Индекс социального прогресса: никакой экономики!

Почему в Эфиопии снизилась младенческая смертность — несмотря на очень слабую экономику? Как повлиял экономический подъем в Мозамбике на социальную сферу? И отчего США не входит в первую дюжину стран по уровню социального прогресса? Индекс социального прогресса (The Social Progress Index (SPI)) — был создан три года назад для того, чтобы отвечать на подобные вопросы и находить решение проблем. Насколько полезен и точен этот инструмент?

Подавляющее большинство традиционных экономических показателей не способны отслеживать динамику социального прогресса — отсюда, собственно, и растут ноги нового индекса. «Чаще всего видение ситуации было примерно таким: «Если мы можем улучшить ВВП на душу населения, а также обеспечить доступ этого же населения к таким-то и таким-то ресурсам, жизнь станет лучше», – говорит гарвардский профессор экономики Майкл Портер, главный разработчик индекса социального прогресса (SPI).  Этот индекс создан именно для того, чтобы оценивать исключительно социальный прогресс — отдельно от экономических показателей.  Он, по словам разработчиков, «предоставляет всем заинтересованным лицам и организациям систематизированную эмпирическую базу для разработки стратегий инклюзивного роста».

Индекс социального прогресса — основные принципы

Принципы, на которых строится индекс социального прогресса:

  1. Во внимание принимаются лишь социальные и экологические показатели, но не экономические. Только так можно определить и проанализировать связь между социальным прогрессом и экономическим развитием. Мы измеряем отдачу, а не вложения, поскольку только она имеет влияние на жизнь конкретных людей.
  2. Целостный подход, охватывающий не только все сферы жизни, но и все страны. Большинство предыдущих усилий в этом направлении было направлено лишь на беднейшие страны, что вполне объяснимо. Но знание «историй успеха» для каждой страны, включая страны с высоким уровнем дохода, очень важно для того, чтобы этот пример могли повторить и менее процветающие сообщества.
  3. Индекс должен стать практическим инструментом для правительств, бизнес-компаний, гражданских активистов, помогающим им развивать программы и стратегии, способствующие более быстрому социальному прогрессу.

Кстати, а что такое социальный прогресс? Создатели SPI составили собственное его определение, на котором зиждется весь индекс.

Итак, «социальный прогресс — это способность общества удовлетворять насущные гуманитарные нужды населения, строить базу для того, чтобы отдельные граждане и сообщества могли улучшать и поддерживать качество своей жизни, создавать условия, при которых каждый человек мог реализовывать свои насущные нужды». Насущные нужды делятся на три большие категории: базовые нужды, основы благосостояния и возможности. Сам индекс представляет собой таблицу, в которой каждая из этих областей представлена более структурированно. О ней — чуть ниже.

Прочь, «плохой капитализм»!

За SPI стоит организация Social Progress Imperative, объединяющая филантропов, политиков и социальных предпринимателей (в частности, такие организации, как  Deloitte, Cisco, Фонд Сколла). Эта группа сформировалась в 2009 году — после очередного финансового кризиса. Это было время, когда многие люди почувствовали, что капитализм просто обязан стать более инклюзивным, то есть преследовать не только корыстные, но и благородные (социальные) цели. И кто, как не сами люди бизнеса, призван сыграть в этом процессе самую важную роль, ведь они являются его неотъемлемой частью. В последующие годы число социальных предприятий значительно увеличилось, ширилась и крепла корпоративная социальная ответственность. И наконец в 2013 году Social Progress Imperative предложила миру свой индекс — SPI.

Создатели индекса верят, что традиционный экономический рост по всему миру породил то, что они называют «плохой капитализм», обладающий мизерным «социальным выхлопом». Исполнительный директор Social Progress Imperative, автор книги «Филантрокапитализм» Майкл Грин, убежден, что такой  капитализм лишь мешает социальному прогрессу, поскольку «сосредоточен на краткосрочных целях, а не на долгосрочных». Выражается это, например, в нанесении ущерба окружающей среде ради добычи полезных ископаемых, усугублении социального и экономического неравенства.

«Становится все более ясно, что модель развития, основанная исключительно на экономическом прогрессе, является неполной, – пишут создатели SPI в своем последнем ежегодном отчете. – Одного экономического роста недостаточно. Общество, которое не может удовлетворить базовые гуманитарные потребности своих  граждан, нельзя назвать преуспевающим. Необходимо расширить наше понимание успешного общества, выйдя за пределы экономических категорий. Инклюзивный рост требует как экономического, так и социального прогресса».

