Рынок перемен

Продолжаем серию публикаций из спецномера журнала Forbes, посвященному импакт-инвестированию и социальному предпринимательству. Номер был подготовлен изданием совместно с Фондом "Наше будущее".

Прибыльный бизнес прочувствовал значи­мость импакт-инвестирования и вкладывает в эту сферу десятизначные суммы.

Капиталистов всех стран с незапамятных времен упрека­ли за корыстный постулат "Деньги должны приносить деньги". Бизнесмены в ответ жертвовали на благотворительность, а потом стали создавать и соответствую­щие фонды. Наиболее прозорливые — как-никак поло­жение обязывает — придумали эндаументы, у которых на филантропию идет доход от управления определен­ными средствами. Но, как ни крути, в любом случае получается точка затрат, а не прибыли. Добро добром, но как оценить эффективность вложении в отсутствие привычных финансовых показателей?

Когда владельцы капиталов обнаружили, что есть направление, где можно получить если не прямую, то косвенную выгоду от затрат на социальные нужды, то возникло импакт-инвестирование. Оказалось, есть совершенно особая категория предпринимателей, го­товых тратить свое время и наличные ресурсы на де­ятельность, не позволяющую разбогатеть, но зато решающую многие социальные проблемы, и часто эти предприниматели находят более эффективные методы решения социальных проблем, чем ставшие привычными в практике государства и благотвори­тельных организаций. У импакт-инвесторов появи­лось лишь одно главное требование к ним — наличие устойчивой, как минимум окупаемой бизнес-модели. Иначе не достигнуть целей инвестирования, да и са­мого социального проекта.

Но поборникам изменения мира к лучшему и не понадобилось объяснять, зачем она нужна. Мухам­мад Юнус, один из пионеров социального предпри­нимательства, создал в 1976 году микрофинансовый Grameen Bank для того, чтобы поддерживать бедных, а не зарабатывать на их нуждах. При этом банк стал успешным предприятием с коммерческой точки зре­ния — его чистая прибыль в 2017 году превысила $27 млн. Все дело в той самой устойчивой модели: чтобы помогать, нужно твердо стоять на ногах и четко рас­считывать свои силы. Тогда будут и ресурсы — хоть собственные, хоть внешние.

"Фишка" социального бизнеса в том, что чем больше ты заработал денег, тем большему количеству людей помог. А если не заработал, то и не помог", — уверена Мария Бондарь, совладелица петербургской туристи­ческой фирмы для инвалидов "Либерти". Она полу­чила на развитие своего проекта беспроцентный заем от Фонда "Наше будущее" — первого в России, специа­лизирующегося на импакт-инвестировании. По словам его директора Наталии Зверевой, те люди, в которых нет предпринимательской жилки, конкурс не пройдут: "Идея бывает хорошая, а как заработать — непонятно, и ее можно осуществить только в рамках чистой благотворительности".

Исследовательская группа НИРКОН, изучая цен­ности и мотивы российских социальных предприни­мателей, выяснила: большинство считает наиболее важными признаками такой деятельности исполь­зование подходов, присущих прибыльному бизнесу (41% респондентов) в сочетании с первенством соци­альной миссии над коммерцией (40% респондентов). На третьем месте то, что обеспечивает финансовую эффективность и конкурентоспособность, — новатор­ство, инновационность в комбинировании социальных и экономических ресурсов для решения социальной проблемы (38% респондентов — отрыв мизерный, и потому разницу можно даже не считать).

Прибыльный бизнес во всем мире уже прочувство­вал значимость импакт-инвестирования и вкладывает в эту сферу десятизначные суммы. Учредитель фон­да "Наше будущее" Вагит Алекперов советует в рам­ках корпоративной социальной ответственности со­вмещать традиционные благотворительные проекты с социальным предпринимательством. Вернувшиеся к инвестору средства от таких предприятий можно вкладывать дальше, тем самым расширяя социальное воздействие своих вложений. "За короткое время это явление, использующее традиционные рыночные ме­ханизмы для решения сложных социальных задач, уже успело продемонстрировать свою высокую эффектив­ность", — отмечает один из крупнейших нефтепро­мышленников России. У капиталистов и энтузиастов общественного развития в реальности есть точка со­впадения взглядов, и описать ее можно еще одним классическим правилом бизнеса: "Деньги должны ра­ботать". На пользу людям, разумеется.

 

Фото: shutterstock

Автор: Иван Просветов

Дата публикации: 27 сентября 2019



 178   2  
Хочешь получать свежие новости?
Подписаться
Вам может быть интересно