другими актуальное время, все участники оказываются на выходе реально измененными. Успех достигается с помощью различных методов – дискуссий, переговоров, ролевого моделирования, разыгрывания и проживания реальных ситуаций. Подростки перестают считать других врагами, учатся прощать, договариваться, чувствовать чужую боль. Мир, вдруг, оказывается, другим. А еще возникает осознание того, что гражданское общество начинается с тебя. 

И так уже почти двадцать лет. Через рампу «Подвала» прошли сотни детей и подростков – участники театральных групп и семинаров, межнациональных программ и тренингов, благотворительных акций и дискуссионных клубов. Почти все они говорят, что «Подвал» многое изменил в их жизни. Цифра вроде не большая, но и работа штучная.

О Шевелевой знают в некоммерческой среде. Ее и «подвальцев» приглашают на постановки в Обнинск, Питер, Челябинск, на Северный Кавказ, т.д. Приглашение нацелено на нее – на Юлю Шевелеву как носителя методики изменений  человеческого отношения.  Она приезжает, работает с местными подростками и молодежью, а потом уезжает. А ее постановки ее остаются и идут с большим успехом.

Еще важно понимать, и Юля это подчеркивает, что она работает не одна, что заслуга в большой работе принадлежит не только ей, но и всей «потрясающей команде».

 

Те, кто парится


Юля не может точно сказать, откуда у нее такая тяга к примирению враждующих лагерей, не понимающих и не разговаривающих сознаний, холодных и недобрых отношений. Не припомнит ничего особенного из детства или юности. Однако замечает, что ее отец – «очень справедливый человек». Еще она говорит, что всегда очень остро ощущала несправедливость, так или иначе считает корнем несправедливости – недолюбленность. А значит – недостаток внимания. В «Подвале» она дает всем возможность компенсировать нехватку того или иного  и стать цельным человеком. При этом она – оптимист, она не любит бороться! Бороться, говорит Юля, это как будто жить со знаком «минус», как будто больше «не». «А я – не против, я – за. Я за больше добра!».

В начале встречи я минут двадцать рассказывала Юле о тех социальных предпринимателях, о которых знала из книг, статей, т.д. О том, чем и как они занимаются, каждый в своей стране и в своей области. Юля внимательно слушала, кивала, восхищалась. А потом коротко суммировала: «Понятно. Мои дети о таких говорят, что они парятся.  Парится – значит больше других надо».

Вот и Семеновна – так называют ее подвальские, – неустанна, ей тоже все надо. Есть амбиция сделать то, что никто не делал раньше. Или просто амбиция сложных задач. Парится, затевает невиданное. Как коренная москвичка очень хочет поставить перед москвичами вопрос об их отношении к мигрантам. Есть у нее тема и федерального значения. С представителями разных регионов она хотела побеседовать о том, как они представляют себе патриотизм. Страшно, но важно.
 
Июнь 2008
 

Специально для портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство»

Дополнительно по этой теме: http://podval-center.narod.ru.

Автор: Инга Пагава

Дата публикации: 1 июля 2008

#юлия шевелева

 1108   161  
Вам может быть интересно