Измерение социального прогресса дает нам представление о том, как переводить экономические достижения в поле социальной и экологической выгоды.

Необходимо было разработать индекс, который бы «разделял экономическое и социальное», сосредотачиваясь при этом «не на том, что на входе, а на том, что на выходе». SPI акцентирует внимание на влиянии, которое та или иная политика оказывает на социальную сферу, он позволяет провести «работу над ошибками» с целью понять, почему та или иная страна недотягивает по определенным показателям. «Человеку, живущему в той или иной стране, совершенно неважно, сколько денег тратит его правительство на здравоохранение. Волнует его лишь доступность и качество медицинской помощи», – говорят разработчики. 

Статистика знает все

При его составлении исследователи задают очень много вопросов, чтобы построить профиль для каждой страны. Среди вопросов есть, например, такие: «Являются ли выборы в вашей стране свободными и справедливыми?», «Не снизился ли уровень жизни ваших жителей из-за загрязнения воздуха?». Короче говоря, этот опросник пытается собрать максимально полную статистику, которую после сожмет до удобной в употреблении и наглядной таблицы. Все показатели делятся на 53 страны по 12 компонентам — соответственно упомянутым выше трем категориям:

Базовые нужды человека

  • Питание и первоочередная медицинская помощь.
  • Вода и канализация.
  • Кров над головой.
  • Личная безопасность. 

Основы благосостояния

  • Доступ к необходимым базовым знаниям.
  • Доступ к информации и коммуникации.
  • Здоровье и комфорт.
  • Устойчивость экосистемы.

Возможности

  • Личные права.
  • Личная свобода и право выбора.
  • Толерантность и инклюзия.
  • Доступ к продвинутому уровню образования.

По каждой из этой категории индекс просчитывается отдельно — так же как и по стране в целом. Так можно выявить сильные и слабые стороны в обществе, а также определить, каким образом конкретная страна внесла (или может внеси) улучшения в определенную область.

На сайте организации www.socialprogressimperative.org эти таблицы представлены в интерактивном виде. Нажав на каждый из показателей и на индекс в целом, можно увидеть карту мира, окрашенную в цвета разной яркости — в зависимости от величины того или иного индикатора. Наведя курсор на определенную страну, можно увидеть точное значение показателя, а также ее место в общем рейтинге. Результаты иногда оказываются весьма парадоксальными, не связанными со сложившимися в обществе стереотипами.

Планета Земля: между Киргизией и Монголией

Индекс социального прогресса – 2016 охватил 133 страны, то есть 94 % населения земли. В нем также присутствуют страны, в которых анализ произведен не полностью (есть показатели лишь по 9–11 компонентам). Вместе с ними индекс охватывает 99 % населения Земли, что позволяет считать его достаточно всеобъемлющим.

Все страны поделены на шесть секций. Уровень социального прогресса может быть низким, высоким и средним, очень низким или высоким, средне-низким и средне-высоким.

Первое место по всем показателям занимает Финляндия (SPI — 90.09). В дюжину победителей входят также Канада, Дания, Австралия, Швейцария, Норвегия, Нидерланды, Великобритания, Исландия, Новая Зеландия и Ирландия.
Интересно, что считающейся наиболее эффективной, так называемой северной социальной модели придерживаются лишь пять стран из 12. Это значит, что существует больше одного пути к стабильному социальному прогрессу. Интересно и то, что передовые США в эту группу не попали, они находятся на 19-м месте — между Францией и Словенией, попав в одну группу с Уругваем, Коста-Рикой и Аргентиной.

Страны с самым низким уровнем социального прогресса — это Йемен, Гвинея, Нигер, Ангола и Центрально-Африканская Республика (втрое меньше, чем у благополучной Финляндии). 

В четырех странах из этого печального списка, согласно ежегодному отчету SPI, есть потенциал к улучшению. Например, в Йемене правительство уделяет большое внимание образованию, а в Нигере достаточно высок уровень общего здоровья — благодаря тому, что здесь мало случаев самоубийства и ожирения. Но в Центрально-Африканской Республике отмечаются крайне низкие показатели по всем трем секторам рейтинга. Чтобы улучшить положение дел здесь, необходимы скоординированные комплексные усилия по всем направлениям: здравоохранение, образование, экология, политические свободы, инклюзия.

