Больше чем вложение

Продолжаем серию публикаций из спецномера журнала Forbes, посвященному импакт-инвестированию и социальному предпринимательству. Номер был подготовлен изданием совместно с Фондом "Наше будущее".

Закон о социальном предпринимательстве, принятый в России в июле 2019 года, особо выделяет эту сферу малого и среднего биз­неса. Но еще до законодательного закрепления самого понятия социальное предприни­мательство перестало быть в России чем-то диковинным, расширяется и пул инвесто­ров, которых волнует не только доходность проектов, но и их социальное воздействие.

О том, какие сферы интересны импакт-инвесторам и каково влияние инвестиций на со­циальную сферу, — в интервью директора Фонда региональных социальных программ "Наше будущее" Наталии Зверевой.

Ваш фонд много сделал для распространения со­циального предпринимательства и идеи импакт-инвестирования в России. Как меняется отношение крупного бизнеса к этой сфере?

Единомышленников с каждым годом у нас становит­ся все больше. Крупные компании обращаются в фонд, когда принимают решение поддержать социальных предпринимателей в регионах присутствия своей ор­ганизации. Для них мы проводим конкурсы среди со­циальных предпринимателей и обучающие программы. Подобные проекты мы реализовывали с ОМК, "Балти­кой", сейчас делаем проект с "Сибуром". Программа ОМК, например, была сконцентрирована на развитии предпринимательства на территории трех регионов, а "Балтика" хотела поддержать предприятия, которые помогают людям с ограниченными возможностями.

ПАО "ЛУКОЙЛ" реализует свою программу импакт-инвестиций в другой форме — предоставляет канал для сбыта продукции социальных предприятий на своих АЗС. Чтобы наладить этот механизм, мы за­пустили совместный проект "Больше, чем покупка" и помогаем продукции социальных предпринимателей дойти до заинтересованных покупателей.

Какие из инструментов для импакт-инвесторов считаете наиболее интересными и применимыми в российских условиях?

Займы наиболее эффективны на стадии создания и становления социальных предприятий, поэтому мы и выбрали их. Недавно Фонд "Наше будущее" и Фе­деральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства ("Корпорация МСП") заключили соглашение о сотрудничестве. Основная цель — пре­доставление возможности социальным предпринима­телям получить гарантию "Корпорации МСП" как до­полнительное обеспечение по займам.

Для активно растущих социальных предприятий возможно применение более широкого спектра инве­стиционных инструментов: долевое финансирование, мезонинное кредитование, концессионные соглаше­ния в рамках ГЧП. В настоящее время российские банки активно работают с регионами, предлагая ти­повые соглашения для реализации договоров ГЧП. Например, ХМАО — Югра с 2018 года реализует две совместные программы по разработке типовых "па­кетных" решений по ГЧП со Сбербанком и Газпром­банком. В результате в Югре по состоянию на конец 2018 года из 137 детских садов 67 было построено с применением механизмов государственно-частного партнерства.

Социальные облигации — это пока слишком слож­ный финансовый инструмент для нашей страны. Его применение требует большой подготовительной рабо­ты со стороны государства по расчету себестоимости единицы любого социального эффекта, который мо­жет быть предметом облигационной сделки.

Растет ли интерес инвесторов ктеме социального предпринимательства, когда есть внимание к ней со стороны региональных властей?

Безусловно, поддержка региональных властей очень много значит для социальных инвесторов. Они заин­тересованы в снижении рисков для своих инвестиций, в том числе административных барьеров для деятель­ности социальных предприятий, в которые они вклады­вают средства. Поэтому, если региональная власть ак­тивно демонстрирует нацеленность на поддержку таких предприятий, в том числе и в форме ГЧП, у инвестора больше уверенности в надежности своих вложений.

Мы видим сейчас большой интерес в нескольких регионах России к внедрению опыта, который мы на­копили в рамках совместного проекта Фонда "Наше будущее" с Правительством Югры по стимулированию негосударственных социальных инвестиций, который проводился в 2017-2018 годах.