Любопытно, что в этой подгруппе только ЦАР и Нигер относятся также к семи беднейшим странам мира. Другие самые бедные страны — Малави и Руанда, к примеру, — демонстрируют более высокий уровень социального прогресса. Это еще раз доказывает, что экономический рост не всегда прямо связан с социальным прогрессом.
Одна из последних презентаций SPI международному бизнес-сообществу состоялась нынешним летом на конференции в Рейкьявике. На конференции такие страны, как Непал и Руанда, были преподнесены в качестве «историй успеха». Они, по выражению Майкла Портера, «сделали нечто выше своих экономических возможностей». Несмотря на застой в экономике и сложные политические условия, непальская система здравоохранения оказалась лучше, чем в странах с таким же уровнем ВВП и выше. Здесь снизилась младенческая и материнская смертность, а 90 % детей были привиты всеми рекомендованными ВОЗ вакцинами. Так же обстоят дела и в Руанде.
Если можно подсчитать уровень социального прогресса для отдельных стран, городов и регионов, то отчего бы не просчитать и всю нашу планету? SPI для планеты Земля составляет 62.88 (это где-то между Киргизией и Монголией).

Индекс и социальное предпринимательство

Умы, причастные к созданию индекса, включая автора газеты The Economist и члена совета директоров SPI Мэтью Бишопа, чувствовали, что социальные предприятия нуждаются «в более совершенных методах оценки и возможности сравнивать деятельность друг друга».

Для того чтобы сломать традиционную роль «правительств как главных движущих сил социальных инноваций и создания социальных предприятий», этот индекс был «жизненно необходим». «Лишь с его помощью можно наглядно показать ту важную позитивную роль, которую играет бизнес в обществе», – говорит Бишоп.

С определенной точки зрения индекс предоставляет социальному бизнесу и предпринимателям дорожную карту. Пользуясь ей, те могут определять прогресс со своей собственной точки зрения, смотря шире традиционного разделения на частный и общественный секторы.

Несмотря на то, что выражения вроде «инклюзивный капитализм» в последнее время употребляют все с большей легкостью, чтобы обозначить наступление новой эры, когда закончена идеологическая битва между общественным и частным, создатели SPI смотрят на эти языковые изменения достаточно скептически. Индекс, по их словам, касается больше не «инклюзивного капитализма», а «инклюзии бизнеса». В эпоху, когда и социальное предпринимательство, и КСО находятся в тренде, когда бизнес органично вплетается в социальную ткань общества, индекс может явиться посредником между этими сферами жизни, внедряя бизнес-дефиниции в измерение социального прогресса.

И конструктивная критика

Конечно, есть у нового индекса и свои изъяны, и свои критики. Титанические усилия его создателей не опираться на ВВП как мерило всего и вся в конечном итоге привели к тому, что экономические категории любого вида вовсе не принимаются в нем в расчет. (Что довольно странно, учитывая, что создан он экономистами.) Разумеется, очень важно рассмотреть, как страна распоряжается своим валовым внутренним продуктом, какую часть бюджета тратит, к примеру, на здравоохранение.

Авторы SPI говорят, что это первый индекс, который не просто действует независимо от ВВП, но при этом является дополнением к нему. Нам кажется, что эти величины со временем должны стать одинаково важными.

«Предыдущие попытки полностью исключить ВВП  из исследований успехом не увенчались, поскольку возникла путаница между экономическими и социальными показателями», – признают разработчики, добавляя, что с каждым годом индекс модернизируется. Ведь над его составлением работает огромный штат людей, получающих от наблюдателей и представителей в разных странах и регионах обратную связь. Количество стран, статистика по которым входит в индекс, тоже увеличивается с каждым годом.

Как бы то ни было, SPI — часть новой реальности, в которой просто бизнесмены и социальные предприниматели будут играть значительно большую роль в социальном развитии, а не только являться создателями материальных благ.

Подготовила Екатерина Савостьянова

Источники: www.socialprogressimperative.orgwww.socialprogressimperative.org

Дата публикации: 10 августа 2016

#social investing

 960   71  
Вам может быть интересно