В одном из интервью вы упоминали, что наиболь­ший социальный возврат на инвестиции показыва­ют проекты в сфере здравоохранения и гериатрии. Влияет ли высокий показатель социального эффек­та на готовность инвесторов вкладываться в то или иное направление?

Технологии в сфере здравоохранения в последние десятилетия тесно связаны с медицинской статисти­кой. В сфере медицины накоплено большое количество исследований, которые позволяют оценить социальное воздействие от деятельности конкретной медицинской организации на дальнейшую жизнь ее пациентов. С этим связан и высокий показатель социального воз­врата на инвестиции в эти организации.

В сфере гериатрии активно реализуются соглашения о ГЧП, когда муниципалитет предоставляет здание для открытия пансионата для пожилых людей и субсиди­рует нахождение в нем пожилого человека, который стоял на очереди на место в государственном доме для престарелых. Региональные департаменты соци­ального обслуживания проводят расчеты экономии бюджетных средств при одобрении таких соглашений, поэтому и в данном направлении социального пред­принимательства социальные эффекты легко оценить не только с точки зрения удовлетворенности пожилых людей и их родственников, но и с точки зрения более эффективного расходования бюджетных средств.

Гораздо сложнее, например, оценить социальный эффект от разового посещения музея, концерта, ху­дожественной выставки для конкретного человека. Поэтому проекты в сфере культуры в основном оце­ниваются с точки зрения трудоустройства в них лю­дей, привлечения туристов и, как следствие, роста налоговых сборов, а также если эти проекты имеют дополнительную, более пролонгированную образова­тельную составляющую по развитию творческих спо­собностей людей.

По-прежнему ли сохраняется интерес импакт-инвесторов и социальных предпринимателей к сфере дошкольного образования? Есть ли актуальные данные о том, какой эффект дает аутсорсинг соци­альных услуг в этой сфере?

По итогам последнего конкурса "Социальный пред­приниматель", 9 из 10 поддержанных нами проектов направлены на детское развитие и образование. Соци­альные предприниматели активно работают над тем, чтобы по всей России не осталось очередей в ясли.

Разработка финансовых и административных меха­низмов передачи государственных услуг в социальной сфере на исполнение негосударственным организаци­ям (и в том числе социальным предприятиям), конечно, является одной из возможностей развития для них. На­пример, в отдельных регионах уже внедряется меха­низм сертификатов на образовательные услуги, услуги в сфере социального обслуживания.

В качестве одного из примеров активной работы по обеспечению доступа негосударственного сектора на рынок социальных услуг можно привести Ленинград­скую область, где в реестре поставщиков социальных услуг 51% — негосударственные организации. За 2018 год объем выплат компенсаций негосударственным по­ставщикам социальных услуг составил более 460 млн рублей, в том числе за реабилитацию детей-инвалидов на основе иппотерапии, социальное такси.

Несколько лет назад социальное предпринима­тельство рассматривалось как один из эффектив­ных способов решения проблемы оттока людей из моногородов. Есть ли примеры социального эф­фекта в данном случае?

К сожалению, у нас пока недостаточно данных, чтобы судить о связи между развитием социальных предприятий в моногородах и демографической ди­намикой в них. Надеюсь, российские экономисты, занимающиеся научно-исследовательской деятельно­стью, помогут нам найти точный ответ на этот во­прос. Пока мы с уверенностью можем сказать, что социальные предприятия в малых городах способ­ствуют росту благополучия людей, дают возможно­сти для более разнообразного личностного и соци­ального развития, для общения. Такой эффект стал очевиден по итогам нашей совместной программы с ОМК в городах Чусовом и Благовещенске. Победи­тели открывали, например, спортивные клубы, про­екты по оздоровлению жителей преклонного возрас­та и в сфере экотуризма.

Когда социальные предприниматели упорны и изо­бретательны, энергичны и образованны, они завоевы­вают поддержку местного сообщества и власти, и мы получаем яркие истории, меняющие облик городов и поселков, такие как "Коломенская пастила".

Автор: Ирина Телицына

Дата публикации: 20 сентября 2019



 270   3  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно